Войны вроде бы и нет…

16:37
1029
views

Современный мир переполнен ситуациями, которые раньше бы не укладывались в голове. Например, по аналогии с гибридной войной можно вводить термин «гибридный мир». Это когда в стране идет война, но ее как бы и нет. На примере Украины это видно очень хорошо, но, к сожалению, мы в этом списке не одиноки. Недавно поражением закончилась война в Армении, которая сражалась с Азербайджаном за Нагорный Карабах, но мы практически не знаем, как и чем живет проигравшая сторона?

С этим вопросом мы обратились к хорошо известному нашим читателям  Эдуарду Поверенному, кстати, бывшему военному, который побывал в Армении в середине прошлого месяца.

– Эдуард, вы поехали в Армению на фоне проигранной армянами военной кампании, в период первых послевоенных парламентских выборов. Что  бросилось в глаза?

– Я выскажу свое мнение, которое, возможно, не очень кому-то понравится. То, что я увидел своими глазами – Армения кардинально отличается от Украины, хотя у нас война, и там война. Но я ходил по Еревану (возможно, не был в других местах, где это более актуально) и не видел ни государственной символики, ничего подобного нигде. У нас, даже на большинстве офисов фирм, в том числе и моей, висят украинские государственные флаги.

– У нас  флаги часто вывешивают  и на частных домах, не говоря уже об автомобилях, хотя в последнее время этой символики стало меньше.

– Конечно, и это показатель. Кстати, в Кропивницком было много дискуссий по поводу самого высокого флагатого, что на Валах. Как бы то ни было, я считаю, сделали правильно, что его поставили. Почему? Потому что туда, где есть флаг, Путин не придет! Это мое мнение. А в Армении все это как-то незаметно. Никакого «вшанування загиблих» я не видел и не слышал, никаких памятных досок или стел, как у нас, ни фотографий нет.

– Вроде бы они горячие патриоты…

– Возможно, но в Ереване всего этого нет, поэтому непонятно и не слышно – воюет страна или нет?

– Исходя из телевизионной картинки, из публикаций об этом, у нас сложилось впечатление, что страна находится на грани развала, катастрофы. Все эти протесты против руководства страны, гневные выступления…

– Больше вам скажу: я не понял, что там происходит на самом деле, потому что, когда едешь из аэропорта, видишь огромный билборд, на котором изображен Путин, и подпись: «Навеки вместе». То есть не два флага, армянский и российский, а именно  рожа Путина и «Навеки вместе». Я у армян спрашивал: вы же не дураки, вы же понимаете, что Россия вас просто предала в плане помощи в карабахском конфликте? У вас же есть договор о сотрудничестве, согласно которому россияне обязаны помогать в случае вооруженного конфликта? Говорят, мол, да, понимаем, но такие бордыэто чьято частная инициатива, это не правительство вывешивает такие лозунги.

– А митинги против России были?

– Такие митинги проходят, с повесткой, что, мол,  Россия нас предала, этот вопрос поднимает оппозиция, надо что-то решать, но делать им особенно нечего, потому что население страны всего около 3 миллионов человек, они находятся в очень некомфортном для страны окружении, потому выхода никто не видит.

– А настроения в обществе?

– В Ереване настроение приблизительно такое: «К нам они не дойдут».  Нет такого, что вся страна, вся нация поднялась в едином порыве. Ереван живет своей жизнью.

– Выходит, что народ не особенно волнуется по поводу потери Нагорного Карабаха? Кроме местных жителей?

– Возможно, я ничего такого не почувствовал, но у меня было не так много времени, я больше общался  с людьми, которые этим не очень интересуются, а лишних вопросов в гостях задавать не принято. А еще я осторожно разговаривал на эту тему потому, что в страны, где сильное влияние России, мы едем с некоторой опаской. Я проукраинский, и моя позиция давно понятна.

– Как вас встречали на границе Армении, какие впечатления от страны?

– Мы прилетели туда на самолете  авиакомпании МАУ. Я вам скажу так: сегодня Армения, если честно, очень постсоветская. Когда побывал там в очередной раз, я полюбил Украину еще сильнее. Мы думаем и говорим, что у нас здесь все плохо, что Зеленский не такой, что Порошенко не такой, а я вам скажу, что нам в Украине очень хорошо, по сравнению с тем, как живется в Армении армянам.

– Очень неожиданное заявление.

