Дмитрий Кононченко: «Ехать стоило однозначно»

16:58
1872
views

В нашем городе всегда любили и уважали тренеров детских футбольных команд. Может, в других местах и других видах спорта такое тоже есть, но в Кропивницком-Кировограде это было особенно заметно. Их уже смолоду начинали звать по отчеству, в любой компании находились либо их ученики, либо родители учеников. С ними советовались о будущем детей и огорчались, когда хороший тренер по какой-то причине покидал город. И всегда радовались их возвращению домой.

Дмитрий Кононченко – кировоградец, закончил 34-ю школу и с детства увлекался футболом. Поиграл в «Зирке», потом уехал в Донецк, пробовать свои силы в «Шахтере» и заодно учиться там в институте физкультуры и спорта. Вернулся в Кировоград в 2008-м, начал тренировать 6-летних малышей и довел их, уже юношей, до выпуска. Летом 2019-го ему предложили поработать в Китае, и он согласился.

 

– Дима, почему Китай? Что вас, взрослого, состоявшегося человека, сподвигло уехать в Поднебесную?

– Очень приятно, что дома не забывают. Почему Китай? А почему бы и нет, подумал я в самом начале всей этой истории в 2019 году. Тем более, что давно хотел попробовать поработать за границей. А в китайском филиале туринского футбольного клуба «Ювентус» уже два года работал мой коллега из Харькова Роман Москаленко, собственно, он и предложил попробовать применить свои знания в Поднебесной. Обговаривали мы это несколько раз, и в итоге я отправил потенциальным работодателям свое резюме… Но в то же время я очень хотел довести своих ребят из «Зирки» 2002 года рождения до выпуска, поэтому конкретное решение откладывалось. Да и расстояние, если честно, тоже немного пугало. Тем более, что у меня уже было приглашение на работу из Польши. Это все-таки поближе к нам и географически, и ментально. Но, возможно, магия самого слова «Ювентус», а может, тяга увидеть и узнать что-то совсем новое, сыграли решающую роль, не знаю. Но, как бы там ни было, в начале лета со мной связались сотрудники гонконгского офиса «Юве», я прошел собеседование и принял решение лететь в Китай.

– Долго готовились? Долетели без приключений?

– Подготовка заняла практически все лето. Процесс получения рабочей визы КНР очень непростой и довольно-таки затратный. Необходимо предоставить множество документов, перевести их на китайский язык, заверить в консульстве КНР в Киеве, подписать контракт, пройти медицинское освидетельствование, получить разрешение на работу от местных органов власти. Короче, сложных моментов много. Мне предложили собрать весь пакет документов и прилететь в Китай по туристической визе, а уже там на месте получить все разрешения и подаваться на рабочую визу в Гонконге. Так делали до меня все тренеры, поскольку главный итальянский офис «Юве» находится именно в Гонконге. Но, забегая немного вперед, отмечу, что этот путь не стал моим, и мне пришлось искать свой.

Где-то в середине августа начал подыскивать подходящий перелет. Тоже непростая задача, поскольку мне нужно было еще завернуть по пути в Италию, простая формальность, но все же. Я выбрал рейс Киев – Рим – Абу-Даби – Ченду. С длинной стыковкой в Риме, это было идеально для меня. Хорошо, что тогда еще мы не знали слова Covid, варианты маршрута были разнообразными, а цены адекватными. Так началось мое путешествие в другой мир.

Приключения начались с веселого случая в Жулянах при регистрации багажа. Мой чемодан был зарегистрирован напрямую до Ченду, и парень на стойке, когда клеил мне бирку, начал зачем-то читать вслух Kiev – Roma – Abu- Dabi – Chen… чен… чен, потом просто посмотрел на меня и сказал:

– А где это? Ну, короче, вам багаж аж там забирать…

Хорошо, что я погуглил информацию до поездки и уже знал, что Ченду – это огромный современный мегаполис, столица провинции Сычуань, а то бы эта фраза не давала мне покоя весь перелет. А так все прошло хорошо. Рим – это Рим, Вечный город. Абу-Даби обдал меня жаром пустыни. А вот уже на подлете к Ченду, когда самолет заходил на посадку, я увидел серое, дождливое небо, и, видимо, увидев мое лицо, сидящая у окна соседка произнесла: Typical Sichuan weather… Да, из первых моих десяти дней в Сычуане дождь переставал идти всего несколько часов.

