Война на Заречной улице

14:49
0
540
views

То, о чем предупреждали журналисты на заре развертывания широкомасштабного строительства автозаправочных станций (АЗС) в черте населенных пунктов, – случилось. 27-го марта Кропивницкий накрыл вполне реальный ужас. Начиная с 20.00 в городе были слышны мощные взрывы и видно зарево от пожара. Многие подумали, что и до нас дошла война, откуда, собственно, и заголовок предлагаемого вашему вниманию материала…

Чрезвычайная ситуация

Сразу внесем ясность для тех, кто черпает информацию из газеты, а не из Интернета. Это, слава Богу, не война, и взрывались не бомбы, а газовые автоцистерны на автостоянке, и не на Заречной улице, а на Киевской, хотя и сразу за рекой Ингул. Но было по-настоящему страшно, и не без оснований: сегодня можно с уверенностью сказать, что в городе случилась серьезная техногенная катастрофа, в результате которой пострадало несколько человек и полностью сгорело 18 автомобилей!

Однако последствия могли быть и намного катастрофичнее, если бы взорвалась АЗС, о чем было сначала сообщено в соцсетях. Газовая заправка здесь действительно имеется и находится всего в двухстах метрах от эпицентра взрывов. Но еще ближе, буквально за забором стоянки, находятся жилые дома, которым угрожала реальная опасность. Обошлось выбитыми окнами, временным отсутствием электроснабжения и связи, а также пережитым шоком. Многие из местных жителей предпочли уехать ночевать подальше, но еще больше людей просто убежали из прилегающего района и до полуночи находились на железнодорожном вокзале Кропивницкого!

На следующий день весь город только и говорил о взрывах. Рассказывают, что зарево было видно за 20 километров. Неудивительно, что к месту пожара началось настоящее паломничество. Охранник машиностроительного колледжа говорит, что такого движения людей и транспорта, как вечером после взрыва, он на Киевской никогда не видел – все спешили увидеть своими глазами, хотя такая активность и затрудняла движение спецтранспорта.

Люди ощутили ударную и даже тепловую волну в радиусе полутора километров: «Мы с подружкой гуляли возле водоканала, а тут как ударит теплой волной в грудь, нас даже на стену дома отбросило». Кто-то видел на месте взрыва гриб, как после испытания атомной бомбы. Можно сказать, что у страха глаза велики, но Сергей Колечкин, проживающий на улице Тютюшкина, метров за 300 от стоянки, рассказывает: «Я как раз смотрел из окна на зарево после первого взрыва и говорил по телефону, обсуждали с сыном, где это и что, когда ка-а-ак шарахнет второй или третий взрыв! Столб огня в виде клубящегося шара диаметром несколько десятков метров, с какими-то летающими обломками или кусками чего-то, поднялся на высоту не менее ста метров!»

Неподалеку от места взрыва мы встретили женщину с ребенком: «Сегодня уже не страшно. Страшно было вчера. Вот, веду внучку домой, потому что вчера мы забрали всю семью дочки к себе». К разговору подключился мужчина: «Мы тоже своих эвакуировали. Дозвониться нельзя было, пришлось ехать, а тут такое, ужас!»

Автостоянка, или место, где все и произошло, находится на улице Киевской, как раз справа от поворота улицы в сторону Балашовки, совсем рядом с гидросооружением ТЭЦ. Сразу за стоянкой, под гору, расположен жилой массив, относящийся уже к Новониколаевке и состоящий преимущественно из небольших домов частного сектора. Через дорогу от стоянки, за парком, стоят многоэтажки микрорайона Ковалевка, которая оказалась на направлении главного удара.

От больших неприятностей дома защитили деревья парка Космонавтов (!), именно они остановили полет оторванной взрывом и искореженной автомобильной цистерны вместительностью до пяти кубометров. Как говорится в таких случаях, «чтобы вы понимали», тяжеленная цистерна пролетела около трехсот метров, в том числе и над оживленной дорогой, и упала, повалив несколько деревьев.