– Да, потому что все оно такое… Начиная с аэропорта. Вот ты выходишь ночью, стоят Яндекс-такси, тоже, кстати, российские, но в них нет таксометров, к которым мы привыкли, как и к тому, что в смартфоне есть специальное приложение. Ты  в чужой стране, ночь, видишь такси, а к тебе подходит человек и говорит: «Куда ехать? В Ереван? 20 долларов». Ты спрашиваешь, а есть ли таксометр, как можно заплатить? Но тебе говорят: 20 долларов. Наличкой! Все. Нет налички – иди в банкомат, меняй и давай доллары. 2 часа ночи, деваться некуда, идешь, меняешь деньги, посредник подводит тебя к такси и так далее. Мафия, это Борисполь 90-х годов.

– Или Москва 80-90-х…

– Да, причем он же работает не на Яндекс-такси, а, понятно, на мафию, которая «держит» этот аэропорт. И потом, когда ты общаешься с родственниками, рассказывая, как добрались, тебе говорят: «Да вы с ума сошли, там цена максимум 5 долларов!»

– Другими словами, вас там нагрели?

– Нагрели, бессовестно нагрели. Причем я же много езжу и понимаю, что в чужой стране все хотят заработать на приезжих. Но в той же Турции, у  которой с Украиной была своя тяжелая история, это мусульмане, ты садишься в такси, и тебя везут, счетчик работает, водитель чистенький, рассчиталсяноль вопросов. Но в Черногории, где братьяхристиане, или в Армении, где армяне тоже братьяхристианевсе побезбожному. Я был просто в шоке, уже отвык от этого всего. У нас в Украине тоже много вопросов к тем же такси, но есть приложения в телефонах, ты понимаешь, куда и за сколько тебя привезут, или диспетчер сообщает цену заранее, а тут  ты смотришь на морду барыгипосредника и понимаешь, что других вариантов просто нет! Он все решает.

– Эдуард, вы сказали,  что непросто было ехать в страну, где сильное влияние России. Как летели?

– Через море, через Турцию, но вопрос в другом. Опять же, ощущается «совок» уже в самолете, от чего мы уже отвыкли. В салон заходят армяне или россияне, а там их очень много, и начинается, как при совке: пришла женщина, села возле иллюминатора, потому что ей здесь удобнее. У тебя же билет на другое место! Потом приходит пассажир с билетом на это же место, и начинается: может, вы сядете там, а вы еще где-то? И эта тусня продолжается, хотя уже время вылета. Причем вопрос идет не о маленьких детях, а о взрослых людях! Нет порядка, начиная уже с этого. Такого нигде нет, только в постсоветских странах.

– Хорошо, а как война ощущается в обычной жизни, ведь это нагрузка на бюджет, потери в экономике?

– Что такое Армения? Это Ереван – и все остальное. Мы были в Ереване,  там война не ощущается вообще никак. Рестораны работают, бутики работают, никаких акций не видно.

– Но ведь как раз в это время в Армении был политический кризис, выборы?

– Я этого не почувствовал, хотя, честно говоря, в Киеве вы войну тоже не почувствуете. Кажется, что там люди настолько инфантильны, не понимают, что война идет не за «мову, віру» – война идет за ресурсы. Путину все равно, кто на каком языке разговаривает. Но ты должен понимать, что, если сюда придут его люди, будет как в Крыму – твоя будка уже твоей не будет. Там же весь мелкий бизнес уже перешерстили,  все рынки позабирали, потому что приехали люди из Якутии или еще откуда-то.

– Со своими интересами…

– Да, а так как полиция и судьи понятно чьи, то решения выносятся однозначные – отжали, забрали и так далее.

– Тем не менее, в Армении прошли парламентские выборы, люди активно требовали отставки премьер-министра Николы Пашиняна, штурмовали парламент, о чем это говорит?

– Наверное, Армения потихоньку, хотя они в ООН голосуют против Украины, начинает разворот от России, из-за этого у Пашиняна проблемы и возникают. В том числе и война. Местные политологи говорят, что таким образом Путин хотел нагнуть Пашиняна. Когда армяне войну проиграли, были призывы едва ли не казнить Пашиняна как предателя, и все такое, были очень серьезные проблемы, ему прекратил подчиняться Генштаб, армия находится непонятно в каком состоянии, но народ взял и опять его выбрал.

–  То есть верят в него?