Как уже говорил, прилетел я в Китай по туристической визе, и все шло к тому, что получать рабочую буду в Гонконге. Но тут в мой визовый процесс вмешалась политика… Как раз в сентябре-октябре 2019 года в Гонконге проходили массовые протесты, доходившие до серьезных столкновений с полицией. По этой причине консульство приостановило прием иностранных граждан на неопределенный срок. Для меня это стало шоком: туристическая виза заканчивалась, а на рабочую податься не было возможности. Пришлось изучать все возможные варианты, и в итоге приняли решение отправить меня назад в Украину, чтобы я смог податься на рабочую визу в киевском консульстве. Хорошо, что компания оплатила перелет, хотя предложенный маршрут меня не совсем устроил, и я решил немного его изменить, доплатив разницу в стоимости билетов. Но зато у меня появилась возможность заскочить на денек в Катар и самому посмотреть, что же там готовят шейхи для ЧМ-2022. Очень хочется туда еще раз вернуться, но уже в качестве болельщика нашей национальной сборной!

В Киеве все прошло гладко, оригиналы всех необходимых документов и рекомендательные письма были у меня на руках. И в начале ноября я во второй раз отправился в Ченду уже по рабочей визе.

– Это не первое интервью «УЦ» с китайскими «кировоградцами», и буквально все наши земляки говорили о культурном шоке. Расскажите, как проходила адаптация?

– Есть такая поговорка «Что русскому хорошо, то немцу смерть». Что тогда говорить о нас и китайцах?

На вещи, которые неприемлемы у нас, там никто даже не обратит внимание. Это касается как некоторых аспектов гигиены, так и бытовых вопросов, и особенно воспитания детей, которым они позволяют все. Есть еще такая, чисто китайская тема, как полный игнор какой-либо нестандартной ситуации. Часто бывает, что при виде иностранца, который что-то пытается спросить, местные товарищи просто разворачиваются и уходят. И это не оттого, что они не любят иностранцев, нет. Как мне объяснили, это потому, что они очень застенчивые и боятся, что просто не смогут помочь. Хотя иногда бывает так, что внимание к иностранцам уж очень чрезмерное, и это напрягает.

Конечно же, культура и менталитет сильно зависят от города и региона. Китай – огромная, быстро развивающаяся, современная страна. В больших мегаполисах, таких, как Пекин, Шанхай, Шенжень или тот же Ченду, отличия не так заметны, да и к иностранцам уже давно привыкли. А вот в глубинке, если немного удалиться от традиционных туристических мест, то можно, конечно, прочувствовать весь местный колорит, как говорится, наощупь.

Меня, например, поразило, что в домах в Сычуане нет никакого отопления. Климат хоть и достаточно теплый, но зимой температура по ночам опускается до нуля. Это то еще испытание! До меня в нашей академии работал тренер из Греции, так вот он не выдержал этой особенности и не доработал свой контракт до конца. А меня предупреждал, что я понятия не имею, на что иду, и пойму все, когда промерзну до костей. Местные просто ходят в пуховиках, как на улице, так и в помещении, говорят, даже спят иногда в них. Я сам  видел, как вся семья собирается перед телевизором в куртках, шапках и войлочных сапогах. И ничего, сидят, пьют чай и кайфуют…

Можно, конечно, купить обогреватель и греться, мы так и делаем, но местные говорят, что это ни к чему…. Им и так хорошо.

– Как обустроились на новом месте?

– С этим проблем не возникло. Компания снимает тренерам квартиры. Есть сотрудник, который помогает решать возникающие бытовые проблемы.

Наша академия находится в городе Мэйшань. Это довольно-таки крупный город, хотя по китайским меркам все же маловат. Население порядка 3 млн человек, но город довольно растянут и разбит на пять районов. Мы живем и работаем в дистрикте Дунпо. От нас до международного аэропорта Ченду Шуанлю около 70 километров. Это полчаса на поезде или час на машине. Район очень зеленый, много парков. Известен тем, что здесь почти тысячу лет назад родился и долгое время жил великий поэт, литератор и государственный деятель династии Сун – Су Дунпо. Тут находятся его дом-музей, даосский храм, куда он ходил молиться, и разбит красивый парк, названый его именем. История города насчитывает более тысячи лет. Когда-то это был большой рынок на пути из Ченду в Тибет, здесь продавали чай, пряности, ковры и шерсть яков. Века идут, меняются поколения, но все это время здесь кипит жизнь, ведется торговля…

– Расскажите немного о вашей работе. Из чего, собственно, состоит ваш рабочий день?