Женщины, подошедшие к нам с Ковалевки, тоже поделились информацией: «Мы живем неподалеку, через посадку. Конечно, взрывы слышали. Я сразу подумала, что это взорвался газ в нашем доме, потому что на лестничных площадках вылетели окна. И в 20-й школе, в столовой, вылетели старые окна. Новые уцелели». Что говорить об ощущениях жителей близлежащих домов, если и в отдаленных районах города люди ощущали, как «подбросило на диване», «сами собой распахнулись окна и двери», «задрожал дом», не говоря уже о дребезжании оконных рам и стекол? Кому-то эти разговоры могут показаться ненужными, мол, все обошлось – и ладно, но мы считаем: говорить стоит, поскольку из таких происшествий необходимо делать серьезные выводы.

Наталья Степкина вместе с дочерью пришли посмотреть на то, что их так испугало накануне: «Мы живем на улице Энергетиков, 7. Вон, за этой стоянкой на горе стоит двухэтажка (200–300 метров в прямой видимости. – Авт.). Когда услышали грохот, первый взрыв, сразу подумали, что рвануло на заводе “Три Стар”, там делают халву, постоянно заезжают машины, что-то нагружают-разгружают. Потом из соседних домов начали выбегать люди и кричать: “Пожар! Пожар! Горим! Эвакуируемся, кто как может!” Мы схватили детей, кто в чем был, кое-как оделись и бегом из дому. Только я подошла к калитке, как нас ударила горячая волна, мы даже упали на землю, а потом все начали убегать к железнодорожному вокзалу. Там мы были до 12-ти ночи. Если честно, люди все стояли, но с нами не было никого – ни спасательных служб, никого не было. Пожилые люди хватались за сердце, дети мерзли, потому что не было ни одеял, ничего, чтобы как-то укрыться. Но никто не приехал – ни полиция, ни милиция, – никто.

Мы выходили и видели, что машины туда-сюда носятся, а что происходит, не знали. Потом мы сами начали звонить в спасательную службу, в полицию. Поначалу не было связи, вырубился свет, потом, уже спустя время, включился свет и немножко появилась связь, но на спасательную “101” вообще никто не мог дозвониться. Звонили в полицию, чтобы узнать ситуацию. Мы сами дозвонились, нам сказали, что ситуация уже под контролем. У меня в доме вырвало две оконные рамы. Полностью вырвало. Удар был очень сильный, собачью будку отбросило.

В двухэтажке тоже вырвало окна. Нам сказали, это уже соседи разговаривали со спасателем, что, если бы ветер пошел в нашу сторону, а не на Ковалевку, у нас бы все загорелось. У нас завод там, труб газовых много, и сказали, что было бы очень большое горе. Видите, сколько всего на земле валяется? Люди говорят, это случилось потому, что протекала какая-то машина, и потому взорвалось. Я здесь живу несколько лет и постоянно вижу, что здесь 4 или 5 этих автоцистерн-заправок стоят».

Повод задуматься

Предварительная официальная версия взрыва – нарушение техники безопасности при перекачке газовой смеси из одной емкости в другую. При взрыве сильно пострадал и водитель, находящийся как раз между двух газовозов. Он с тяжелыми ожогами поступил в областную больницу. Спасти его, к большому сожалению, не удалось. Не так сильно пострадал работник автостоянки, но те, с кем мы пытались пообщаться, отказались наотрез, хотя и признали, что были на месте. Странно, но не очень разговорчивыми оказались и спасатели, которые дежурили на территории на двух пожарных автомобилях: «Было страшно. Все вопросы в пресс-службу». Молчали и серьезные люди в штатском, обследовавшие территорию, а на предложение познакомиться и ответить на несколько вопросов сказали, что они «звичайні громадяни».

