Зачем наркоманы землю роют?

13:50
0
2167
views

Мир вокруг нас стремительно меняется – украинцы, как и жители всего цивилизованного мира, все чаще делают покупки онлайн, в интернет-магазинах – телефоны, планшеты и прочая электроника, одежда, обувь, обои, даже продукты. Туда же, в Интернет, в последние годы уходят и торговцы наркотиками. Незатейливую рекламу, нанесенную баллоном с краской просто на забор, тротуар или стену, видел, наверное, каждый житель практически любого города Кировоградщины, не говоря о миллионниках.

Причем видел, разве что мимоходом возмутившись в очередной раз распоясавшимися хулиганами, испачкавшими стену. И неудивительно – для непосвященных эти «писульки» – загадка: одно-два непонятных слова, часто – латиницей, номер мобильного телефона, интернет-адрес сайта или контакт в одной из систем обмена сообщениями – «Вайбер», «Телеграм» и т. д. Впрочем, большинство тех, кому сегодня 13-25, школьники и студенты, выросшие в эпоху гаджетов, прекрасно знают, о чем идет речь. Собственно, именно они и являются целевой аудиторией рекламодателей.

Реклама и ее агенты

К примеру, вот короткий перечень мест, где подобную рекламу в последнее время можно было найти в нашем областном центре. Самый вопиющий случай – «трафарет» на Дворцовой, прямо на главной площади города, рядом со зданием государственной администрации (на фото). Замечено было местными журналистами чуть более месяца назад.

Еще – один из старых двухэтажных домов на Шевченко, в котором, к слову, живет одна из наших коллег. В двух шагах от Кировоградского коллегиума и Кибернетико-технического колледжа. Набережная, через дорогу от кафедрального собора УПЦ МП и детско-юношеской спортшколы олимпийского резерва, рядом с филиалом киевского университета культуры. Склад возле одного из входов на муниципальный рынок – здесь большое движение людей собственно на рынок и с рынка, на старый автовокзал и с него. Нежилое помещение на перекрестке у Крытого рынка. Стенка гаража у котельной напротив частной начальной школы «Виктория-П». Еще одна стена в начале улицы Кропивницкого у бывшего кафе «Марго» – рядом несколько студенческих общежитий, остановка электропоезда, с которой эти самые студенты из районов как раз попадают в город, и, опять-таки, недалеко школа № 26.

И масса надписей – просто на стенах, заборах и гаражах в спальных районах. Это только то, что навскидку вспомнили несколько человек, работающих в одном помещении. Подобных «вывесок» намного больше.

Торгуют синтетическими препаратами – «солями-спайсами», покурив которые, подростки иногда выходят в окна, амфетамином, под которым можно скакать сутки напролет, а потом еще сутки страдать от жесточайшей абстиненции, иногда на грани психоза. Торгуют и «классической» коноплей-марихуаной, в том числе элитных сортов. И раз все это продают, значит, кто-то все это покупает. Масштаб бедствия в силу профессиональных привычек и гражданской позиции пытается оценить бывший прокурор Кировоградской области Сергей Жолонко.

– Эту проблему я вижу в целом у нас в стране, поскольку много езжу, отслеживаю и обращаю внимание, - говорит он. – Поэтому у меня есть представление об украинских «нарко-нарывах», один из них, ближайший к нам – это Николаев, я там часто бываю. Кривой Рог – отдельная тема, из этой же оперы. И мы находимся как раз на своеобразной «дуге».

Как бы то ни было, уже сегодня существует бесчисленное количество сайтов, которые работают в Украине, как правило, в крупных городах. Если один все-таки закрывают, на его месте появляются несколько новых – как в сказке о Змее Горыныче. В новостях по теме, помимо уже упоминавшегося Николаева, звучат Харьков, Одесса, и не только.

– Львов – как ни странно, своими глазами видел, - утверждает Жолонко. - В Тернополе – за последние несколько месяцев мы несколько раз были, весь центр, вся улица Замковая расписана этими адресами. Там, как и у нас, достаточно большой сегмент студентов-иностранцев, это тоже потенциальные потребители.

Сайты и форумы при этих сайтах, которые постоянно меняют адреса, а точнее – стоящие за ними люди используют проверенные маркетинговые подходы, это умно организованный, структурированный преступный бизнес. Во-первых, по всем правилам новым клиентам предлагаются бесплатные пробники. Во-вторых, для желающих возможны разные формы заработка. В том числе – путем нанесения вот этих самых адресов на стены, столбы и тротуары – 20 гривен за одну точку, к примеру.