– Академия Juventus Meishan как филиал туринского «Ювентуса» открылась четыре года назад. Это официальный филиал академии итальянского гранда. На открытие приезжали представители клуба и даже такие звезды туринцев, как Эдгар Давидс и Фабрицио Раванелли. Команды выезжали на клубные турниры в Турин, а тренеры – на семинары и обучение. Но все это было еще до меня. Пандемия, конечно же, внесла свои коррективы. Хотя недавно туринцы организовали онлайн просмотр матча «Лацио» – «Ювентус», и в перерыве мы немного пообщались с новым спортивным директором клуба Давидом Трезеге. Дело в том, что в Ченду базируется самый большой фан-клуб «Юве» в Китае, наверное, и локация для нашего филиала была выбрана по этому критерию.

Мой контракт здесь рассчитан на два года. В академии я отвечаю за команду 2007 года рождения. Сейчас это возраст U 14, и это самая старшая возрастная группа у нас. В принципе, если говорить о работе, то у меня все тот же круг задач, что был и в Украине. Это  и подготовка тренировочных программ и циклов, и непосредственно проведение самих тренировок, и, конечно же, анализ тренировок и матчей. Так из недели в неделю.

Этот проект мы ведем совместно с государственной администрацией города Мэйшань, занимаются дети здесь абсолютно бесплатно, с понедельника по пятницу. Также здесь у нас есть возможность отобрать в команду наиболее талантливых детей. А по выходным дням наша академия проводит еще и платные тренировки и мероприятия уже для всех желающих вне зависимости от уровня и возраста. Это уже чисто коммерческий проект. Со мной в паре работает помощник-переводчик, что немного облегчает коммуникацию. Общаемся мы на английском языке. Но я бы не сказал, что всегда все проходит гладко, курьезных эпизодов хватает. Но в этом и особенность работы в Китае.

– Дима, а что такое китайский футбол? Что вы о нем знали до отъезда и что увидели вживую?

– Честно говоря, до отъезда слышал о китайском футболе то же, что и любой футбольный специалист или болельщик. Есть Суперлига и богатые клубы, куда приглашаются опытные футболисты и экс-звезды за сумасшедшие деньги, и есть еще первая и вторая лиги, где уже больше играют местные ребята, и условия там поскромнее. Вживую все примерно так и выглядит, но, поскольку я больше соприкасаюсь с детско-юношеским футболом, то тут специфика вот какая.

Китай – огромная страна с огромным населением. Что говорить, если население только Сычуани под 80 млн человек, а по территории Сычуань не уступает нашей Украине. И это только одна провинция, а их в КНР аж 23! Везде есть свои нюансы, но могу рассказать о том, как работает система, на примере Сычуани.

Итак, в каждом большом городе есть футбольная школа или академия, где-то частные, где-то государственные, а где-то совместные, как у нас. Между этими школами проходят соревнования, которые раз в год – летом – заканчиваются большим финальным турниром. Выиграть этот турнир очень престижно, но все дело в том, что в финальном турнире принимает участие и сборная провинции, которая в нашем случае базируется в Ченду.

Система работает так, что я, как тренер, могу отобрать перспективных ребят из более слабых школ нашего города в свою команду, но и тренеры из сборной команды провинции отбирают себе футболистов уже из всех команд по итогам финального турнира. И уже потом на базе этих сборных провинций формируют юношеские сборные Китая.

Система очень запутанная, но хочу отметить, что на последнем таком турнире мои подопечные заняли 4-е место, чего никогда ранее командам из Мэйшаня не удавалось. Я думаю, несложно догадаться, кто выиграл турнир. И сразу троих ребят из моей команды берут на зимний отбор в сборную провинции. С одной стороны, это здорово для pебят, но с другой… Наше руководство уже требует медалей и намекает, что от этого будет зависеть и дальнейший контракт.

