Доктор Кузьмович. Он был нужен всем

13:23
3196
views

Заведующий одной из поликлиник областного центра. Авторитетный, влиятельный, решающий проблемы сотен людей. Доступный, не разделяющий пациентов по «достатку» и «сословию». Любящий жизнь и все, что его окружает. Отдающий себя работе в ущерб семье, «горящий» на рабочем месте и не мыслящий себя в иной ипостаси… Таким был Заслуженный врач Украины Григорий Иванович Кузьмович.

Родился 18 июня 1944 года в селе Липняжка Добровеличковского района. Детство было тяжелым, голодным. С девяти лет его воспитывал отчим, который так тепло относился к мальчику, что не все родные ведут себя таким образом. Отец гордился сыном, сын – отцом, который работал в колхозе главным бухгалтером.

Окончив десятилетку в 1961 году, Григорий Иванович поступил в одесское медучилище. Почему выбрал медицину? Решение было принято спонтанно, уже в десятом классе. Мама не возражала против выбора сына, хотя в семье медиков не было. Напутственными словами перед отъездом сына была просьба мамы: «Гриша, если не поступишь, возвращайся в село окольными путями, чтобы мне не было стыдно перед односельчанами». Но парень поступил и окончил училище с отличием.

Сохранилась характеристика, написанная директором медицинского училища №3: «Уже в начале учебы, когда группа была послана на сельхозработы, проявил себя чрезвычайно дисциплинированным и добросовестным. Занимается Кузьмович ровно, без скачков, и в основном на “отлично” и “хорошо”. Имеет наибольшее количество пятерок в группе»…

Получив диплом фельдшера, Григорий Иванович подал документы в мединститут. Первый экзамен сдал на «тройку» и не стал дальше испытывать судьбу – забрал документы и вернулся домой. Осенью его призвали в армию. Три года в воинской части на Урале служил фельдшером. Но приходилось выполнять и функции врача – часть стояла в лесу. Когда демобилизовался, уже была окончена вступительная кампания, поэтому в институт он не попал и стал работать в ФАПе в родном районе. И только на следующий год осуществил мечту – поступил в Одесский медицинский институт имени Пирогова на лечебный факультет и по результатам только одного экзамена.

В 1974 году выпускник мединститута по распределению приехал в Кировоград. Год интернатуры в областной больнице, после чего стал работать терапевтом в 3-й городской поликлинике. Если помните, она находилась на втором этаже углового здания на перекрестке нынешних Дворцовой и Большой Перспективной. На первом этаже тогда была стоматполиклиника.

Главным врачом больницы был легендарный Михаил Маркович Мединский, который в Кузьмовиче увидел потенциал руководителя и предложил занять должность заместителя главврача по поликлинической работе. Приняв предложение, Григорий Иванович буквально через три дня пошел от нее отказываться. Сказал, что это не его, что хочет быть просто участковым терапевтом. Но главврач рекомендовал своему заместителю не паниковать, не малодушничать, а продолжать работать. Заверил, что у того все получится. И получилось. С легкой руки и благодаря проницательности Мединского Кузьмович в течение 38-ми лет был руководителем 3-й поликлиники.

Ему поступало много предложений, в том числе на более высокие должности: возглавить поликлинику областной больницы, горздравотдел, стать главврачом 3-й больницы… Но он остался верным делу, в которое погрузился целиком и полностью. Тем более, что перед ним была поставлена масштабная и серьезна задача – строительство новой поликлиники, на что ушло десять лет.

В город тогда привезли московские проекты поликлиник, по которым практически одновременно были построены 3-я, 5-я, 1-я и детская поликлиники.

Это было детище Григория Ивановича. «Мне иногда казалось, что он поликлинику любит больше, чем нас с детьми», – вспоминает супруга Зоя Николаевна. А он и правда был не просто ответственным руководителем, а любил свое дело, хотел, чтобы его поликлиника была лучшей, образцовой не только по лечебным показателям, но и по функциональности, оснащенности, ремонту. При выделении из бюджета мизерных средств главврач находил возможность постоянно развивать и улучшать свое детище. Ему в этом помогали руководители предприятий и фирм, которые оплачивали счета на краску, линолеум, шторы. Коллеги говорят, что он был стержнем, вокруг которого все и всё вращалось. И между собой называли его «батько»…

Григорий Иванович за время работы более двадцати раз был на курсах и конференциях как по терапии, так и по организации здравоохранения. И относился к учебе не формально, а со свойственной ему ответственностью. Вот всего один пример. Очередные курсы были в Ленинграде. На выходные к нему приехала Зоя Николаевна – хотелось посмотреть город. А ее родной брат пригласил пару на рыбалку в Североморск. Уже в аэропорту, покупая билеты, Григорий Иванович вдруг отказался от поездки. Обратный рейс был в такое время, что ему пришлось бы в понедельник пропустить занятия. Согласитесь, это очень показательно.

