С припиской: написанному – не верить

15:20
705
views
Фото Лари Гуріної / Фото Лары Гуріной

Все события и персонажи придуманы, любые совпадения случайны – таких приписок не встретить в авторских предисловиях к литературным произведениям, которые являются плодами бурного воображения писателей. А вот бывший высокопоставленный чиновник МВД Денис Фомичев, обрисовав в своей книге «Поцелуй Иуды» вполне реальную историю – как украинские правоохранители совместно с зарубежными коллегами разыскивали картину Караваджо, похищенную в 2008 году из Одесского музея западного и восточного искусства, – это вымысел от первого до последнего слова. Чего именно опасался, прибегая к этой оговорке, о событиях, которые легли в основу сюжета, а также зачем ему писательство, Фомичев рассказал недавно кропивничанам, пришедшим в библиотеку имени Чижевского на презентацию его книги.

Начал с короткой автобиографии: 46 лет, родом из Николаева, начинал правоохранительную карьеру в 1990-х в «спецназе» внутренних войск, 10 лет работал в службе противодействия экономическим преступлениям, закончил службу в 2015-м заместителем начальника управления криминальной разведки МВД. Участвовал в розыске картины Микеланджело Караваджо «Поцелуй Иуды, или взятие Христа под стражу».

– Система сигнализации в музее была немного слабее, чем в табачном киоске, – описал литератор порядки в Одесском музее западного и восточного искусства до того, как в июле 2008 года исчезла картина великого итальянца. Также отметил: – В соседнем зале висел «Святой Лука» Гальса. Почему его не украли – загадка.

Конечно же, Денис Фомичев вспомнил советский кинотриллер «Возвращение святого Луки» – о том, как в 1970-е годы были разоблачены преступники, укравшие полотно Франса Гальса с выставки в московском музее.

Что касается шедевра Караваджо, его разыскали в Германии. Картина изуродована – ее складывали в шестнадцать раз и везли во внутренностях автомобиля.

Заказчик преступления – частный коллекционер. Но, по словам Фомичева, исчезновение картины повлекло за собой такой большой резонанс в мире, что заказчик отказался брать ее у исполнителей. Собственно, из-за этого те и попались. В розыске картины участвовали сотрудники полицейских и разведывательных органов восьми стран.

– Моя роль в этом достаточно скромная, – заверил автор книги, хотя из других его высказываний следовало: именно он, тайный милицейский агент, втерся в доверие к преступникам, стал якобы одним из них и в конце концов разоблачил их. Также Фомичев отметил: ему досадно за бывших сотрудников, которые с ног сбивались, два года разыскивая картину, и не вознаграждены по заслугам. Невнимание общества к правоохранителям и героизация в массовом искусстве воров в законе и других бандитов и побудили его к написанию книги.

Это – четвертая презентация повести, в первых трех (под эгидой Международной полицейской ассоциации!) участвовали прототипы персонажей – и воры (они, проведя полгода под стражей, вышли на свободу и ждут завершения суда, затянувшегося в Киеве на десять лет), и обличившие их.

– Под конец презентаций обе стороны угощались вместе шампанским. Это был социальный эксперимент – как сторонам конфликта не остаться врагами на всю жизнь.

На вопрос, кто они – подсудимые по делу о краже картины Караваджо, Фомичев ответил:

– Профессиональные воры. Ни разу не попадались раньше. Очень косвенно связаны с организованной преступностью. Многие годы занимались воровством. Их судят не только за кражу картины Караваджо.

По словам Дениса Фомичева, в этом деле виден и российский след. Поэтому, когда полотно разыскали, Эрмитаж и орал: «Подделка!»

В том, что картина – настоящая, Фомичев уверен «на 128 процентов» – есть соответствующие выводы специалистов. Она реставрирована, но в музей Одессы еще не возвращена – правоохранители не отдают как вещественное доказательство до завершения суда.

На вопрос, с какой целью сделана оговорка «Все события и персонажи придуманы», Фомичев ответил, что его беспокоила статья Уголовного кодекса о разглашении государственной тайны. Хотя информация о его тайной миссии была опубликована на сайте МВД, которое тогда возглавлял Луценко.

– Мы разыскали картину в июне 2010-го, а в следующем месяце на сайте МВД появился приказ о том, что мне за участие в спецоперации по розыску полотна Караваджо присвоено внеочередное звание. Сережа Князев – он тогда начальником уголовного розыска Киевской области был, потом возглавлял Национальную полицию – сразу мне позвонил по телефону: «Приезжай, на даче у меня поживешь». – «Я всю жизнь на даче у тебя буду жить?» Не знаю, читали бандиты этот приказ или нет. Когда спецоперация только начиналась, Юрий Витальевич на брифинге в МВД на вопрос журналиста об успехах милиции в розыске картины Караваджо ответил: «Все нормально, мы внедрили сотрудников в банду».

Гениальным писателем Денис Фомичев себя не считает и в творческие союзы не вступает. О «Поцелуе Иуды» говорит: всего-навсего хорошая беллетристика.

– Когда я только начал работать над повестью, показал написанное писателю-профессионалу. Тот сказал, что это бред, и посоветовал не заниматься этим.

И все же Фомичев завершил повесть, издал за свой счет, теперь продает. Говорит, что на этом можно зарабатывать. В планах – написать книгу о взяточничестве в судах. Надеемся, и она получится с припиской, что написанное следует воспринимать как чистую выдумку.