– Есть пошаговые рекомендации, как и где это лучше делать, - поясняет экс-прокурор. – На первом месте – школы, учебные заведения, центральные улицы, стадионы, площади. Все на платной основе. Люди, которые наносят эти надписи, делают это в наиболее людных местах, там, где тусуется молодежь – остановки, учебные заведения, площади, большие спальные микрорайоны, пути миграции больших потоков людей в супермаркеты и обратно, и так далее. Логистика продуманная. Человек, который наносит надпись, фотографирует ее и предоставляет как доказательство заказчикам.

Некнижные закладки

После того как рекламу прочел потенциальный покупатель, происходит обмен сообщениями по указанным в ней контактам. Вместо уличного «есть чо?» и всего подобного, здесь – вполне цивилизованный, даже профессиональный, с точки зрения того же маркетинга, диалог.

– Они нормально общаются. «Ваше место, район», готовы ли приехать в другой. «Извините, через неделю – сейчас мы не работаем по городу». Через неделю они уходят из «Вайбера» в «Телеграм»: «Добрый день, у вас висит заказ, можем предложить другой вариант. К сожалению, по Кировограду сейчас опять не работаем, в ближайшее время сообщим вам». Новостная рассылка прямо, - рассказывает Жолонко, неоднократно тестировавший связь с продавцами под видом покупателя.

Самое интересное, «закладка» и ее поиски начинаются после того, как заказ сделан и оплачен так же дистанционно – на банковскую карту, через терминал или посредством любого другого сервиса электронных же платежей. Кстати, во многих случаях это может быть и мошенничество – не пойдешь же жаловаться в полицию, что тебя на покупке наркотиков «кинули».

– «Закладка» – чтобы соблюсти анонимность, исключить передачу товара-денег из рук в руки, которую можно зафиксировать как факт сбыта, это безопасно, - рассказывает наш собеседник. – Оператор, установив с вами связь, определяет приблизительно место, где вам удобно будет его забрать. И где удобно «закладывать», не привлекая внимания. Например, какой-нибудь парк. Дилер совершенно спокойно приходит туда, имея возможность осмотреться, чтобы никого вокруг не было, и закапывает эту дозу на глубину 5-10 см под каким-нибудь деревом. Или кладет между кирпичами, в щели у ворот. Он фотографирует это место, уходит и клиентам по тем же каналам связи сообщает: можете забрать, например, улица Павлика Морозова, дом такой-то, пятое дерево от входа.

Случаются, конечно, и курьезы. К примеру, в том же Николаеве экс-прокурор с супругой наблюдал картину: в центре города, старая улица, 10 человек роют землю. И жутко матерятся при этом – очевидно, дилер дал не очень точные ориентиры.

– Мы спрашиваем у окружающих: вы видите, что происходит? – рассказывает Жолонко. – Говорят: наверное, благоустраивают. Они не понимают, что если копать отвертками в центре города, то вряд ли для того, чтобы высадить цветы. 10 человек, среди них – две молодых девушки. Окружающие, которых это не коснулось, просто не понимают, что происходит…

Системная проблема?

Главная загвоздка, похоже, даже не в этом, а в непонимании людей, которых напрямую касается. По должности. Во всяком случае, адекватной реакции на появление новых форм старой угрозы со стороны правоохранителей их бывший коллега пока не видит.

– Проблема интернет-торговли наркотиками встала в полный рост за последние годы начиная с 2014-го. Повлиял системный кризис в органах, их реформирование – волны различных аттестаций, увольнений и так далее. Правоохранители были деморализованы, больше задумывались о собственном будущем. В 2015 году ОБНОН и УБОП «разгоняют» полностью, были законодательные нестыковки с полномочиями по ведению оперативно-разыскной деятельности. Проблемы переходного периода затянулись практически до сегодняшнего дня. За этот период все это «чудо» разрослось, и сегодня мы имеем то, что имеем. Это влияние всех этих перестроечных событий, - уверен бывший прокурор области.

По его мнению, системность работы правоохранительных органов в вопросах наркоторговли была подкошена. Объективные причины утверждать, что ими и сегодня не занимаются так, как следовало бы, остаются.

– Берем показатели борьбы с преступностью условно за 10-20 последних лет, - предлагает Сергей Жолонко. - Общая тенденция была такая, что в структуре выявленных организованных преступных групп в Украине до 50% занимали дела о группах наркосбыта. Это то, что было всегда «под ногами», любой УБОП любой области делал на этом показатели, и за это даже ругали, мол, выявляйте больше экономики, коррупции, торговли людьми… Вопрос: где сегодня те заметные преступные группы, которые выявляются? Я не вижу ни по публикациям, ни по открытой статистике, которая доступна. Этого нет, они единичны.