С Зоей Николаевной Григорий Иванович познакомился на работе. И это была любовь с первого взгляда. И это был для каждого из них второй, но крепкий и счастливый, брак. У каждого было по двое детей. Создав семью, они вдруг стали многодетными родителями: все четверо росли в одном доме, получая равные порции любви от мамы и папы. Все дети получили высшее образование, сегодня – состоявшиеся взрослые люди. У Кузьмовичей девять прекрасных внуков…

Когда стало подводить здоровье (после двух микроинсультов), главврач оставил работу. В мае 2013 года он написал заявление. Решение далось ему непросто, он был полон идей и желания продолжать свою деятельность в родной поликлинике, но перевесило здоровье, которое надо было поберечь, чтобы подольше оставаться рядом с семьей. Без работы он прожил еще семь лет. Хотя есть мнение, что если бы он не уволился – прожил бы дольше, потому что ему стало не хватать того ритма, в котором он провел почти сорок лет. Но наверняка сказать уже никто не сможет. Третьего декабря прошлого года Григория Ивановича не стало…

Но осталась память. А вспомнить есть что.

Он очень любил рыбалку. Туда, за город, на берег речки его тянула тишина. Он родным так и говорил, что едет не за рыбой, а за тишиной. Хотя рыбачить умел и любил с детства. Но при этом был компанейским и легким на подъем. Регулярно ездил на встречу выпускников школы – в Липняжку и института – в Одессу.

Заслуженный врач Украины никому из близких не доверял прополку на огороде. Брал тяпку и с раннего утра ехал на огород. Говорил, что эти навыки приобрел в детстве, когда помогал маме полоть «буряки». И на даче любил время проводить: обрезал деревья, кусты. Тоже умел и делал это собственноручно, хотя мог кого-то нанять.

У сильного, статного, харизматичного Григория Ивановича была своя слабость – он любил красивую обувь и одежду. Объяснял это тем, что в послевоенном детстве был этого лишен, и в память врезалось, как он носил распарованные калоши: правая была из одной пары, а левая из другой. Зная эту слабость, родные всегда угадывали с подарком. Он радовался новой сорочке, галстуку, серьезно относился к покупке костюма, пальто, ботинок. И был одет всегда с иголочки, и выглядел импозантно.

Под его кабинетом всегда была очередь из людей, нуждающихся в помощи. И он никому не отказывал. Причем просьбы к нему были и как к врачу, и как к отзывчивому человеку – что-то в семье случилось, проблемы с работой или с учебой детей. Он знал все о каждом сотруднике поликлиники. При встрече интересовался, как дети, родители, внуки. И ему рассказывали все, как отцу.

Да, у него были большие связи, как принято говорить. Но он их использовал исключительно для решения проблем других людей и для работы. Как-то купили прочный и дорогой линолеум, чтобы постелить на седьмом этаже поликлиники. Огромный рулон занести внутрь помещения не представлялось возможным. Но резать его на куски Григорий Иванович был категорически против – никаких стыков! Воспользовавшись связями, договорился, и ему выделили машину с вышкой, с помощью которой рулон был поднят на уровень седьмого этажа и подан в окно. До сих пор линолеум там лежит, и на нем нет ни трещинки.

Он был всем нужен, и ему все были нужны. Когда семья получила квартиру, новоселье делали в два захода – все не помещались. Его юбилеи отмечали многолюдно, с поэтическими посвящениями. До последних дней поддерживал отношения с родственниками, созваниваясь с ними и справляясь об их здоровье, домашних делах. И все обо всех знал в подробностях.

О его характере и значимости можно судить как по масштабным проектам, так и по мелочам. С его уходом стало понятно, как много зависело от него, насколько он оберегал родных. Например, однажды он принес домой несколько своих портретных фотографий. На вопрос близких, что это за портрет, пошутил: «Когда я умру, чтоб вы не искали фото для портрета. Вот уже готовый». Это было за много лет до его ухода из жизни.

Григория Ивановича можно было порадовать сборником анекдотов – очень их любил. И не так рассказывать, как слушать и читать. И Жванецкого обожал. Чехов был любимым писателем. Да вообще он любил жизнь. И можно с уверенностью сказать, что это было взаимно.