Проект «УЦ»: Что я думаю по этому поводу? О блокировании популярных соцсетей

13:38
1
692
views

В прошлый вторник Президент Петр Порошенко своим указом ввел в действие решение Совета национальной безопасности и обороны о блокировке на территории Украины российских соцсетей «ВКонтакте» – самой популярной в стране – и «Одноклассники». Под запрет попали сервисы «Яндекс», в том числе – поисковая система, широко используемые нашими автомобилистами карты, почта, а также другой мегапопулярный у нас почтовик Mail.ru.

В санкционный список попали еще сотни компаний страны-агрессора. От «Аэрофлота», «Газпром Банка», «НТВ» и «Алмаз-Антея» до антивирусов «Лаборатория Касперского» и «Доктор Веб», которые используются здесь, наверное, на каждом втором компьютере. Реакция интернет-пользователей, количество которых в Украине превысило 60% населения и приближается к 30 миллионам, стала полярной. Одни проводят параллели с Северной Кореей и обвиняют власть чуть ли не в установлении диктатуры, другие безоговорочно одобряют ее действия – мол, на войне как на войне. Все многообразие мнений – в комментариях наших экспертов.

Лилия Кочерга, корреспондент сайта «Весь Кировоград»:

– Наскільки я знаю, то в списку заборонених ресурсів – понад 450 компаній і більше 1200 фізосіб. Найбільше обурення викликала неможливість користуватися «ВКонтактє» і «Однокласниками». Як на мене – це взагалі не проблема, оскільки спілкуватись можна в інших мережах, а краще взагалі – вживу. Щодо музики, яку можна було безкоштовно качати у «ВК», то це мало колись закінчитись. Ми вже давно повинні звикнути користуватися легальним контентом. Тим більше що одна з вимог надання безвізу Україні – боротьба з піратським матеріалом. До слова, слухати офіційну музику, приміром, через додаток Google Play не так і дорого – близько 60 грн на місяць, те саме з фільмами. До того ж заборона шпигунських ресурсів – хай не вирішальний, однак важливий крок в інформаційній війні. У той же час зараз досить непроста ситуація з зароблянням грошей, а робота в Інтернеті – це реальний шанс покращити своє фінансове становище, зокрема жінкам-декретницям. Щиро сподіваюсь, що ці люди знайдуть для себе інші можливості й не лишаться, як то кажуть, без шматка хліба з маслом.

Сергей Дьячук, врач, блогер:

– В российских соцсетях не бываю, но на Мэйл.ру у меня ящик, придётся менять, контакты и т.д. Кроме того, врачебные сайты. Правда, уже прислали сообщения, как обойти эту блокаду. Но я против в принципе. Процитирую, потому что лучше не скажу: «Я просто не могу понять, где и когда я делегировал государству право определять — что и где мне смотреть, писать и читать». С точки зрения национальной безопасности, считаю, что эффективность равна нулю. Во-первых, этот запрет с лёгкостью обходится, а запретный плод сладок. Вот подумываю зарегистрироваться на «Одноклассниках» и «ВКонтакте». Во-вторых, от этих интернет-ресурсов никакой угрозы нацбезопасности нет. В отличие от действующей власти.

Иван, веб-разработчик:

– Уже сейчас пострадает множество бизнесов украинцев, которые, кстати, платят налоги в бюджет. А выгода будет сомнительной, слабо измеримой и вообще непонятно, когда ее ожидать. В итоге все скатывается в 2 пункта. Пункт первый: очередная схема для распила денег импотентными организациями. Потому как реализовать это все эффективно они не смогут. Пункт второй: сам факт, что говорят о блокировке, а это фактически цензура, и именно в таком виде – любой студент техвуза понимает, что это неэффективно — это просто позор. Учитывая то, что Порошенко многие видят или хотят видеть, как продвинутого человека, ориентированного на Запад, – он наконец-то знает английский и украинский одновременно, я удивляюсь, что он вообще позволил себе не то что подписать, а даже «находиться рядом» с таким законопроектом. Много организаций в Украине, у которых почта на «Яндексе», если им менять почту – это плюс 10-12 тысяч долларов в год для организации в 200-300 человек. Это только один пример. Люди вряд ли поймут, почему они должны жертвовать своим бизнесом. А как это сделает России хуже – вообще непонятно.

