У каждой проблемы есть решение

14:02
1578
views

В последние дни появилось много сообщений о самоубийствах воинов, прошедших через восточный фронт. Последствия и обстоятельства разные, а вот о причинах и возможных способах предупреждения печальных событий мы поговорили с дипломированным психологом, организатором Центра ресоциализации «Коловорот» Андреем Фоменко.

– Андрей, можно ли выделить какие-то причины или закономерности таких поступков?

– Когда анализируешь эти и похожие события, очень сильно удручает разобщенность ребят, которые вернулись с фронта. В области есть организации ветеранов, но они разрозненные и скорее созданы по принципу объединений однополчан. А ведь в отсутствие масштабной государственной программы помощи именно такие организации могут и должны вовлекать ребят в какие-то общие проекты, давать возможности самореализации. Именно это может стать важным фактором предупреждения суицидов.

Есть единичные группы, похожие на наш центр «Коловорот», но что мы можем сделать?! Вот пришел к нам ветеран, провели с ним консультацию, определили проблему. А дальше? И это хорошо, если пришел. А ведь многие (большинство) не идут, просто не знают о необходимости психологической помощи, боятся получить клеймо «психа», не могут приехать в областной центр, наконец. Да и после такой, порой единичной, консультации он снова попадает в ставший привычным мир. Да, у нас проводятся всевозможные мероприятия, сборы, торжества. Но туда приходят только те, кто имеет информацию об этом, кто и так находится в кругу общения. И в основном речь идет о тех, кто живет в городах или административных центрах. А в селе у нас – яма. Полное (или почти полное) отсутствие всяких связей, контактов и помощи. А если человек не пользуется социальными сетями, не читает местных СМИ, то, соответственно, находится в информационной изоляции.

Почти всегда после войны происходит переоценка ценностей. Уходят на второй-третий-десятый план бывшие друзья, интересы, ожидания. Бывший герой, который рисковал жизнью за страну, за тех, кто дома, перестает им быть в новой, гражданской среде. А отсутствие доступа к общению с себе подобными приводит к тому, что просто появляются те, с кем можно поговорить. Обычно за рюмкой. К тому же общий уровень жизни таков, что поводов к негативу больше, чем к позитиву. Плюс различные жизненные происшествия: семейные ссоры, проблемы с законом. Чрезвычайно плохо сказывается на душевном равновесии ситуация, когда кто-то из близких и дорогих людей требует помощи, а помочь нет возможности! И вот тот, кто год назад был нужен, ценен и жил ради других, вдруг становится беспомощным, а иногда просто считает себя иждивенцем! Происходит надлом, и человек катится вниз…

Каждое самоубийство имеет свою определенную историю, складывающуюся из ряда поражений. А самое крайнее, это когда человек оказывается в ситуации, в которой ему даже обратиться не к кому. Его жизненное пространство заполнено временными собутыльниками, годными на рюмку-другую. Дома тоже все «выгорели», и ты уже и не герой, и не спаситель. Собратья по оружию далеко. Вот тогда и происходит страшное.

Зато потом начинается: «его же избили менты», «собутыльники довели до петли», «не уследили родственники». Вопли-сопли и крики от окружающих. Хочется спросить: «Люди, а где вы были раньше? Где были, когда чудил? Когда видели, что ссоры в семье? Где были, когда валялся пьяным под забором? Где были, когда ему нужен был просто слушатель, чтобы высказаться?..»

После смерти вчерашнего героя проще рассказать о том, каким он незаменимый БЫЛ, чем сделать его незаменимым ДО НЕЕ.