Более разговорчивыми были некоторые потерпевшие водители, чьи машины попали под огонь. Напомним, что на территории автостоянки полностью сгорело несколько грузовых машин и около десятка легковых. На вопрос, что случилось, люди отвечали неохотно, что вполне объяснимо и по-человечески понятно: «Я не знаю, що тут сталося. Тут одна моя машина. Не в тому я зараз настрої. Ви самі бачите, що сталося. Від того, що я скажу, нічого не зміниться й не добавиться. Про збитки “вопрос, конечно, интересный”. Оці великі машини, окрім МАЗа, коштують тисяч по 30–35, ну, не гривень же. Легкові машини, кому повезло, встигли забрати, а інші – он вони. Що вже казати, якщо попали. Що попали – то попали. Що робить? Таке життя».

По поводу случившегося в соцсетях и СМИ сразу поднялась волна негодования на тему «Кто виноват и кого наказывать?». Идет проверка правомерности деятельности автостоянки, хотя не может быть, чтобы о ней ничего не знали те же контролирующие органы. Опять же, газовые службы, которые вынимают душу из населения за какой-то копеечный долг, оказались совершенно не в курсе, что на автостоянке поблизости от газовой заправки между автоцистернами со сжиженным газом постоянно происходит обмен содержимым. Вполне вероятно, что взрыв как раз и случился во время несанкционированных манипуляций с газовой смесью. Эти самые манипуляции по народному называют «бодяжить», то есть разбавлять. Не могли ничего не знать и энергетики, поскольку среди уничтоженного имущества значится и трансформаторная подстанция, выгоревшая полностью, вместе с несколькими трансформаторами, не слабо подливавшими масла в огонь. Это, как говорится, навскидку. О том, что не все в порядке, свидетельствует и тот факт, что инженер предприятия, имеющего отношение к происходящему, 29-го марта был задержан на границе, возможно, при попытке покинуть страну, а руководитель находится в больнице под охраной силовиков.

Как бы ни хотелось не пользоваться избитым приемом: «А что, если бы?», но надо: «А что было бы, если бы взорвалась настоящая АЗС, находящаяся в непосредственной близости от многоквартирных домов?»

Приходится констатировать, что из действующих сегодня в области АЗС, большинство расположено именно в густонаселенных районах, вблизи жилых домов, учебных и лечебных заведений. Даже беглое обращение к поисковой системе выдает отклики пользователей на деятельность не менее 40 АЗС, расположенных в черте города Кропивницкий и имеющих вполне «человеческие» адреса, то есть улицы с порядковыми номерами домов. Не хочется и представлять, что было бы, взорвись такая АЗС с ее несколькими многокубовыми емкостями с горючим. Кстати, взрывы АЗС в городах – не такое и невозможное дело. Пару лет назад взорвалась газовая заправка в Переяславе-Хмельницком. Были человеческие жертвы…

Наше предположение о количестве АЗС в Кропивницком оказалось почти правильным. Официально их 50, но это только официально, потому что «открытием» подпольных заправок нас частенько «радуют» сотрудники СБУ. В общем, к деятельности АЗС в черте города, как говорится, есть вопросы.

На «взрывной волне» немедленно появилась и активная общественность, требующая срочного запрета на деятельность АЗС. Но, наверное, с этим надо учиться жить, поскольку за блага цивилизации тоже нужно регулярно платить. Иногда и такую страшную цену. Вопрос лишь в совпадении места и времени возможной аварии или возгорания и влиянии на него человеческого фактора. А еще – вопрос в контроле и строжайшей дисциплине при осуществлении подобного рода деятельности. Потому что не всегда помогут и всемогущие спасатели. В нашем случае они помогли.

Для тушения были задействованы спасатели не только областного центра, но и других городов. Два человека – старший лейтенант Ярослав Жаботинский и подполковник Константин Назаренко – получили ожоги первой и второй степени, что требует серьезного лечения и возможного оперативного вмешательства. Скорее всего, они получили ожоги, проводя разведку в зоне теплового воздействия, которое было таким мощным, что не выдержала даже защитная экипировка. Это еще раз доказывает, что работу АЗС в черте города следует вывести на совершенно новый уровень технологической оснащенности, безопасности и ответственности.

Сергей Полулях, «УЦ».