– Я был там не настолько долго и не в том круге, чтобы судить обо всем народе. Спрашивал, конечно, но отвечают, что все хорошо. Единственное, что говорят по поводу очередного обострения на границе Армении и Азербайджана, – что до Еревана не дойдут, такое вот настроение. Часть людей все-таки рассчитывает на вмешательство России, но сейчас там интересно получается. Если Карабах был непризнанной территорией, то сейчас Азербайджан пошел на армянскую часть Карабаха – брать под контроль коридор. Армяне обращаются, опять же, к Путину – срочно выполняй условия перемирия, но никакой реакции.

– То есть Азербайджан может, мягко говоря, обострить ситуацию до предела?

– Он уже это сделал, я немножко отслеживаю, все-таки там живут родственники, возникает ощущение, что они и дальше будут обострять при поддержке Турции.

– Выходит, что Россия на этом направлении демонстрирует свое нежелание вмешиваться, и это уже геополитика, в которой нет места сантиментам?

– Непонятно. Думаю, что Россия не настолько слабая, чтобы не противостоять Турции, но вот так.

– Возьмем другой аспект: как армяне реагируют на поражения своей футбольной  сборной, которая проигрывает всем подряд? Это для них не было национальной трагедией?

– Я не очень активный болельщик, ничего такого не слышал. Одно скажу, что спустя несколько лет после предыдущей поездки в стране ощущается упадок.  Во всем. Мы ходили по разным местам, которые когда-то были интересны, но многое уже закрыто, не работает, причем не по причине коронавируса. Как сказали местные: «У нас свой коронавирус».

– Даже так!

– Похоже на то, потому что по центру Еревана 90% народа идет без масок. И при этом полицейский может подойти именно к тебе и спросить, почему без маски. Как-то вычисляют приезжих. Но полицейские не агрессивны, никаких штрафов, тогда – зачем это? Клубы работают до утра, рестораны работают, как и работали, но чувствуется, что сфера обслуживания очень упала.

– Вы ее когда-то очень хвалили…

– Качество обслуживания заметно снизилось, поэтому если раньше мы любили зайти и посидеть за хорошим столом, с хорошим обслуживанием, то сейчас в центре Еревана не смогли найти такое место. Короче, в этот раз мы были разочарованы.

– А что можно сказать о семейных традициях, о патриархальности семейных отношений?

– Мне показалось, возможно, это только мое мнение, но есть в Армении какая-то кастовость, социальная, что ли? Есть более обеспеченные, есть менее, есть вообще бедные, кстати, в центре Еревана очень много нищих-попрошаек. Причем наглых, которые требуют: дай и все. В обществе крепче горизонтальные связи, вертикальных меньше, и если ты не входишь в определенный круг, тебе сложно будет общаться. У нас в этом смысле общество намного проще, демократичнее: даже если ты богатый, но неуважаемый, – то к тебе так и относятся. Там по-другому, чувствуется материальная кастовость.

– Как говорили когда-то – социальное расслоение? А в самой столице?

– Ощущается упадок. Взять Дом правительства, еще советский, огромный парк, но «занедбаний», зато  вокруг стоят автоматчики. Есть предложения открыть парк и пустить туда народ – но нет, это для власти. У нас давно не так, а во Львове ты вообще можешь зайти в мэрию, подняться на ратушу, вокруг бегают клерки с бумагами, а ты заплатил, как турист, и спокойно себя чувствуешь.

– Как отношение к Украине?

– Честно говоря, никак не прочувствовал. Никак –  ни в хорошую сторону, ни в плохую. Разговаривают они все по-русски, там, где мы были. Могу сказать, что в аэропорту встретили нас  приветливо, таможенник и пограничник: «Добро пожаловать, проходите». Единственное, что убило, – в аэропорту есть суперпассажиры. Ты стоишь в очереди, и вдруг сбоку подходит армянка в дорогой шубе, с ребенком, причем не грудным, ее бы и так пропустили, но ее проводят к отдельному входу, а все остальные – стойте, ждите. В Европе такое просто невозможно. Но по шубе было видно, что ждать она не будет.

– Удивительно,  Армения имеет  одну из самых мощных в мире диаспор, которая в нынешней ситуации практически ни на что не влияет.

– Армянской диаспоре нравится приехать в Армению, купить в хорошем месте с видом на горы дом и иметь возможность там отдыхать, тем более с деньгами. В Армении, где пенсия 30 долларов, имея 100 долларов – ты уже почти царь и бог.

– Уровень жизни ниже, чем в Украине?

– Очень низкий,  по сравнению с Украиной, ниже в разы, я бы так сказал.