«Нами вся Украина заинтересовалась раньше, чем Кропивницкий»

14:19
0
1344
views

Не так давно мы писали об участии Алексея Козачинского (талантливого певца, солиста филармонии) и Александра Працкова (известного дизайнера, главы «Школи естетичного виховання модельної агенції “РІМО”», организатора конкурсов красоты) в приключенческом шоу «Світами за скарбами» на телеканале «СТБ». Сегодня мы продолжаем эту тему, и теперь уже победители шоу Леша и Саша расскажут больше для читателей «УЦ».

– В прошлый раз говорили, что, если победите, откроете студию для талантливых детей. А как планируете потратить свой выигрыш (а это 500 000 гривен) теперь, когда он уже в руках?

Саша: – Мы уже его потратили на личные нужды. Да, мы обещали, что у деток будет возможность заниматься бесплатно – так оно и будет. Но не благодаря шоу, а благодаря поддержке городской власти, а точнее – управлению молодежи и спорта городского совета города Кропивницкий, которое выделило нам помещение и даже сделало там ремонт. С первого сентября ждем детей с 6 до 18 лет по адресу: ул. Беляева, 7, корпус 3.

Леша: – У нас появилась возможность воспользоваться призом на свои нужды, но свое обещание мы выполнили.

– Как вы чувствуете себя в роли крутых пацанов-победителей?

Леша: – Ну мы и были крутые парни, просто не до конца верили в свои силы. После победы сил как-то поприбавилось, появилась уверенность в себе, в том, что мы все-таки что-то можем. Главное – верить в себя.

– Леша, нам Саша изначально рассказывал, что это он тебя втянул в эту авантюру. Ты не пожалел?

Леша: – Не пожалел. Я понял, что не пожалею, когда узнал в общих чертах, что это вообще за шоу. Когда сообразил, что шоу связано с путешествиями, я понял, что жалеть не буду. Даже сама мысль, что мы будем кататься по миру, – это уже круто. Вообще все, что ни делается в моей жизни, все к лучшему, поэтому нечего жалеть.

– Победа раскрыла в тебе желание участвовать в других шоу? Ты будешь дальше активничать уже сам, без Працкова и бутылки виски?

Леша: – Не знаю. Если будут еще какие-то варианты или предложения, я с удовольствием пойду. Но, как Саша сказал, мы – слоны-неразлучники, поэтому нам надо что-то такое, чтобы мы шли вдвоем дальше рвать Украину. У нас такой тандем, дуэт, dream-team сложился, а телезритель нас полюбил именно в таком чокнутом дуэте.

– На вас смотрела вся Украина и по телевизору, и в Интернете. Много тысяч просмотров на You Tube, тысячи комментов. Что вам пишут? Что самое оригинальное?

Леша: – Одна подписчица и Сашке, и мне предлагала свадьбу сыграть. Я не знаю, что она имела в виду – может, что мы втроем будем жить.

Саша: – Вообще очень приятно в плане того, что ни под нашими видео, ни под нашей теперешней жизнью в Интернете нет каких-то злых комментов, никакой агрессии в нашу сторону, никакого преследования или желания оскорбить нас. На самом-то деле вся Украина восприняла нас очень позитивно, и не только Украина. Мне пишут из США, Марокко, Канады, Сингапура, Латвии, Литвы, Беларуси, Польши, Грузии, Португалии. Что самое интересное – много пишут из России и поддерживают, зная, что мы из Украины. С Владивостока писали. Из Донецка писали, из Славянска, говорили, что смотрят и переживают. Интернет-голосование тоже многое показало – чуть ли не 98% было за нас и только 3% за конкурирующую пару.

– Какой регион Украины был самым активным (кроме нашего, конечно)?

Саша: – А с чего ты взяла, что наш был самым активным? Я тебе больше скажу: наш самый неактивный! Нашему городу было как-то, мне кажется, не очень интересно, что его прославляли на протяжении трех месяцев и привезли в него победу. Из всех шоу, которые только есть на украинском телевидении, мы – единственные победители из Кропивницкого. Два человека, которые работают много лет на повышение имиджа этого города, проводим всеукраинские мероприятия, международные фестивали… Назовите мне еще одну организацию, которая проводит в год такое количество мероприятий, как мы. Люди нас знают, люди приходят, люди нас поддерживают. Но я говорю о местной власти, областной, о СМИ местных…

– А с чем вы это связываете?

