Юрий Тютюшкин: собрать все!

15:11
0
2075
views

Наверное, нет ни одной местной газеты или сайта, ни одного краеведческого издания, которые не использовали бы фотографии и открытки из коллекции Юрия Владимировича Тютюшкина. Увы, чаще всего их не подписывают, а иногда авторы материалов и сами не знают, кому принадлежит оригинал фото. Почти вся коллекция Тютюшкина выставлена в Интернете: любуйся, бери, пользуйся…

– Юрий Владимирович, а вам не обидно, что материалы вашей личной коллекции как будто принадлежат всем?

– Нет, не обидно.

Юрий Тютюшкин протягивает мне небольшую стопку фотографий Кировограда 50-70-х годов и наблюдает за моей реакцией. Я узнаю места, здания, спрашиваю: «А это где?», «А это?», «А это здание еще есть?»

– Вот и я так получаю удовольствие, - говорит он. - Но получать его одному неинтересно, хочется, чтобы и другие люди наслаждались, узнавали какие-то места. Иногда я могу ошибаться, а люди подскажут, что это за здание, что в нем находилось и т. п. Да и просто приятно, что люди смотрят, что им интересно.

Правда, бывает обидно, когда в СМИ не указывают, что фото из моей коллекции, а я точно знаю, что это моя фотография, и могу это доказать…

Елисаветград по обмену

– А с чего началась ваша коллекция?

– Коллекция фотографий? – уточняет Тютюшкин. - Еще в советские времена я собирал все: спичечные этикетки, марки, значки, боны, монеты. Но в девяностые годы мне, к сожалению, пришлось большую часть коллекций продать – обстоятельства заставили.

А что касается видов Елисаветграда, то я нашел дома открытку «Привет из Елисаветграда», а на ней было изображено несколько открыток с видами города – и тогда я загорелся идеей все эти виды собрать. Тогда еще живы были последние дворяне, живы были елисаветградские бабушки, которые могли рассказать о том городе, показать фотографии, поделиться чем-то. Я научился узнавать на улице этих людей, людей, хранящих прошлое, - просто подходил, знакомился, объяснял, что ищу виды Елисаветграда. Они звали меня в гости, показывали фотографии, ну и попутно, конечно, я узнавал историю города.

Тогда еще жива была Ирина Михайловна Бошняк, потомственная дворянка, которая дружила с Тарковскими. Она мне столько рассказала! Жива была дочь Эмиля Ароновича Бургарда, хозяина завода сельхозмашин (здание этого завода до сих пор сохранилось – напротив детской областной больницы, на ул. Гоголя). Эта старушка жила совсем недалеко от своего бывшего завода, с другой стороны от детской больницы, на Преображенской, в бывшем приюте Эльворти, сейчас там магазины какие-то, аптека, а тогда бараки были. Ей было уже под девяносто, она глухая была, крошечная такая, сама печку топила. Она с удовольствием расставалась с фотографиями, ей очень хотелось оставить их кому-то, рассказать о своих предках. Она мне даже отдала фотографию отца, которую он ей сам подарил и подписал. Родственников у нее в Кировограде не было, а ей не хотелось, чтобы после ее смерти кто-то просто выбросил все это на мусорку.

Но Елисаветград у меня собран в основном по обмену. Я тогда работал на заводе АРЗ и часто ездил в командировки, находил коллекционеров в Харькове, Ленинграде, Одессе, Днепропетровске (эти открытки ведь слали не сюда, а отсюда в другие города). Все знали, что я ищу Елисаветград. Но коллекционеры тогда не продавали свои открытки, им это было неинтересно, они просили что-то в обмен, что-то по своей теме. Я иногда поеду в Одессу, мне там покажут елисаветградскую открытку, дадут в руках подержать, а я потом несколько лет ищу открытку на обмен. И наши елисаветградские бабушки мне, конечно, очень в этом помогали, рекомендовали меня своим друзьям, подругам. Попутно я стал собирать фотографии елисаветградцев, потом фотографии Кировограда.

– А сколько у вас открыток с видами Елисаветграда? На какой-то выставке вы говорили, что у вас есть все…

– Вы неправильно поняли. Есть все, которые я видел. Но, наверное, где-то есть такие, о которых я не знаю, они ведь могли издаваться и очень небольшими тиражами. Да и открытка с одним и тем же видом у разных издательств может отличаться, где-то слово с ошибкой написано, где-то изображение размыто…

А что касается количества, то я никогда не считал. Как-то друзья на мой день рождения сделали мне подарок – организовали выставку моих новогодних открыток в краеведческом музее (у меня день рождения в декабре). Тогда музей уже отремонтировали, но залы были еще пустые. Я зашел и сам был поражен – мои открытки заполнили весь огромный зал (сейчас это зал Ильина). Когда они в альбомах, то такого впечатления не производят.