Вот был случай. Из одного района области позвонили и говорят: «У нас парень есть, после войны пришел. Родственники его вынули из петли. Что делать?» Говорю: «Теперь его надо сопровождать». «А он плохо относится к тому, что за ним наблюдают». Вот! Конечно, «сопровождать» и «наблюдать» – разные вещи. Попросил дать мой номер родственникам. Созвонился, рассказываю, что делать: парня надо озадачивать, втягивать в жизнь, привлекать к процессу, чтобы у него появилась перспектива. В конце концов – ответственность за конечный результат какого-либо дела. Нужно ставить выполнимые задачи, решение которых вызывает удовлетворение. Появляется ощущение «нужности». А в конце разговора родственники спрашивают: «А может, мы его в госпиталь сдадим?» Вот и все: «Сдадим!!!» И нет рядом никого, кто бы помог…

– Есть еще одна сторона медали: привлечение ветеранов к различным сомнительным разборкам.

– Ну естественно. Если мужчина год-полтора боролся с врагом, приобретенные им качества требуют применения. А человек находится в том состоянии, когда активно хочет справедливости и готов ее отстаивать. Человек с войны приходит с желанием изменить жизнь, а этим кое-кто пользуется. Вот у нас в области несколько подобных ситуаций было: возник конфликт, и оба участника привлекают ветеранов на свою сторону. При этом, убеждая их именно в своей абсолютной правоте. А когда человек внутренне готов к борьбе, это сделать нетрудно. Но это обычно не помогает самому человеку. По окончании такой «акции» он снова становится ненужным, и внутренняя ситуация обостряется. Особенно если он разочаровывается в самих организаторах, а значит, и в собственных поступках.

– Возникает грустное предположение, что это только начало. В дальнейшем таких суицидов может стать больше?

– Если ничего не изменится – однозначно да. Нужно, нет, крайне необходимо создавать новые занятия, задания и события. Вот мы проводим для ребят походы. Разные и интересные. Даже сейчас, когда погода не способствует, просятся «хоть куда-нибудь поехали». Просто нужно ребятам переключение. Смотри: осень, серая действительность вокруг. Возникает ощущение того, что лучше вообще из дома не выходить – первый признак кризиса. Плюс телевизор, где 80% новостей негативные… А так выехал куда-то, сменил обстановку, и та же осень становится красивой: огненно-желтой. Нужна эта смена обязательно.

– Что с этим делать? Как решать эту проблему?

– Нужны положительные эмоции! В течение этого лета наш центр «Коловорот» с успехом испытывал разные формы активного отдыха и содержательного досуга. Главным элементом организации любого подобного мероприятия является его общий, почти семейный формат, когда участники сами распределяют задачи и функции. Так, в июне этого года был проведен трехдневный лагерь «Для НАШИХ» в сосновом лесу рядом с селом Клинцы. За три дня в нем побывало более тридцати человек, среди которых были и демобилизованные, и действующие военные, и волонтеры, и психологи, общественные активисты и журналисты. Программа лагеря была составлена не как догма, а только ​​в общих чертах, чтобы дать возможность ребятам свободно общаться, знакомиться, а главное – самим принимать решения. Естественно, проводили психологические игры и тренинги, но главной силой лагеря стали природа, совместный быт и общение с единомышленниками. Оказалось, что у незнакомых ранее людей может быть много общего, а поддержка может появиться неожиданно и ненавязчиво в виде собранного хвороста для костра или чашки ароматного кофе. Вот здесь и оживают затертые войной эмоции, они расцветают и множатся в тепле общего круга. Попав на природу, ребята получают ощущение некоторой борьбы и победы. Над собой ли, над окружающей природой ли. Неважно. Главное – они есть, положительные эмоции.

Мы практикуем походы в горы. Это несложно и недорого. Посчитаем: на топливо нужно приблизительно три тысячи гривен на пять посадочных мест в машине. На еду – гривен 500 на человека на три-четыре дня. Ну и плюс всякие «вкусняшки» – еще гривен 300. Спальники, карематы есть почти у всех. Если нет – найти несложно. Палатки нам помог приобрести народный депутат Константин Ярынич, они теперь в общем пользовании находятся. Вот и выходит трех-пятидневный поход обходится в полторы тысячи с человека максимум. Сумма несмертельная. Зато результат замечательный. Кстати, по вопросу питания – решаем сами, кто, что и как. Можем общий котел делать, можем каждому право выбора предоставить, что и когда готовить. Это тоже важно – брать ответственность и принимать решения.

