Буря в сосновом бору

13:39
729
views

Город еще долго будет отходить от последствий урагана, который натворил много бед в Кропивницком 17 октября. На этот раз мы побывали на северо-восточной окраине города, где смерч раскрыл крыши на комплексе трехэтажек по улице Минской, 74, и в Лелековском сосновом массиве, где стихия выкорчевала деревьев на площади около 5 гектаров.

На самом деле только в лесу начинаешь понимать, каких последствий удалось избежать жителям города потому, что вся мощь ураганного ветра обрушилась сюда, а не на густонаселенные кварталы. Этот массив был засажен соснами около полувека назад. Он находится с левой стороны вдоль дороги, разделяющей новую застройку и собственно зеленую зону, правда, между застройкой и дорогой есть небольшой пустырь, поросший тополями, им тоже досталось. Но основной удар пришелся на сосновый бор. Видно, что сначала смерч как бы присматривался к нему, потому что лесоповал начинается с нескольких деревьев вдоль линии электропередач, чтобы через полкилометра ударить со всей беспощадностью. Здесь и случился настоящий апокалипсис – уничтожены сотни деревьев на участке 200 на 500 метров или около того.

Сосны, большинство диаметром до полуметра, были уничтожены самыми разнообразными способами. Некоторые, вывороченные с корнем, лежат на месте, но многие были вырваны и перенесены ветром на несколько десятков метров. Часть деревьев расколоты вдоль ствола, некоторые перекручены, будто их выкручивали, как вещи после стирки.

Удар ветра был настолько мощным, что часть деревьев были сломаны пополам, как спички, причем на разной высоте – от полуметра до 5 метров над землей, будто их скосили гигантской косой! Даже страшно подумать, что случилось бы, если бы эта мощь ударила по городу… Конечно, досталось и городу, то есть частному сектору на Балашовке и Лелековке, тем более удивительно, что обошлось без человеческих жертв.

Сразу скажем, что этот массив высаживался не для производства строительного материала, поэтому большинство этих сосен не относятся к категории деловой древесины, а если добавить к этому и полученные повреждения, то очень сложно надеяться получить какое-то количество пиломатериала для дальнейшего использования, тем не менее, и тут нужны учет и контроль.

Мы связались с главным инженером КП «Благоустрій» Виктором Ивашиной. Он рассказал, что 6 ноября планируется выезд на место комиссии для детального обследования поврежденного массива. До этого все силы коммунальщиков были брошены на уборку поваленных деревьев в пострадавших районах: «Ми лише два дні тому завершили вивіз поламаних дерев з приватного сектору, чим займалися з 17 числа. Цьому масиву більше 50 років. Для відновлення потрібно спочатку все випиляти та прибрати, затрати великі, а якщо говорити про корчування залишків, то затрати зростатимуть в рази. Можна обійтися і без цього, тобто засаджувати нові дерева поряд з пеньками. Якщо говорити про посадку, то молоденькі дерева потрібно саджати на відстані близько 5 метрів одне від одного, по соснах можна трішки частіше. Думаю, що в цьому році нам вдасться лише навести там лад, адже це складно, потрібні техніка, люди, ресурси, а вже з наступного року будемо працювати над залісненням, адже саджанці потрібно закупити, підготувати під посадку й так далі. У скільки це обійдеться, наразі казати складно, бо потрібні висновки комісії».

Надо думать, что специалисты разберутся и на месте уничтоженных смерчем деревьев посадят новые, которые будут радовать своей тенью и чистым воздухом уже наших потомков. А может, и спасать их, как этот лесной массив, возможно, спас от беды жителей близлежащих улиц, приняв на себя страшный удар стихии.

В номере «УЦ» от 29 октября, в материале «Дах над головою», мы писали о работах по ликвидации последствий стихии на Старой Балашовке и Лелековке. Но досталось не только одноэтажной застройке, под удар попал и комплекс трехэтажек по улице Минской. Исполком выделил для ремонта крыш этих домов полмиллиона гривен, и мы видели, что рабочие уже приступили к завершающей стадии восстановления – укладке новой кровли.

Рядом с домом, возле палисадника, следы бури до сих пор убирают жители дома. Лариса Валентиновна Юхачева выходит каждый день: «Деревья вокруг были поломаны, одно с корнем вырвало вон оттуда и принесло вот сюда. И крыша валялась здесь. Не только деревья, но и столбы покорежило. Я теперь понимаю, почему в Америке люди страдают от торнадо. Я как раз легла отдыхать, а оно как ударило! Очень страшно было, что-то гудело, думали, что повылетают окна, меня сын не пускал посмотреть. На доме сорвало и побило крышу, на верхних этажах разбило окна, не было электричества и газа. Сейчас уже поставили новые стропила, накрыли пленкой. Нам очень помогла городская власть, наверное, за эти деньги ремонтируют крышу, и волонтеры тоже помогали, кормили бесплатно, носили еду».

Сейчас уже почти ничего не напоминает о разрушениях и по Холодноярской, разве что под новыми крышами стены домов буквально иссечены осколками черепицы и кирпичами. Большинство домов вдоль улицы своими новыми крышами больше напоминают новостройки. Заканчивают перекрывать крышу и на доме Владимира Васильевича Сасского, по Холодноярской, 59. Мы были здесь раньше и видели, что все окна и двери были выбиты, крыши практически не было. Сейчас все изменилось, окна вставлены, газопровод восстановлен, сам хоязин помогает строителям: «Був тут і мер Райкович, був і його заступник Мосін Олександр. Це вони допомогли нам. Прийшов інженер з фірми „Єлизавет”, все обміряв, прислали бригаду й роблять. Мені не фінанси потрібні, оце ось справжня допомога. І матеріали теж – усе вони організували. Це мені обійшлося б тисяч у 60 гривень, якщо не більше. Вікна допомогли вставити з педуніверситету, там дружина працювала. Пам’ятаєте, все оце, де ми зараз, було засипане склом, тепер поставили склопакети нові, це допомога з університету. І з цього боку, з вулиці, вікна теж вони поставили. Я вже трішки одійшов, така допомога! Я вже хоч почав спати вночі, а то й не спав, все думав, що ж воно буде? А тепер, ось бачите, хлопці роблять. І по вулиці також, бачите, допомагають з ремонтом будинків. Щоб самі – то не справилися б ні за що!»

Глядя на то, что было и что сделано, понимаешь, почему люди не могут сдержать слез, когда вспоминают о помощи: «Спасибі меру та Мосіну, що допомогли, поставилися до нас по-людському. Я писав заяви, а потім подзвонив в міську раду, і Мосін сам приїхав. Спасибі їм. Я, чесно кажучи, з двору ще й не виходив, але тепер вже легше, коли так зроблено. В самій хаті – то вже таке, самі впораємося».

Что к этому можно добавить, кроме того, что говорят люди? Только то, что город остался с бедой один на один и справился. Конечно, не помешает и даже нужна помощь от государства, потому что все делалось за счет городского бюджета и благотворительного фонда «СМАЙЛ». Напомним, что, по предварительным оценкам, ущерб составил больше 22 миллионов гривен. Деньги, как говорят, и городской казне совсем не лишние, особенно если учитывать остальную острейшую проблематику. Напрягает то, что помощь от государства нужна была немедленно, еще вчера, но не факт, что деньги появятся хотя бы послезавтра. Получается почти по поговорке: на «уряд» надейся, но сам – не плошай!