Виталий Фросиняк, экономист коммерческого банка:

– Відразу зазначу – я противник будь-яких заборон з боку держави, якщо це реально не загрожує національній безпеці. Тому що заборона чогось – це дикість. Але я не можу погодитися з тією думкою, що в даному випадку це обмеження свободи слова. Це не так, бо нічию свободу слова тут не обмежують. Є ресурси, які, на думку спецслужб, несуть загрозу безпеці, частково це так – купа сєпарських груп, вербування часто відбувається саме через ці мережі. І коли кажуть, що там купа груп патріотів на кшталт «Білого молота», то в мене великі сумніви стосовно того, на кого ці патріоти працюють. Бо лише ідіот буде створювати групу в мережі, яку контролює ворожа держава. Інша справа, що такий захід по блокуванню – це більшою мірою піар-хід. Реально це не принесе ніякої користі. Люди вже навчилися обходити блокування. Не буває простих вирішень складних проблем. От і виходить, що, коли спецслужба не може реально боротися з агентурою ворожої держави, вони вигадують отакі піар-ходи. Ну і ще це непоганий такий закид для майбутнього посилення контролю в інтернеті. Бо кого можуть заборонити завтра – невідомо…

Вацлав Егурнов, IT-специалист:

– Это нужно было сделать еще до начала боевых действий, особенно в отношении мобильных приложений. Ведь мобильные программы шлют поток информации прямо в ФСБ, особенно геоданные. Тогда, три года назад, возможно, этот шаг чем-то помог бы уменьшить боевые потери. Сейчас же, без малейших объяснений, это контрпродуктивно для наших властей. Почему-то есть уверенность, что это дымовая завеса для отвлечения народа от каких-то других вопросов. А с технической точки зрения, что-либо надежно заблокировать может только Китай. У нас максимум – задекларируют запрет.

Почему-то подобного шума не было, когда запретили к нам летать российским авиакомпаниям, а ведь это аналогичная ситуация.

Юрий Вовкотруб, веб-разработчик, экоактивист, блогер:

– Все запрещать – это не выход. И это не метод демократической страны, которой мы пытаемся быть. По сути мы повторяем шаги тех, с кем воюем. Тем более это бьет по бизнесу жителей Украины и украинских компаний. Простые два близких мне примера. Знакомые через созданную группу в соцсети «ВКонтакте» находили клиентов на товары, которыми торговали. Они остались без своей бизнес-модели. Наработка клиентской базы за долгие годы пропала. Другая компания через контекстную рекламу в «Яндексе» продавала свои товары, деньги платились украинскому подразделению. Там была достаточно гуманная цена и ниже конкуренция, чтобы вести бизнес. Теперь все резко обрублено, и нужно все строить через контекстную рекламу в «Гугл», где аудитория хоть и больше, но цена клиента оттуда может оказаться просто нерентабельной. И снова нужно вкладывать силы и большие деньги в поиск методов, как преподнести и продать свой товар. Потери многих компаний будут огромными. И сам метод напоминает блокировку работы «Интертелекома» несколько месяцев назад – не важно, что многие потеряют деньги, бизнес, связи, главное – взять и запретить. У нас есть министерство под управлением Стеця. Что они делают? У нас есть полиция, киберполиция и СБУ. Как часто они обучаются IT? Это самая быстроразвивающаяся сфера с огромным объемом информации. Иногда информация устаревает быстрее, чем удается ее найти и усвоить…

Валерий Добробатько, предприниматель, блогер:

– Я мог бы привести массу «железных» аргументов именно в пользу этого решения. Но есть одна проблема. Как можно убедиться в тех же дискуссиях на «Фейсбуке», в обществе существует определённое равновесие обеих точек зрения – за и против. И это плохо. Но плох не сам факт отсутствия консенсуса. Хуже другое. Это означает явное, я бы сказал, критическое недоверие людей к действиям власти и принимаемым ею решениям. Ведь подавляющее большинство тех, кто против, усматривают в блокировании сайтов исключительно прагматизм, замешанный на финансовых интересах бизнеса, приближённого к той или иной политической «корпорации» действующей власти. Полной уверенности в том, что это не так, у меня, увы, нет. Поэтому свою точку зрения «за» со всеми аргументами я пока оставляю при себе. Могу только сказать, что в основе своей считаю это решение логически правильным… Единственное, о чём я могу сказать с уверенностью, – это то, что мы полностью пока проигрываем информационную войну. Как мне кажется, причина здесь в отсутствии чёткой стратегии. А предпринимаемые тактические шаги неубедительны. Потому и малоэффективны.

Андрей Трубачев

Андрей Трубачев

Ведущий обозреватель «УЦ», шеф-редактор Интернет-издания «весь Кіровоград».