– Почему люди отдают свои семейные фотографии?

– По разным причинам. Но в основном – чтобы сохранить. Иногда люди отдают фотографии, доставшиеся им от родителей, – они не знают, кто или что на них изображено. А был случай, когда меня пригласили посмотреть фотографии, я зашел во двор, там молодой человек сидит, спрашиваю: где живут такие-то? Он мне показал. Я зашел, смотрю фотографии и вдруг вижу этого же молодого человека на фото, а карточке больше ста лет! Они говорят: «Да, это его правнук, действительно очень похож». Говорю: «Зачем же вы отдаете эту фотографию? Оставьте себе». А они настаивают: «Нет, забирайте, именно этот правнук недавно собрал большую часть старых фотографий и на макулатуру сдал, он и эти сдаст, а у вас они сохранятся».

А еще, наверное, люди с радостью отдают фотографии Тютюшкину потому, что, малоинтересные сами по себе, они приобретают смысл именно в коллекции. Сейчас у Юрия Владимировича очень много фотографий Кировограда шестидесятых – восьмидесятых годов прошлого века. Наверное, в каждой семье есть или были такие фотографии. Но по отдельности это просто фотографии, которые часто нам ни о чем не говорят: какие-то люди, какие-то здания… А вот собранные вместе, разложенные по районам, по годам, они дают представление о том, как менялся наш город.

У Юрия Владимировича все фотографии подписаны: иногда десятилетие (1950-е), иногда промежуток в три-четыре года (1952-55), а иногда – точная дата. Он научился определять, когда был сделан снимок, по каким-то незначительным деталям: маркам автобусов на улицах, названиям магазинов, строящимся пятиэтажкам на заднем плане и т. п.

Летопись рода Тютюшкиных

– А как вы относитесь к переименованию города?

– Ну как я могу относиться? – вздыхает коллекционер. – Как может потомственный елисаветградец, дед, прадед, прапрадед которого жили в Елисаветграде, к этому относиться?.. Но я вам сейчас что-то покажу.

Юрий Владимирович достает папку, где аккуратно по порядку разложены в файликах свидетельства о рождении. Его прадед Фока Алексеевич Тютюшкин родился в Елисаветграде в 1867 году, дед Семен Фокович также в Елисаветграде в 1901-м, отец – Владимир Семенович – уже в Зиновьевске, тетя – в Кирово, сам Юрий Владимирович – в Кировограде.

И эта папка – пожалуй, лучшая иллюстрация к утверждению о том, что коллекционер – это не хобби, не увлечение, а свойство личности и состояние души. Ведь, по сути, такую же коллекцию могли собрать в любой местной семье, не выходя из дома… Интересно, куда мы все деваем свидетельства о рождении наших предков?

Сам Юрий Тютюшкин архивными изысканиями не занимается, у него на это просто нет времени. Но благодаря своему увлечению сотрудничает со многими краеведами, писателями, работниками архивов и всех просит: «Если увидите где-нибудь фамилию Тютюшкин, скажите мне». В общем-то, и сама фамилия очень облегчает дело. Однофамильцев ни в Елисаветграде, ни в Кировограде не было, все местные Тютюшкины – родственники.

Самый известный Тютюшкин у нас Семен Фокович – машинист, Герой Соцтруда, который получил это звание в 1943 году за заслуги в обеспечении перевозок для фронта. На вокзале есть даже мемориальная доска в честь него. Однако и его отец – Фока Алексеевич – был заметной личностью в нашем городе.

– Он работал на заводе Эльворти литейщиком, - рассказывает коллекционер. - И когда я вижу канализационные люки с надписью «Эльворти», то всегда думаю о том, что их мог отливать мой прадед. Есть у нас такая семейная легенда, что у Эльворти он был на особом счету. Потому что всем рабочим выделяли землю для строительства жилья на Николаевке, в рабочей слободе, а ему выделили землю на Солодкой Балке, в красивейшем месте. Дом, красивый, кирпичный, стоял на холме, поросшем лозой, а внизу, под холмом, была левада, протекал Ингул.

– Дом не сохранился?

– Сохранился. Стоит. Раньше у него был адрес Солодкая Балка, 22, а сейчас – переулок Тепличный, 7.