Его слова косвенно может подтвердить и автор этих строк. К примеру, в прошлом году полиция отрапортовала о задержании в нашем областном центре наркоторговцев, работавших на выезде – прямо в микроавтобусе, припаркованном в Роще Десантников. Точно известно, что те же люди, во всяком случае, представители той же преступной группы, много лет специализировавшейся на торговле трамадолом в районе Николаевки, сегодня продолжают ее вести, переместившись дальше за город – в Лелековку.

А буквально на днях в новостях появились сообщения о том, что правоохранителями в Александрии возбуждено дело по факту «зачистки» города от наркодилеров и наркозависимых некими местными Робин Гудами. Не по факту деятельности наркодилеров, заметьте. Тем временем только общественность, похоже, и бьет в набат по поводу. И даже пытается делать то, что должны бы делать люди в погонах.

– В Николаеве я впервые в жизни пошел на акцию протеста, видя непрофессиональную работу полиции и прокуратуры, - говорит экс-прокурор. - Когда город был переполнен информацией, все всё видели, все всё понимали, посреди белого дня с машины разбрасывали листовки с рекламой «спайсов», были готовы уже как кофе доставлять, до этого дошло. Жители одного из дворов избили участников автоквеста – подумали, что это «закладчики». Хозяина одного из магазинов достали, он установил камеры и даже назначил награду за поимку тех, кто наносит эту рекламу на стены поблизости. Просто молодые люди, байкеры, начали их ловить, сдавать. Реакция прокуратуры была такая – это дело полиции, а реакция полиции – извините, у нас пока экспертиза, пока то-другое, оснований нет и так далее. Люди были отпущены, город был шокирован. Это неправильный подход. Как это дело полиции, если прокуратура – процессуальный руководитель в каждом уголовном деле полиции? Так выписан Уголовно-процессуальный кодекс. И я говорю уже не с гражданской, а с профессиональной точки зрения.

По мнению Жолонко, чтобы вести по-настоящему эффективную борьбу с распространителями наркотиков, должна быть создана мощная, финансово обеспеченная программа и полноценная служба на государственном уровне.

– Профессионалы должны заводить оперативно-разыскные дела, иметь агентуру, чтобы знали, где, кто, что в каждом конкретном районе, - считает он. – Раньше это все знали участковые, соответственно, кто-то крышевал, незаконно наживался на этом, кто-то выявлял, но все всё знали. Это существовало в режиме взаимного информирования. Сейчас условному мощному, системному дилеру наркотиков даже не к кому идти договариваться! Для борьбы с коррупцией у нас созданы специальные органы, создаются специальные суды. Есть проблема – ею занимаются. В плане наркопреступности такого мы не видим. Старые органы разогнаны, новые – специальный департамент противодействия наркопреступности численностью 600 человек ликвидирован в конце прошлого года. Его функции переданы в центральный аппарат и территориальные органы полиции на местах. Мы же имеем сыщиков и следователей национальной полиции, которые завалены текучкой – кражи, грабежи, убийства, мы имеем прокуратуру, которая не совсем справляется с процессуальным руководством. Они физически не в состоянии тянуть что-то еще. Нужен системный подход.Раньше ОБНОН был в каждом районе, сейчас это несколько человек на несколько областей. Нет в Александрии ОБНОНа, нет в Светловодске, нет в Кременчуге. Я, как гражданин, хочу видеть какой-то результат. Хотя внимательно слежу за всеми новостями, которые генерирует этот департамент, вижу, что выявляется, как выявляется. И не вижу главного – чтобы взяли хотя бы одну такую вертикально интегрированную систему сбыта.

И раз уж речь о вертикальных системах, значит, где-то у них должна быть «голова» или «головы». Наш собеседник, ссылаясь на собственный профессиональный опыт, констатирует: большая волна наркоторговли через Интернет прошла в свое время в России, гораздо раньше, чем у нас. Причем украинцы ездили туда на «заработки» именно в этой сфере тогда и ездят сейчас.

– Мое мнение, предположение – все это связано с войной на востоке, и каналы проникновения в основном идут оттуда, - говорит экс-прокурор. – Мне так кажется. Спайсы и т. п. - думаю, что это Юго-Восточная Азия и Россия. Это порты, железная дорога, государственная граница. И это, видимо, коррупция. Борясь с наркопреступностью, мы должны иметь в виду, что коррупционная составляющая здесь очень большая.

Контрольная закупка

Вместо послесловия отметим: одна из многочисленных попыток Сергея Жолонко установить контакт с дилерами, работающими на Кировоградщине через описанные выше схемы, и довести дело до готовой закладки, увенчалась успехом уже после того, как было записано это интервью – ему удалось-таки купить наркотики через Интернет. Теперь «мяч» на стороне правоохранителей. Продолжение следует…

Андрей Трубачев

Андрей Трубачев

Ведущий обозреватель «УЦ», шеф-редактор Интернет-издания «весь Кіровоград».