Так работает система. А если коснуться непосредственно самого тренировочного процесса, то могу отметить следующее. Мои ребята могут идеально и долго повторять несложные специальные упражнения, но если я попрошу их додумать что-то самим, сымпровизировать, то тут все и ломается. Я, если честно, до сих пор не решил эту проблему. И мой помощник советует, что лучше идут упражнения «попроще и подольше». Так что вот такая специфика…

– Приходилось слышать не раз, что китайцы приглашают лучших тренеров со всего мира, а затем на их багаже, но уже со своими тренерами выходят в чемпионы по гимнастике, плаванию… Будем ждать китайцев в лидерах мирового футбола?

– Доля правды в этом есть. Китайцы вообще мастерские подражатели. Есть у них талант перенимать все лучшее из мировой практики, и учатся они быстро. Но я подметил такую особенность – они очень сильны в индивидуальных видах спорта, таких, как те же гимнастика и плавание, но вот в командных это как-то не срабатывает… Вот вам и еще одна загадка ментальности, ведь они умеют работать в команде. Я просто поражаюсь, как они быстро и споро, например, строят жилые комплексы, дороги. Но в футболе это не срабатывает. Я частенько смотрю матчи китайской Суперлиги и знаю, о чем говорю. Все стараются тянуть одеяло на себя, слабая командная мысль.

Может, все дело в том, что они только лишь хорошие исполнители и, чтобы добиваться результата, им нужно иметь перед собой детально прописанный план, так сказать, от «а» до «я», без права на отклонение в сторону. Но футбол ведь еще и игра импровизации, а не слепое выполнение установок и схем. А современный футбол – это импровизация в командных действиях. Одних схем уже недостаточно, как и индивидуальности, пусть даже «звездной».

Посмотрите на тех же бельгийцев, французов, немцев. Немцы изменили когда-то подходы в детско-юношеском футболе, и это дало свои плоды через несколько лет. В Китае же, хоть и нанимают иностранных тренеров, не очень хотят менять подходы. Плюс Китай, в принципе, не футбольная страна, ну нет здесь такой футбольной культуры, как в Италии или у нас в Украине. Если спросить родителей, что они предпочтут – вызов в юношескую сборную Китая или поступление в престижный университет, то 100% выберут второе.

– Как вы общаетесь со своими воспитанниками? И чем они отличаются от украинских сверстников? Какие подходы работают с китайскими детьми?

– Больше общаюсь через помощника. Но уже выучил основные рабочие слова и фразы на китайском. В принципе хватает, но донести что-то большее, конечно, хотелось бы, а… Иногда чувствуется языковой барьер. Приходится включать импровизацию и язык жестов, мимику. Главное – относиться ко всему с юмором, и проблем не будет. Дети везде дети. Раньше часто слышал мнение, что китайские дети очень трудолюбивые и дисциплинированные. На поверку это оказалось мифом. Теперь я точно знаю, что наши намного собраннее. Да и желания отдавать все силы футболу у наших детей побольше.

– Есть такое журналистское выражение «конспекты Лобановского», помните? Чьими, образно говоря, конспектами вы пользуетесь?

– Кировоград всегда выделялся своими тренерами и футболистами. Что-то такое есть в нашем городе, некий феномен. Я всегда буду помнить ту теплоту и искреннюю любовь, которой делился с нами, еще совсем детьми, Виктор Михайлович Третьяков. Царствие ему Небесное. Дома у моих родителей до сих пор где-то хранится вырезка из газеты – «Самый опытный тренер – самому юному воспитаннику», где Михалыч в перерыве матча вручает мне членский билет и абонемент на домашние игры «Зирки». Вадим Всеволодович Даренко научил ответственности и принципиальности. Александр Анатольевич Фундерат очень помог при переходе из юношеского во взрослый футбол. Но не только кировоградские тренеры повлияли на мое мировоззрение. Мне повезло, что в моей футбольной жизни встретился Валерий Анатольевич Гошкодеря, тоже наш земляк, очень честный и порядочный человек и вдумчивый специалист. Благодаря ему я оказался в свое время в Донецке. Очень жаль, что он так рано ушел из жизни. Уже в Донецке были и Юрий Беличенко, и Анатолий Юрьевич Скирчук. Интересный период был и под руководством одиозного Заи Авдыша в Житомире, хотя тогда так мне не казалось. А насчет конспектов… Конечно, я пытаюсь использовать то лучшее, что запомнилось в работе всех моих тренеров и коллег. Но и свой опыт всегда под рукой. Я считаю, что у нас в «Зирке» была проведена очень неплохая работа с командой 2002 года рождения. Да и сейчас столько информации в Интернете, что при желании можно брать для себя что-то новое хоть каждый день. Главное – не запутаться в тонкостях…

– Достойно ли оплачивается ваша работа? Стоило ехать на край света?