– А вы не хотели бы вернуться в этот дом?

– Нет. Той красоты там давно уже нет. Вместо левады – стоянка, шумно, грязно…

А еще Фока Тютюшкин в 1942 году (!), во время оккупации, отлил на бывшем заводе Эльворти колокол, который каким-то чудом сохранился в Покровской церкви на Ковалевке. Колокол этот увидел несколько лет назад завхоз церкви Степан Павлович Добрыйдень. То есть колокол простоял на колокольне больше семидесяти лет, все о нем знали, но Степан Павлович обратился к Александру Дмитриевичу Саинсусу с просьбой помочь поднять колокол на тавровые балки. А когда его подняли, то смогли прочитать надпись внутри: «Стараниями инженеров Ротаста и Воробьева мастером Тютюшкиным отлит в сем году. 1942». Пока этим колоколом не пользуются – его еще нужно отреставрировать и настроить.

Рассказывая о своем прадеде, Юрий Тютюшкин листает толстую тетрадь – здесь аккуратным почерком записано все, что он узнал, когда, от кого, какие архивные документы подтверждают те или иные сведения. И я начинаю завидовать маленькому внуку Юрия Владимировича – ему в наследство достанется эта летопись рода, не набранная на компьютере, не напечатанная, а записанная от руки его дедом. Хочется думать, что он ее сохранит, продолжит и передаст своим внукам.

Люки, пни и кирпичи

Юрий Тютюшкин, наверное, получил уже все возможные и невозможные краеведческие награды, собрал еще одну невольную коллекцию – благодарностей от местных музеев, обгосадминистрации, областного и городского советов и т. п. Но сейчас собирает еще несколько коллекций.

– Сейчас меня очень интересуют виды города 50-х годов, – объясняет Тютюшкин. - Двадцатые-сороковые – еще интересней, но таких фотографий мало, а 50-е у многих сохранились.

– Слушая вас, я думаю, может, стоит собирать и современные фотографии?

– Конечно! Фотография – это документ, что в таком-то году это место выглядело так. Тем более что сегодня это просто – все могут фотографировать и хранить фотографии в компьютере. Я никуда не выхожу без фотоаппарата. Вот мое последнее увлечение – пни. Вы замечали, сколько в городе старых пней? Они очень красивые, на каждом свой узор, они не повторяются.

Сначала это кажется чудачеством. Зачем фотографировать пни? Но Юрий Владимирович показывает мне фотографии, и я начинаю понимать, что что-то в этом есть. Ведь когда Тютюшкин просил у рабочих, разбирающих здания, старые кирпичи с клеймами, то и им он, наверное, казался чудаком. Но совсем по-другому выглядит огромная коллекция елисаветградских кирпичей. Лет пятнадцать назад он выставлял эту коллекцию, а потом и передал ее в дар краеведческому музею. Но жители города приносят ему интересные кирпичи до сих пор.

– Это не коллекция, - объясняет Тютюшкин. – Это собрание. Я не изучал клейма, не изучал, на каких заводах делали эти кирпичи, в какие годы, просто собрал. Думаю, это собрание может стать материалом для кого-то из краеведов, для того, кто захочет изучить тему. Вот, например, лапа собаки или волка. Сначала я думал, что это случайность – вдавленное клеймо, как будто собака наступила на застывающий кирпич, но как такое может быть? А потом, когда мне попалось несколько таких кирпичей с абсолютно идентичными лапами в разных районах города, то стало понятно, что это клеймо. Но какого завода? На других есть инициалы или фамилии, названия фирм, годы. Все это можно исследовать.

Или люки. Вы когда-нибудь приглядывались к канализационным люкам? А в коллекции Тютюшкина десятки фотографий разных елисаветградских и кировоградских люков, на каждом из них свои символы, свой узор. И ведь, чтобы собрать такую коллекцию, не нужно специального помещения, не нужно ничего покупать-менять, только видеть и фотографировать.

А еще собрание пивных этикеток и крышечек местных пивзаводов. А еще военные письма, открытки, треугольнички. Причем у Тютюшкина есть и письма, присланные в Кировоград во время Второй мировой, и даже письма, присланные в Елисаветград во время Первой мировой войны. Все это систематизировано, аккуратно разложено по папкам. Обе эти коллекции можно увидеть на сайте библиотеки Чижевского.

И что самое поразительное: всем этим Юрий Тютюшкин готов щедро делиться со всеми! Берите, исследуйте, изучайте, публикуйте, только не забывайте указать, что это из коллекции Тютюшкина – ему будет приятно.