Олег Рыбачук: «Президентом Януковича сделала Тимошенко»

16:48
3
2438
views

Резонансные вопросы, которые остались без ответа и тихо обрастают илом где-то на дне коллективной памяти, – давняя и постоянная украинская проблема. Мы до сих пор не знаем, например, не только кто стрелял в протестующих в 2013-м, но и кто отравил Виктора Ющенко в 2004-м. Пользуясь случаем, «УЦ» попыталась пролить свет на некоторые «белые пятна» времен первого Майдана и нескольких последующих лет вместе с Олегом Рыбачуком – главой администрации (тогда – секретариата) президента Украины в 2005-2006 годах.

Ранее он возглавлял службу Ющенко как кандидата на президентский пост, затем был членом СНБО и даже некоторое время занимал должность вице-премьера по вопросам европейской интеграции в первом, «оранжевом» правительстве Тимошенко. Кроме того, он стал одним из немногих высоких украинских чиновников за всю новейшую историю государства, который ушел в отставку по собственному желанию.

– Я ушел в отставку по собственному желанию задолго, за полгода до того, как он (Ющенко. – Авт.) принял решение, потому что ему нужно было найти кого-то вместо меня. Никому не нравится, когда от тебя уходят. Я не знал, кто будет вместо меня, и, когда услышал фамилию Балога, меня, видно, передернуло, потому что он меня спросил: «А чего ты так?» Теперь уже он понимает, чего я так, но отношений нет. Я виделся в последний раз с ним в Польше, поляки сделали такое собрание, о трех украинских революциях. У него свои взгляды, он уверен, что его в будущем оценят и его все предали. Хотя я, например, ни в один другой политический проект не пошел, ни с кем больше не работаю. Но я понял, в частности, из того, что не учел Ющенко, что, когда ты идешь в президенты, нужно иметь очень четкое видение, иметь команду и отвечать за изменения, а не просто – приходишь к власти, а потом не знаешь, что с этим делать.

– Недавно Геннадий Москаль обратился в ГПУ с запросом, чтобы выяснить, куда делось уголовное дело 1994 года против Ющенко в связи с банкротством банка «Украина». Как считаете, здесь действительно есть какая-то уголовная перспектива или это больше пиар Москаля?

– Геннадия Москаля я знаю, он работал представителем президента (Виктора Ющенко. – Авт.) в Крыму. Он – неординарная личность с точки зрения способности бороться с организованной преступностью, это правда, но он такой… специфический политик, не лезет за словом в карман, и очень часто от этих слов много сенсационности, но мало смысла. Я не вижу смысла (в раскрутке дела банка «Украина». – Авт.) сейчас. Нам нужно построить новую страну. У нас есть вопросы к каждому президенту. Но мы этих президентов выбирали, мы с ними работали, и Москаль работал. Потом проходит время, мы «разворачиваем оглобли», начинаем разбираться. Для меня сейчас гораздо важнее сделать так, чтобы будущие президенты были подотчетны, чтобы они четко понимали свою ответственность. Надо реально принимать закон о президенте. Без этого нам будет очень трудно иметь кого-либо хорошим главой государства. Нам надо сформулировать критерии, требования к нему и четко отслеживать, чтобы он их выполнял.

– Как раз об ответственности: Ющенко фактически привел Януковича к власти – должна ли быть какая-то ответственность за это, хотя бы политическая?

– Я лично уверен в том, что Януковича нужно было выбрать только для того, чтобы половина Украины поняла: хотите иметь «своего», «хозяйственника»? Вот, пожалуйста. У меня жена из Донецка, я много времени проводил там, я знаю этот менталитет, да, это люди-хозяйственники. Теперь они убедились, что такое «свой», украинцы увидели, что система «свой-чужой» не работает, если ты не имеешь, как избиратель, влияния на президента, если президент может, как Янукович, за пару месяцев развернуть страну в никуда. Сейчас есть другая угроза. Нам в очередной раз пытается Юлия Тимошенко сказать: вот я, «любі мої», я знаю как. И что она может сделать, никто не знает. На самом деле я считаю, что Януковича президентом сделала именно Тимошенко, когда начала борьбу с Ющенко. Я ей об этом говорил: Юля, ты сильнее Ющенко, но, если ты думаешь, что ты Ющенко победишь и заберешь весь его электорат, ты ошибаешься. Вы вместе, «оранжевая коалиция», друг друга нейтрализуете, и выйдет третья сила. Тогда Янукович и появился. А для Ющенко, учитывая то, как он кампанию вел, Тимошенко была опасней для Украины, чем Янукович. Он этого не скрывал. Все эти ошибки вызваны тем, что мы вот так выбираем, и мы позволяем им вот так получать наши голоса. Это нужно изменить, я повторюсь – нужен закон о президенте, об импичменте, нужно четко ограничить возможности президента вмешиваться в исполнительную власть или в судебную. Потому что, пока это не сделано, должность президента притягивает, как магнитом, авантюристов. Авантюристов и популистов. У нас один клоун с вилами обещает Крым вернуть завтра, вторая – по принципу «любі мої». И получается, что у нас нет возможности какому-нибудь украинскому Гавелу или Вашингтону быть избранным. Представьте, если бы должность президента не давала никаких шансов влиять на государственные банки, на государственные предприятия, лезть в бизнес, чтобы были четкая ответственность и контроль финансового состояния. Чтобы то, как финансируется институт президентства, было публичной информацией. Жить «за стеклом». Ющенко время от времени забывал, то ли он глава Нацбанка, то ли он премьер-министр, то ли президент. Человек – слабое существо. На Западе политики мало чем отличаются от украинских, им тоже хотелось бы урвать частным образом. Но там кандидат в президенты Франции жену устроил за какие-то 40000 евро в год на должность советника и все – исчез из политики.

– Последний вопрос: дело об отравлении Ющенко, по вашему мнению, еще может закончиться наказанием виновных?

– Конечно, я очень надеялся, я активно был приобщен к расследованию, но, честно говоря, мне трудно понять почему… Нет, я могу понять, у нас там система вообще прогнила. Но первое, что я сделал, когда стал главой администрации, я сделал повторную независимую международную экспертизу по отравлению. Были задействованы три лучшие лаборатории в мире, провели все анализы, и оно куда-то кануло. В Украине при нынешней системе ни одно громкое дело не доводится до логического конца. Когда тебя отравили и ты стал президентом, я не знаю другой должности, позволяющей добиваться каких-то решений. Ющенко не удалось. Он делал туманные заявления, говорил, что те, кто его отравил, в Москве находятся. Но юридического ответа я не знаю. Я понимаю, что теперь это гораздо сложнее. С другой стороны, здесь же мне скажут: вон, убийство Кеннеди в Америке, 40 лет… Есть в мире такие примеры. Хотя меня это мало успокаивает. Я сейчас гораздо пессимистичнее, конечно, чем тогда – что по отравлению, что по убийству Гонгадзе. Ситуация такая…