«Я не езжу на “гелике” и не стреляю людей»

13:35
0
474
views

Говорят, украинцев в Польше за последние годы стало больше, чем поляков, историями о каторжном труде там по 12 часов в сутки шесть дней в неделю впору пугать работников азиатских «потогонок». Это совсем другая история – о том, как, пройдя заводские жернова, с нулевым стартом за несколько лет выйти в собственный бизнес с полумиллионным оборотом в столице чужой страны.

 

А еще о том, почему в своей так не получается. И почему двадцативосьмилетний Сергей Матвиенко из Кропивницкого, как и многие другие молодые и не очень земляки, не собирается сюда возвращаться.

– Я учился в «МЧСе» (Национальный университет гражданской защиты. – Авт.), в Харькове, – рассказывает он. – Перешел на заочное, потому что здесь папе нужно было с бизнесом помогать, у него было производство пеллет, комбикорма… Я приехал, мы еще пригнали себе техники из Польши, чтобы развить эту тему, – на Польшу, Чехию был сбыт. Это 2010-2011 годы, я как раз из армии пришел. Взял академотпуск, отслужил в Цибулево. Все классно шло, но к 2014 году начало затухать, потому что налоги, война, коммуналкой начали давить. У нас основное было вода и электричество, их тогда подняли раз в семь. Плюс начали вводить разную сертификацию для Украины, в связи с положением дел, очень тяжело стало вывозить продукцию на сбыт в Европу. Толку не было здесь сидеть.

 

В Варшаву через Брянск

В общем, в Европу наш собеседник активно двинул тогда же, когда и вся Украина, но не вместе с ней. И не по прямой.

– У меня девушка появилась в Белоруссии, познакомились на курорте. «Зацепились», переехал в Беларусь, там начал работать в торговой компании. Дорос до руководителя филиала за 7 месяцев. Но в Белоруссии тоже сделали искусственный кризис, начали менять валюту, «убирать нули». Резко снизился сбыт. У нас были элитные товары, дорогие – посуда, фильтры, очистители воздуха… Пришлось ехать в Россию, там предложили работу в рекламе. Поработал, вроде классно, круто, но ты работаешь не в Москве. А это единственное место, где можно нормально заработать. Я туда поехал два раза на стажировку, но там есть свои специалисты, соответственно, «езжай в свой Брянск». Если я там зарабатывал 100 тысяч рублей, грубо – полторы тысячи долларов, то в Москве мог бы зарабатывать миллион-полтора в месяц. Но туда нужно «вписаться», там ребята моего возраста ездили на встречи на БМВ Х5-Х6… В итоге, поработав там, вернулся в Украину на четыре месяца. Пацаны «закинули удочку» – поехали в Германию, в Польшу работать, говорят: да, тяжело, но заработать можно. Поехал просто оператором на завод.

– 6 дней в неделю по 12 часов?

– У нас смена была 4 дня по 8 часов, потом выходной. Но, если хочешь брать дополнительные часы – бери. В итоге я три месяца работал по 16 часов, с двумя выходными в месяц. В итоге за такие деньги у меня пропал интерес быть каким-то рабом, никакого развития, ничего. У них такой менталитет, у заводских руководителей – если ты в чем-то «шаришь», тебя никогда не повысят. В промежутке работал на строительстве, тоже заработок такой – 2-3 тысячи злотых, 500-600 долларов. Это просто жить. Можно отложить там какие-то 100-200 злотых, но что это такое? Зацепился, в течение года сделал себе вид на жительство. Потом переехал из маленького городка, Бродницы, в Варшаву. В Варшаве сначала «подтаксовывал», потом заинтересовала тема транспортного бизнеса.

 

Менталитет?

На первую польскую машину, «Опель» 1998 года, Сергей заработал на заводе. 400 долларов.

– Я поехал на «Убере», тогда никакие документы не были нужны – просто регистрируешь машину в приложении и погнал. Сейчас да, если ты хочешь официально, легально работать, нужны лицензии, кассовые аппараты и все остальное. На тот момент можно было работать. Заработок на такси был грубо где-то полторы-две тысячи евро в месяц. Если нормально работать, ежедневно выезжать в шесть-семь утра, вечером или под утро съехал. За четыре месяца я купил себе четыре машины, уже с 2003-го по 2009 годы выпуска.

– В кредит?