Кстати, сам поход в горы – уникален. На подъеме ты преодолеваешь себя, идешь вперед к победе. Дошел – победил! Плюс красота природы и яркие эмоции. На спуске ты возвращаешься к обыденности, к привычному серому миру, и тут происходит самое интересное. Эмоциональный порыв от подъема еще не прошел, а переход к обыденности еще не начался. В психике начинаются изменения: даже возникают внутренние и внешние конфликты, а порой и ссоры. И это тоже нужно! Это – не что иное, как «разрядка» психики. Она быстро проходит и связана как раз с обилием положительных эмоций, которые с лихвой перекрывают отрицательные. Вот, например, ездили мы на рафтинг – сплавляться по Южному Бугу. По дороге туда в машине порвался патрубок. Проблема? Да. Но ребята, вспоминая об этом, говорят: «Хорошо, что порвался, дорога интереснее получилась».

– Как попасть в такой лагерь? Или на выезд?

– Да как угодно! Никому не отказываем. Правда, не всегда у самих ребят получается, но выкручиваются: у кого-то отпуск попадает, кто-то за свой счет берет пару дней. Мы не едем в пансионаты, к нашим поездкам не нужно особо готовиться и долго собираться. Собралась команда, поговорили, решили – поехали.

– Карпаты, летний лагерь, рафтинг. Что еще можно делать для самореабилитации?

– Да просто выходы на природу, за грибами, на рыбалку. Любая смена приевшихся декораций поможет. Любые вещи, которые приносят положительные эмоции. Нужно научиться ставить перед собой цели и достигать их. Преодолевать и побеждать. Пусть эта победа будет небольшой, но она все равно важна для человека. Был период, когда мне приходилось очень часто выезжать в зону боевых действий. И как волонтеру, и как психологу. И я сам за собой заметил, что потерял ощущения оттенков. Весь мир поделился на черное и белое, как бы исчезли цвета. А ребята, которые там проводят или провели по году и больше, попадают в это состояние значительно глубже. Потому и стала перед нами такая задача – показать разноцветный мир. А получается это лучше всего через красоту природы, помноженную на остроту впечатлений.

Кстати, о рафтинге: мы в сентябре поехали в Мигию Первомайского района Николаевской области. Большинство ребят вообще не имели опыта сплава по реке, поэтому эмоции на порогах Южного Буга бушевали в полную силу. Рафтингом дело не ограничилось, дальше был спуск на троллеи, что придало эмоций и остроты впечатлений, чего иногда не хватает ребятам в повседневной жизни. Спуск по канату, натянутому над водой с высоты 70 метров и при максимальной скорости более 100 км/ч, – это нечто!

Но главное, что эти эмоции были с высоким положительным индексом, а полученные впечатления еще долго будут украшать воспоминания участников поездки и подталкивать к поискам новых психологических ресурсов. Уже сейчас ребята строят планы на зимний период и готовы принять в группу новых единомышленников – бойцов АТО. Будем осваивать лыжи! Теперь уже ребята сами все организовывают, сами ищут друзей и сами находят себе приключения. Вот и на ближайшие выходные куда-то собираются. Теперь уже и без психолога можно. Естественно, не все требуют психологической реабилитации. Есть люди, которые сами могут справиться со своими проблемами. И более того, способны сами оказать поддержку. В первую очередь это те, кто уже побывал в таких походах и лагерях. Вот общение с ними тоже ценно. С человеком, который прошел через те же события, найти контакт намного проще. И доверия к ним больше.

Нет нерешаемых проблем, нужно вовремя их заметить и правильно отреагировать. А найти нас просто: город Кропивницкий, ул. Гоголя 35, тел. 0500553327