Саша: – Я считаю, это элементарная зависть. Некоторые говорили о том, что Працков и Козачинский разжирели и уже отошли на задворки, они ничего не умеют, мол, появились новые организаторы, новые звезды шоу-бизнеса. Только у всех этих «звезд» можно спросить, а научились они где? Случайно не на наших ли мероприятиях? Они же ждали, что мы проиграем, чтобы сказать: позорнулись, много шума, много пыли, а они никто. И представляешь теперь такая ситуация… Хочется сказать: люди, не надо гадить в колодец, из которого все мы тут пьем. Все работаем на благо города. И тут мы переходим плавно к тому, что этот город, который мы прославляли три месяца («привет, это дизайнер из Кропивницкого», «всім привіт – це пара друзів з Кропивницького»), почему-то совсем нас проигнорил. Слово «Кропивницький» звучало постоянно, люди хоть поняли, где это, а то приходилось всегда объяснять. Пол-Украины на центральном канале узнало, где вообще такой город. Нами вся Украина заинтересовалась раньше, чем Кропивницкий, что самое парадоксальное.

Вот приведу пример: когда Юля Морозенко из Камянского вошла в десятку на шоу «Мастер-Шеф», мэр распорядился развесить по всему городу билборды с поздравлениями для нее. Я тебе скажу больше – это делается во всех городах, если человек их где-то представляет. Мы же не заткнулись и не сказали, что мы – просто Саша и Леша. Ребята, это же был наш выбор сказать, откуда мы. На всех интервью, на всех заставках мы говорили о нашем городе. Мы повышаем свою популярность как творческие личности, но и город становится более узнаваемым. До сих пор идут просмотры на Ютубе. Если одну программу смотрит 119 000 человек, а их 14, то умножаем и подсчитываем. Нас в Канаду в гости зовут. Там вся диаспора собиралась перед телевизором и смотрела. А кто у нас поставил где-то экран со словами «Сегодня наш Кропивницкий борется за победу»?

– Как на том же танцевальном «Майдан’Sе»?

Саша: – На тот «Майдан’S», кстати, все костюмы были пошиты лично мною, и мне до сих пор никто не сказал спасибо. После окончания финала уже прошло две недели, и никто даже не собрал никакую минимальную встречу, не сказал: «Ребята, вы – молодцы!» Мы ж не просим денег или каких-то благ, но почему городская власть Кропивницкого не могла поздравить нас. Просто словами.

– Вы объездили много стран, городов. По вашему мнению, чем наш город привлекателен для туристов?

Леша: – У нас очень много архитектурных памяток, которые реально исторические. Конечно же, театр наш – куда ж без него.

Саша: – А подумайте, чем, например, наш город отличается от Херсона? Кто-то скажет, что там есть море. Ну да, так это ж отдых, это не городской туризм. Тот же Тернополь – почему туда едут? Едут, потому что города занимаются своей презентацией. Проводятся постоянно какие-то фестивали. Я езжу и спрашиваю, кто это проводит – частники? В ответ слышу: нет, это проводит городская власть. То же самое Мукачево, фестиваль такого-то вина. Ну да, они производят вино. Ну так, ребята, у нас тоже есть, что показать. Да, провели театральный фестиваль, но это проводилось кулуарно. Кто-то достал билет, а кто-то не достал. Организацией такого рода мероприятий должны заниматься профессионалы. Если бы у нас заявили фестиваль типа «Таврийских игр» – к нам бы не приехали люди? Приехали бы. Но для этого должна работать сфера общепита, к сожалению, у нас она работает слабо. Заведений уйма, но вкусной еды и качественного обслуживания – 20%. Гостиницы, которые в частных руках, лупят невероятные суммы. Те, которые остались полугосударственными, они же в таком состоянии, что человек не может туда заехать. К этому всему нужно подходить комплексно. Не за один день, а постепенно. У нас есть масса молодежи, которая имеет много идей, но они все убиваются на корню. Мне смешно, когда у нас объявляется фестиваль уличной еды, приходят три заведения и все три жарят шашлыки. Ребята, это не уличная еда, это не фестиваль уличной еды. У нас ни разу не было ни одного нормального фестиваля – все как-то недодумано, недоделано, незафиналено. А мы хотим, чтобы к нам приехал турист. А он не приедет, зачем ему? Многие люди, которые приезжают к нам, говорят мне: «Боже, какие у вас красивые улицы». Они фотографируются на фоне всех зданий, на площади. Говорят, у вас так красиво, у вас даже чисто. А в других городах намного грязнее, чем у нас. Это правда. У нас красиво. Но нет идей, как прославлять город. Мы три месяца кричали, что мы из Кропивницкого, – оказалось, мы никому в этом Кропивницком не нужны.

