Андрей Райкович: «Когда страна воюет, нельзя в тылу стрелять друг другу в спину»

14:28
0
1383
views

После очередной несостоявшейся сессии Кировоградского горсовета жизнь в городе, кажется, приостановилась. Множество вопросов «подвисли» в ожидании принятия решения в сессионном зале. О том, как будет существовать областной центр в сложившейся ситуации, мы спросили у городского головы Андрея Райковича.

– Андрей Павлович, как дальше жить?

– Развивать город, внедрять инвестиции, работать над решением социальных проблем, убедить депутатов направлять свою деятельность на интересы города, а не на личные.

К сожалению, вокруг ситуации, сложившейся в городе, ходит много слухов. Но это все можно легко объяснить. Во-первых, борются между собой люди, занимающиеся коммунальным бизнесом. Борются за перераспределение средств, которые выделяются на те или иные строительные и жилищно-коммунальные проекты. Я понимаю конкуренцию товаропроизводителей, а конкуренция сервисных фирм – это нечто другое. Во-вторых, выбрана следующая тактика борьбы: любой ценой находить обвинения, выдавать их на-гора – и пусть разбирается, кто хочет. Но у меня нет времени, чтобы рыться в чужом белье.

Депутаты-бизнесмены в мой адрес высказывают обвинения экономического характера. Мне кричали: сколько я еще МАФов поставлю? Официально заявляю: за время своей работы в горсовете пока ни одного не установил. А те дешевые провокации депутатов-крикунов, которые они устроили в управлении архитектуры, лопнули как мыльный пузырь. Да один ятранский киоск дает в бюджет города в месяц в десятки раз больше отчислений, чем киоски, принадлежащие депутатам, у которых стоят километры МАФов! Кстати, никто из вас, уважаемые оппоненты, не хочет озвучить, что имеет город от каждого вашего киоска? Я всегда отчитывался перед фискальными органами, мое предприятие систематически проверяли, мы среди лидеров в отчислении налогов в казну города. И хотел бы посмотреть (думаю, и громада тоже), насколько прозрачен бизнес городских депутатов. Насколько он значим для города, сколько официальных рабочих мест, сколько налогов перечисляется, какая декларация доходов. Депутат и черный бизнес – понятия несовместимые.

– Какие процессы тормозятся тем, что депутаты не участвуют в сессиях?

– Мы не можем решить самое важное – блок социальных вопросов. Люди ждут материальной помощи, обращаются к депутатам с просьбами помочь деньгами на лечение. Для этого необходимы сессионные решения. Депутат Цертий внес предложение, чтобы эти полномочия передать исполкому. Это неправильно, это не отвечает принципам депутатской работы. Собирайтесь раз в месяц и голосуйте! Человек за помощью обращается лично к депутату, и решение должно приниматься в сессионном зале, а не на заседании исполкома.

Не решаются земельные вопросы, в том числе выделение земли участникам АТО. ПТУ и медики по-прежнему ждут финансирования из городского бюджета. Много чего нужно решить в сессионном зале.

– Оппозиционные депутаты выдвинули ряд требований…

– Да. Они придумали, что надо проводить внеочередную сессию и отменить уже принятые решения. Зачем? Для того, чтобы затормозить работу, расшатать большой корабль до такой степени, чтоб из него начали выпрыгивать люди? Я не позволю это сделать. И если кто-то надеется, что я оставлю свою должность, - не дождется.

Оппозиционные депутаты требовали внести в повестку дня ряд вопросов. Мы внесли. Пожалуйста, открываем сессию и решаем. Но они хотят, чтобы я публично извинился. За что? Перед кем? Перед людьми, которые занимаются демагогией и ничего полезного не сделали для города? Мне не за что извиняться, мне не стыдно смотреть людям в глаза, мне есть за что отчитаться. Я привык работать системно, внедрять стратегические проекты, которые кардинально меняют предприятие, отрасль, производство. И город в том числе.

