На волне любви

15:12
0
2830
views

В пятницу минувшей недели со сцены нашей филармонии участники инструментального ансамбля «Елисавет-ретро» дали бой серости, слякоти и всяческим тягостным мыслям вообще. В юбилейной программе «На крилі любові», посвященной 25-летию коллектива, гармонично переплелись опыт участников первого состава и харизма нового, яркий вокал солистов филармонии, зрелищная бальная хореография, теплые поздравления от коллег и друзей и, конечно же, музыка… В закулисье мы узнали, как готовилась эта феерия и чем живёт «Елисавет-ретро».

Первой расспросили Наталью Бондаренко, художественного руководителя филармонии:

– Наталья Валерьяновна, кто постарался для того, чтоб сегодня было так здорово?

– Вчора та останні кілька днів репетиції тривали до опівночі. «Єлисавет-ретро» – це класні солісти, фірмА, як-то кажуть. Кожен із них може виступати сольно, в дуеті, в квартеті – як завгодно. Обов’язково треба подякувати Миколі Івановичу Кравченку, адже 25 років тому саме за його ініціативи був створений цей колектив. «Єлисавет-ретро», як і «Концертіно», костюмований повністю по-новому, за що дякуємо голові облдержадміністрації. Низький уклін Миколі Васильовичу Кваші, тому що 100% в «Зорянах» програма створена ним і 110% в «Єлисавет-ретро». За суперфінал концерту, який виправдав назву «ретро», хочу похвалити нашого Володимира Єрмолаєва (укінці концерту Володимир несподівано з’явився на сцені в ретро-вбранні і виконав справжній степ. – Авт.). Олена Фурманова – перший художній керівник-жінка цього колективу. І це вона придумала таку концепцію, за якою на концерті виступали і нові, і екс-учасники ансамблю. Вона – молодець, зуміла не тільки вберегти цей колектив від розпаду, але й по-жіночому внести в нього особливу родзинку.

Далее наш разговор продолжился с худруком «Елисавет-ретро» Еленой Фурмановой.

– Сколько вы руководите коллективом и что нового?

– Второй год. Мне нравится. Собрался коллектив, который действительно живет своим делом. Много меняется сейчас в связи с тем, что для коллектива пишет Андрей Жук – теперь у нас есть свой талантливый аранжировщик. Он сегодня будет играть на баяне, будут звучать его произведения в концерте. Разные – классика, джаз, народные песни.

– Насколько репертуар соответствует названию «ретро»? Или это уже больше как фишка?

– Фишка. Вот буквально еще несколько лет назад коллектив назывался «ансамбль народної та сучасної музики», тепеперь – «інструментальний ансамбль». Меняется репертуар, меняются солисты. Но мы очень многожанровые.

– А где бывал ваш колектив?

– В основном ансамбль обслуживает нашу область. Он для того и создавался, чтобы выступать в самых дальних ее уголках, самых маленьких селах, в которые никто никогда не приезжал. Мы маленькие, компактные, можем встать на любую сцену, потому у нас очень много поездок. Выступали практически во всех областях – в Житомире были, в Николаеве, в Виннице, в Киеве участвовали в международном фестивале, заняли там призовое место. В донецкой филармонии работали. За границей не были, но мечтаем поехать на какой-нибудь фестиваль. Просто у нас настолько разножанровый коллектив, что мы не можем к какому-то одному жанру себя отнести. Это же не народный коллектив, а эстрадный, эстрадно-джазовый – даже народные вещи мы играем в современных обработках.

– Вспомните курьёзы из жизни «Елисавет-ретро»?

– Когда-то было такое, что животные выходили на сцену – наверное, им очень нравилось. Как-то собака во время выступления улеглась посреди сцены. Еще в каком-то селе летом, когда было жарко и много детей в зале, открыли дверь на улицу. И вот под клубом собаки бегают, коровы подмукивают. Мы уже ушли со сцены, а на ней работал Ярослав Страшной. Пока он пел, коровы прониклись до такой степени (мы еще смеялись «бэк-вокал»), что работали вместе с ним всю программу.

Очень часто приходится выступать в холодных клубах, поэтому ездим со своим обогревателем, а во время концерта ставим его возле себя, чтобы что-то сыграть. Нужно же быть в костюмах красивыми – мы не выходим в валенках и в шубах. Как-то мы включили этот обогреватель и вырубило полностью всё.

Был еще дым, как у Аллы Пугачевой во время исполнения песни «Айсберг». Мы подъезжаем к какому-то клубу, и нам говорят «ми вам так натопили, так натопили», открываем дверь, а там дым – просто пелена, ничего не видно.

А был у нас такой случай с одной из бывших участниц, не буду называть фамилию, она только начинала карьеру вокалистки. И, помню, мы вышли на сцену около 10 часов утра, а она в таком мандраже была, что радостно на весь зал поздоровалась «Доброго вечора». Зал, конечно, упал. Мы этот «добрый вечер» вспоминали ей еще год, наверное. Но мы всегда друг друга поддерживаем.

– Елена, вы помните один из клипов группы «Ленинград», в котором на богемном светском рауте одна пафосная дама возмущается, что играет не ди-джей, а живая классическая музыка и что это, мол, прошлый век? Как вы думаете, насколько электронная искусственная музыка может вытеснить живую?

– Никогда. Когда появилось телевидение, говорили, что оно вытеснит театр. Но этого никогда не произойдет. Мало того – сейчас я замечаю, я же много лет уже работаю, что, наоборот, идет тенденция к живому звуку. Если раньше мода была на какие-то новые электронные звуки, комбинировали те же оркестры всякие вот такие вещи, то сейчас – нет. Сейчас живая музыка пользуется спросом. И в концертных залах, и на частных банкетах. Люди всё больше и больше тянутся к живому.

Фото Олега Шрамко, «УЦ».