– Деликатный вопрос. Тут, как говорят в Одессе, «смотря шо с чем сравнивать». Если сравнить с оплатой тренерского труда в Украине или той же Польше, то в Китае она однозначно выше. Хотя, насколько я знаю, в наших грандах «Шахтере» и «Динамо» тренеры в академиях зарабатывают примерно те же деньги. Но то в грандах. Можно ответить и так: деньги достойные, но никак не шальные.

А ехать стоило однозначно. И дело не в деньгах. Это ведь тоже бесценный опыт. Не поехал бы, потом мог бы всю жизнь жалеть, что не воспользовался шансом.

– Как сказался коронавирус на вашей работе? Вернуться не хотели?

– Вернуться… У меня сюжет покруче будет. Все дело в том, что прямо в коронавирус мы туда и улетали.

В Китае же не празднуют наш Новый год. У них свой, луннокалендарный. И на этот период и приходятся самые длинные отпуска в году. Так вот, в прошлом году я как раз летел в Украину, чтобы забрать жену с собой. Она только-только оформила семейную визу. Улетали мы с коллегами по домам 20 января, и тогда еще никто и знать не знал, что начнется всего через пару-тройку недель. Здесь, в Мэйшане, все рестораны были битком, в парках песни-пляски, ярмарки и хороводы. В аэропорту тоже все спокойно, вылетели. Пересадка в Стамбуле. Тишь да гладь. Несколько часов гуляли по шикарному новому аэропорту.

Сели в Борисполе, приехал домой под вечер. Тишина. А утром включил новости – и пошла волна… И все две недели, что был дома, волна нарастала.  Решение было непростое. Но к тому моменту жена уже уволилась с работы, а визу нужно было подтвердить на месте в Мэйшане, иначе бы она пропала. Да и билеты обратно в Китай были куплены заранее. И самое главное – тогда еще никто не представлял, что всех нас ждет впереди.

Вылетели мы 4 февраля и транзитом через Прагу прилетели в Ченду. Был еще смешной случай в Праге. Таксист, который вез нас из гостиницы в Праге в аэропорт, русскоговорящий парень, в конце поездки уже перед самым зданием аэропорта спрашивает:

– Вы куда летите – в Киев, Москву, Минск или еще куда, какой терминал?

Я отвечаю: в Китай… Машину аж вильнуло… И, уже доставая чемоданы, он спросил: – А не страшно? Что можно было ему ответить?

В самолете уже чувствовалась напряженность. Прилетели в полупустой аэропорт. Долго держали всех в терминале, спрашивали про Ухань, заполняли бланки, меряли температуру. Но в целом все было спокойно. А уже спустя неделю-две случилась Италия… Начали закрывать границы, отправлять всех в жесткий локдаун. Процесс запустился. Три месяца мы не работали, был карантин. Из комплекса можно было выйти раз в день на несколько часов. Работали только общественный транспорт и супермаркеты. Но потом потихоньку все восстановилось.

– Вакцинироваться не планируете?

– Я так думаю, что выбора не будет. Хочешь улететь/прилететь, будь добр, покажи справку… Безусловно, болезнь существует, и это новая угроза человечеству. Но, как мне кажется, эта болезнь уже перестала быть просто болезнью… Это уже и болезнь, и бизнес, и политика. И вот в этом качестве она вышла из-под контроля. Очень больно видеть, как от последствий этого вируса погибают люди, но не менее грустно смотреть, что происходит в мире во имя борьбы с ним. У меня ощущение, что мы все участники какого-то чудовищного эксперимента. И дай нам Бог выбраться из него поскорее и с минимальными потерями.

– Чем занята ваша жизнь кроме работы? Что успели полюбить?