– Что будете делать с таким настроением? Уезжать отсюда?

Саша: – Я – уже. Леша пока не знает, а я уже в Киеве. У меня здесь семья, друзья, работа, мы это все будем контролировать, но основной вид деятельности будет все-таки в Киеве. Потому что за 20 лет успешных мероприятий, где же ответный интерес? Леша стесняется, а я скажу за него. Он поет уже 10 лет – ни одного звания, работает, ездит по области, куча концертов. Я ж не говорю ему народного дать, но где хоть какая-то мотивация человеку работать дальше? Дипломы? Ну извините – у меня их тысяча. Где ему брать стимул, чтобы готовить еще лучше шоу, нарабатывать репертуар, делать новые записи? Если в этом городе зовут только тогда, когда нужно провести концерт, и понимают, что люди будут слушать Лешу. «Лешечка, ну прийдите, пожалуйста, спойте». А в итоге под Кировоградской мэрией награждают выдающихся личностей, выдают медали, премии, кучу всего, но ни разу в этих списках не было ни меня, ни Леши. У нас нет ни на кого обиды, у нас есть непонимание, почему происходит именно так.

– Вспомните, по каким-то душевным ощущениям, какой день и где был особенным?

Леша: – Когда выгнали пару Морозенко, мы так с ними расставались, это был такой грустный день, хотя сколько я с ними гавкался и сколько у меня с Юлькой было конфликтов. В последнее время мы часто ссорились, но, когда расставались, было реально грустно. Не знаю, какой был бы исход, если б они с нами вышли в финал. Было очень круто, когда у нас были выходные и когда мы могли собираться и общаться со съемочной группой журналистов, очень было тепло.

Саша: – Еще самые классные были моменты, когда объявляли, в какую страну мы летим следующую. Мы не знали, и тут – бабах – тебе говорят.

– А какие трудности были?

Саша: – Было трудно вставать нам с Лешей в пять утра, съемки фактически всегда начинались в это время и заканчивались в три часа ночи.

– Можно говорить о том, что вы трудились, а не развлекались? Ведь со стороны это выглядело легко.

Леша: – Отдыха и развлечений там не было. Особенно во Вьетнаме, там просто мы пахали, как кони. Даже в самых веселых конкурсах. Вот, например, делали мы вьетнамцам вечеринку. Казалось бы, обычная туса, но на самом деле это было настолько тяжело, попробуйте даже те же полчаса отпрыгать, с теми стаканами, и это все еще и в сорокаградусную жару.

Вот у меня был случай: я ехал в такси, таксист поздравляет и говорит: «Я бы там все конкурсы прошел, я бы точно выиграл». Люди не понимают саму ситуацию, в которую ты попадаешь во время съемок, что это стрессовая ситуация.

Саша: – Тяжело, ну представь, это же съемочный процесс, ты же не можешь посреди съемок, когда приспичило, говорить: «Останавливайте все камеры, я хочу в туалет». Тебе такого никто не разрешит. И пока ты не пробежишь и не выполнишь все задания, тебе никакого туалета не будет. И тебя ж не покидает чувство соревнования, ты ж хочешь еще и результат получить.

– А как думаете, почему вы выиграли? В чем ваша сила?

Саша: – Потому что мы не думали о деньгах совершенно. Мы до последнего не думали о деньгах, мы не бежали за ними. Всех погубили бабки. Это было видно, люди были готовы рвать за эти деньги, убивать, лететь, у них были только нули в глазах. У нас не стояла цель сделать деньги. Мы думали, вообще справимся ли с этим. Хотели доказать себе, что можем. Все-таки это travel-проект с выполнением заданий. Люди пришли, начали хвастаться своей физической подготовкой, тем, что могут бегать не уставая, своим интеллектом. А мы все доказывали себе, они – кому-то, а мы – себе.

Леша: – Даже Роза это заметила – был уже конец съемок, мы просто с ней катались и обговаривали какие-то моменты, а она говорит: «Хлопцы, а что это вы час со мной катаетесь и до сих пор не вспомнили, что у вас выигрыш вообще есть?..»

Фото из личных архивов Александра и Алексея, «УЦ».

Маша Ларченко

Маша Ларченко

Журналіст «УЦ».