Кто последние 25 лет занимался общественным транспортом? Я получил в наследство 8 коммунальных старых троллейбусов… Все! Кто-то подумал, как расширить троллейбусную сеть, чтобы действительно началась реформа? А мы уже имеем этот проект, начали его реализацию и постараемся взять под него инвестиционный ресурс.

Кто системно готовился изменить качество медицинского обслуживания? Рассказать, в каком состоянии наши больницы, какой уровень аппаратуры? Город – лидер в онкозаболеваниях – не имеет своего центра компьютерной томографии. А мы за полтора года развернули строительство инсультного и гемодиализного центров, заканчиваем создание перинатального центра II уровня, уже год работает современное детское инфекционное отделение, паллиативная служба, дальше – капитальные ремонты в ЦГБ, жилье для медиков…

А кто раньше думал про тотальное обновление коммунальной техники? Вы часто видели такое количество современных машин в центре города, как этой зимой? А это только первые шаги в ЖКХ. Там непаханое поле работы. Там точно была система, но, извините, с другой подкладкой, которую ой как тяжело перелицевать. Именно это и не нравится отдельным депутатам.

Можно говорить долго про отремонтированные школьные спортзалы, компьютеризацию городского образования, мощную социальную поддержку ребят из АТО. И, заметьте, я не приписываю это лично себе. Я люблю работать в команде. У нас есть возможность управлять солидным бюджетом,  поэтому призываю всех депутатов: давайте это делать консолидированно, грамотно и обдуманно. Я – за диалог, за переговорный процесс, за круглый стол. Не нужно «договорняков», подковерных, кулуарных разговоров и ультиматумов. Мне не нужна золотая акция в горсовете. Разве не лучше большинство из сорока двух депутатов? Разве по совести в такое тяжелое время, когда страна воюет, здесь, в тылу, стрелять друг другу в спину? Вместо того, чтобы слаженно работать, мне все время предлагают кадровые пасьянсы и бесконечные торги.

– Но депутаты ведь не могут не понимать значимости решений, которые они должны принимать, но не принимают. Ими руководят политические кураторы?

– Так в этом вся беда! Дай Бог ума нашим избранникам, чтобы они отошли от своих партийных боссов, чтобы они не переносили модель отношений в Верховной Раде на горсовет. Их партийные вожди приедут в наш город разве что перед выборами: раз в четыре года, а нам всем здесь жить каждый день, и люди нуждаются в нашей поддержке тоже каждый день. Мы можем разойтись в том, что кто-то больше любит помещение, а кто-то – людей. Но открыто спекулировать: отмените тарифы, отмените решение сессии, а потом мы зайдем в зал, - недопустимо. Пусть мне кто-то докажет, что мы приняли на 8-й сессии хоть одно не нужное для громады решение: стипендии отнять у ПТУшников, или городу автобусы не нужны, или хлопцы из АТО землю не заслужили?

– У нас не тупик? Есть надежда?

– Конечно. У нас есть надежда, есть перспективы, есть программа, от которой я не отступлю, с которой я шел на выборы. Эта программа удовлетворит не только тех горожан, которые отдали за меня свои голоса, а абсолютно всех. Я много раз повторял: я пришел не брать, а создавать.

Ведь только слепой не видит, как шаг за шагом меняется город. Новые троллейбусы, в которых можно ездить в чистом костюме. Все больше освещенных улиц, реконструированные скверы. Город начал строить жилье. Пусть одну девятиэтажку, но начал.

Есть что делать. В городе немало системных проблем, которые уже мхом поросли, которые трудно решать, потому что приходится рвать по живому. Это тормоз, но это не препятствие, не берлинская стена. Самой большой политикой для каждого депутата должны быть не пиар и популизм, а ежедневная работа в округе и в сессионном зале. Я готов говорить с каждым.

Елена Никитина

Елена Никитина

Заместитель главного редактора «УЦ».