– Да ничего особенного, все как и везде. В свободное время можно прогуляться в парке, встретиться с друзьями и посидеть в ресторанчике или кофейне. Китайцы не любят готовить дома, поэтому совместные обеды и ужины здесь тоже часть культуры. Если выпадает несколько дней выходных, то можно куда-то съездить. Китай очень красив и разнообразен, а в Сычуани красивейшая природа. Уже успел полюбить хороший чай – любимый сорт Дахонгпао, терпкий черный чай с едва уловимым запахом костра. Хорошую современную китайскую литературу. Мо Йенг, Юй Хуа очень интересные авторы. Некоторое время назад увлекся гимнастикой Тай Цзи, но похолодало, задождило, и вставать рано утром и идти к реке для занятий не хватает силы воли…

В холодное время года спасает только местная острая кухня. Сычуаньская, кстати, одна из самых острых в мире. Иногда очень хорошо заходит хот-пот. Это известное блюдо сычуаньской кухни, по-китайски «хого» – котелок с острым соусом разогревается на огне, гости заказывают себе сет из разных видов мяса, овощей, тофу, затем опускают это поочередно в кипящий котел и варят до готовности. В сырую, холодную погоду это просто спасение.

Кстати, холод и сырость не единственный минус зимы в Мейшане. Иногда небо затягивает туманоподобным смогом – рядом Ченду с его промышленностью и машиностроением. Вообще в Китае ситуация с экологией оставляет желать лучшего. И хоть она, по словам тех, кто здесь уже давно, понемногу улучшается с каждым годом, проблема все равно ощутима. Это, по мнению упомянутого мною писателя Юй Хуа, своеобразная плата за стремительный экономический рост. Дескать, сейчас практически каждый китаец может позволить себе приобрести автомобиль, но далеко не всегда может позволить себе полюбоваться голубым небом. А ведь еще тридцать лет назад и то, и другое представить себе было невозможно. И признаться, мы с женой, да и все наши друзья тоже начали совсем по-другому воспринимать здесь чистое голубое небо.

– Расскажите о китайцах. Когда-то мы считали, что они все на одно лицо…

– Это только поначалу так может казаться. На самом деле Китай насчитывает огромное количество народностей и этнических групп. Поэтому, конечно же, все люди разные. Со временем можно примерно понять, кто откуда. Хотя общего у них много. Ментальность – это то, что сильно их объединяет. Исторические традиции конфуцианства, плюс идеология коммунистического коллективизма, я думаю, сильно повлияли на психологический портрет современного жителя Поднебесной.

Они не очень любят брать на себя инициативу, привыкли во всем подчиняться вышестоящим руководителям, не задавать лишних вопросов. Чисто китайская черта – это постараться как можно дольше избегать принятия решения, вдруг само решится или начальство что-то придумает. Иногда это раздражает.

У нас в академии, правда, руководители из Гонконга, и это, поверьте, сразу чувствуется. В манере общаться и мыслить, высказывать свои предложения, да и в том же принятии решений. Отличия налицо. Чувствуется британское влияние. Но, быть может, такая исполнительность и подчинение любым распоряжениям руководства и помогла Китаю быстрее других стран остановить распространение Covid-19? Кто знает… Уверен, что в Европе эти меры было бы невозможно осуществить.

А так, в повседневной жизни, местные товарищи – добрейшие люди. Любят собраться в большой компании, выпить байцзю – китайскую водкy и попеть в караоке. Еще одна местная черта характера – азартность. На каждом шагу залы для маджонга, это местная азартная игра – смесь карт и костей. И играют только на деньги. Говорят, иногда ставки бывают очень высоки. Пожилые китайцы очень физически активные, вечером все площади и набережная заполнены танцующими коллективами. Мне иногда кажется, что они устраивают между собой соревнования – кто громче включит свою музыку. Молодежь же ничем ни отличается от молодежи всего мира – тусовки, бары, дискотеки. В общем, стараются жить сегодняшним днем и не особо парятся о том, что будет дальше.

– Ну и традиционный вопрос для тренера: какие ближайшие цели ставите перед своими воспитанниками?

– Хотелось бы, конечно, закончить красивыми словами о целостном развитии моих подопечных как в футболе, так и в жизни, но скажу так: главной своей задачей здесь вижу повышение у ребят их профессионального уровня как футболистов. В конечном итоге меня для этого и приглашали. А может. кого-то из них, действительно, отберут в юношескую национальную сборную. Это, я считаю, будет огромный успех.

Ну а текущие задачи таковы. Как я уже говорил, летом нас ожидает финальный турнир провинции. И руководители проекта очень хотят медалей. А от этого уже будет зависеть и дальнейший контракт. Так что все предельно ясно…