Что беспокоит доктора Ярынича и его коллег?

11:26
3630
views

Когда мы беспокоимся о своем здоровье – это нормально. Когда о нас заботится доктор – это правильно. А когда доктор встревожен – это плохой знак.

Генеральный директор областного клинического онкологического центра Константин Ярынич встревожен. На своей страничке в Фейсбук он опубликовал несколько сообщений, которые обоснованно настораживают и вызывают беспокойство. Константин Владимирович предметно и профессионально изложил суть проблемы, но мы попросили его рассказать обо всем читателям «УЦ» «не врачебным» языком – чтобы понять, обнародовать и, если получится, помочь.

– Я хорошо знаю, как формировалась Национальная служба здоровья Украины. Она и заказчик медицинской услуги, и оплачивает ее, и должна контролировать качество предоставляемой услуги. Это все было прописано в законе о финансовых гарантиях. К сожалению, сегодня о контроле качества предоставляемой медицинской помощи говорить не приходится. Есть только статистические данные, согласно которым количество пациентов умножается на тариф пакета, и получается некая сумма, выделяемая на медицинское учреждение.

Что делает НСЗУ? В начале апреля мы подписываем новый пакет. Там есть тарификация, мы понимаем, что тариф не соответствует действительности, бьем в набат – просим показать калькуляцию услуги: почему лечение пациента стоит именно столько? Куда я ни писал, к кому ни обращался, на каком уровне ни доносил проблему, мне везде четко давали понять, что ни о какой калькуляции никто говорить не будет. А по факту получилось так, что определенную сумму денег разделили на количество пациентов, пролеченных за год. Допустим, на медицину выделили 100 миллиардов. Их разделили на количество пациентов и получили стоимость услуги. И никого не беспокоит, хватает ли этих денег медицинскому учреждению. А мы видим, что не хватает. По оценкам зарубежных экспертов, «стоимость» медицины в Украине примерно 250 миллиардов. А мы имеем 140 миллиардов….

В таких условиях пациентам приходится докупать все то, что не заложено в тарифе. НСЗУ этим всем играет и говорит: люди добрые, вы не понимаете, мы сделали все, чтобы медицинская услуга для вас была бесплатной, идите и лечитесь. Возник антагонизм: государство хорошее, а врачи плохие. И я понимаю пациента, который отовсюду слышит, что для него все бесплатно, что за ним ходят деньги, как декларирует государство. И когда ему надо что-то докупить, он думает, что с врачами что-то не так. Возникают конфликтная ситуация и недоверие к медицине как таковой. Государство белое и пушистое, а проблемы из-за руководителей медучреждений, администрации, врачей, санитарок и так далее.

Несмотря на гигантское недофинансирование медицины, я неделю назад получил документ, который называется «дополнительное соглашение» и в котором написано, что финансирование нашего онкологического центра сокращается на 14 миллионов. Никаких пояснений, зато примечание: в течение двух дней подписать соглашение! Мы с коллегами, не понимая, что происходит, звоним в НСЗУ. А нам отвечают, что они не справочное бюро, а от нас требуется всего-то подписать документ…

Что я делаю: звоню коллегам – руководителям онкологических центров и узнаю, что они тоже получили подобные письма. После этого приглашаю на Zoom-конференцию всю Украину (коллег имею в виду), чтобы принять общее решение по поводу наших дальнейших действий. Параллельно из НСЗУ звонят в нашу бухгалтерию и спрашивают, подписали ли мы соглашение. А мы не подписали. Более того, я направил встречное письмо с просьбой предоставить мне обоснованную калькуляцию: почему уменьшили финансирование? Что произошло? Такие же письма направил в Минздрав, облгосадминистрацию и облсовет – в комиссию по здравоохранению.

На онлайн-конференции мы приняли решение, что никто из руководителей онкоцентров дополнительное соглашение подписывать не будет. Спасибо коллегам – поняли, что, если не подпишет один Ярынич, с ним легко расправятся. А вместе мы сможем повлиять на ситуацию. По крайней мере, мы на это надеемся. Замечу, что сумма сокращения финансирования онкоцентров колеблется от десяти до сорока миллионов!

Национальная служба здоровья «реагирует» и присылает нам какую-то бумажку, в которой написаны какие-то формулы, по которым они что-то считали. Это неприемлемо в нынешних условиях! Что бы сейчас ни писала НСЗУ, в договоре, который был заключен 1 апреля, четко указано, что во время действия карантина никаких изменений финансирования быть не может. Таким образом, мы защищены юридически.

Но Служба здоровья стоит на своем. Мы думали, обсуждали, искали ответ: почему наши учреждения финансово «щемят»? Видимо, Офис Президента перед ними поставил задачу изыскать средства. Куда они пойдут – не знаю. Может, выборы, может, какой-то новый проект – не знаю. Но понимаю, что при таком подходе к медицинским учреждениям, их финансированию, порядка 20-ти миллиардов они смогут «сэкономить». А крайним, или пострадавшим, в итоге окажется пациент.

Мне понравилась реакция на это все руководителя киевского онкологического центра. Она сказал: «Вы (НСЗУ) нам угрожаете, что в случае не подписания соглашения вы полностью прекратите финансирование наших учреждений. В таком случае мы всех пациентов будем сопровождать платежкой. Не услугу предоставлять, не лечить, а давать счет на оплату. Посмотрим, как это будет выглядеть в масштабах всей Украины»…

Если говорить о нашем центре, я, в случае соглашения с предлагаемыми условиями финансирования, должен провести сокращение штата, уменьшить закупку медикаментов и, как результат, будет меньшая доступность пациентов к медицинской помощи. А НСЗУ будет говорить, что мы неправильные менеджеры, не умеем организовать работу.

Прошло две недели. За это время мне никто из НСЗУ не позвонил, не прислал письмо с разъяснениями, почему с нас снимают деньги. Докажите, убедите. Может, вы ошиблись? Или делаете это сознательно?

Что мы можем сделать? Как защитить пациентов? У нас есть Ассоциация онкологов Украины, почетным президентом которой я являюсь. Предложил коллегам следующий вариант: если нас не слышит НСЗУ и не пытается исправить ситуацию, наши юристы подадут в суд коллективный иск. Иначе в стране будет полностью разрушена система онкологической помощи и предоставления качественной медицинской услуги.

Хочу, чтобы услышали те, от кого зависит разрешение создавшейся ситуации. Разрушив, потом не вернем, не восстановим. Я не верну врачей, которых мне предлагают сократить. Мы не вернем жизни пациентов, которые не в силах оплатить дорогостоящие лекарства. Кто возьмет на себя за это ответственность? В НСЗУ, заметьте, почти все и.о., в.и.о… Они все временные, но при этом наделены серьезными полномочиями. Когда речь идет о здоровье и жизни людей – это страшно.