– Нет, за наличные. Смотрю, пацаны сдают в аренду. Я сдавал без обязательств, без партнерства, не ремонтируя, все на водителе. Он мне только бабки платил – в неделю 350 злотых, 100 долларов. 400 долларов в месяц с одной машины, у меня их было четыре. Еще устроился на доставку товаров, чтобы дома не сидеть. На «бусике» 12 часов в день работал – выезжал в четыре утра, в два-три дня возвращался домой. Зарплата полторы-две тысячи евро в месяц. За три месяца заработал на свадьбу здесь. Можно было перейти к ним в фирму посредническую, агентом работать. Но там сидишь, приехал-уехал, все. С людьми практически не видишься. Здесь ты постоянно совершенствуешь свой язык – постоянно с поляками общаешься, с клиентами. Параллельно пошел в полицеальную школу, как вечерние у нас, грубо говоря. Туда ходить раз в две недели по выходным – суббота-воскресенье. Два года учился, получил диплом специалиста по праву и администрации в Польше. Пока нет паспорта, иностранцу нужно получать разрешение на работу – с этим дипломом получать его уже не нужно, иду, работаю где хочу.

– Сколько сегодня машин у тебя работает?

– 18 машин в Варшаве. Годовой оборот – в районе 200-300 тысяч злотых, почти 100 тысяч долларов. Это оборот «чистый», если брать «грязный» – где-то полмиллиона.

– Это с нулевым стартом: приехал на завод, купил машину, и понеслось?

– Да. Это абсолютно реально, если хотеть. Меня многие поражают ребята, те, кто приезжает в Польшу, говорят: «Здесь невозможно заработать». И люди готовы за 12 злотых в час работать. Я искал работу не ниже 15-17 злотых в час, когда уже знал немножко язык. И меня брали. Когда ты ищешь, не боишься работы, обязательно выйдешь на тот уровень доходов, который тебе необходим. Работодатель предлагает работу, ты выбираешь – работать или нет. У нас менталитет другой: предложили – значит, надо хвататься и «фигачить». И никуда, никакого развития. Они не хотят язык учить – по два-три года проживают, не могут элементарно общаться. Поляки быстрее выучивают украинский, русский, чтобы объяснить работнику. Хотя польский можно просто по переводчику в телефоне выучить. Если выговаривать, «шипеть» правильно не умеешь, то и это со временем придет.

– Но ты ходил на какие-то курсы языка?

– Нет. Общался с поляками, что непонятно – спрашивал. Я немного английский знаю, он мне вбивал в переводчик, как это по-польски, я прослушал, запомнил.

 

Дома

– Почему в Украине так не получается?

– Потому что здесь, куда ни зайди, ты сначала должен кошелек занести, а потом себя. Здесь взяточники. Только из-за этого. Я не буду брать всю страну, я не знаю, что во всей стране. Я беру, например, Харьков, где я прожил пять лет, когда учился. Я прихожу, мне нужна справка о том, что я заболел – у меня бронхит, кашель, я не могу выйти на сессию. Пока я не занес 500 гривен, меня даже не осмотрели. Здесь, сколько мы с отцом бизнес делали, к отцу приходили и пожарные, и санстанция, и каждому хотелось как минимум полтинник. 50 тысяч гривен. Попробуй каждому отвалить полтинник и сделать бизнес, у которого будет прибыль. Ты же в магазин не заходишь, не даешь сначала на кассе сотку, а потом уже платишь за товар. А тут адвокату сначала должен сотку «зелени» дать, чтобы он вообще посмотрел, что там у тебя. А потом счет, а потом еще «благодарность». У тебя бы суд меньше забрал. Любой мент тебя остановит, взятку просит – хоть старый, хоть новый.

– И что, в Польше вот прямо совсем этого нет?

– Нет. Если тебя останавливает в Польше полицейский, он объяснит причину остановки, покажет доказательство нарушения, видеофиксацию, это обязательно в любом случае. Спросит, оплатите на месте или позже. Если на месте – он выписывает чек, что ты оплатил…

– А вот это все, что ведения бизнеса касается, «разрешалка»?

– Поначалу я работал просто как физическое лицо. Сдавал машины нелегально, когда начал повышаться оборот, решил оформить, потому что, если словят, будет дороже. Я нашел на OLX польском объявление о продаже фирмы во Вроцлаве, полторы тысячи злотых, триста долларов я отдал за фирму. Ее перерегистрация – еще тысяча злотых. Постановка на учет идет, ты приезжаешь, платишь фиксированную стоимость. Все вместе у меня вышло где-то тысячу долларов. Легально работаю, плачу налоги. Расчет налогов раз в год. Либо приходит бумага от работодателя, либо, если на себя работаешь, – тебе бухгалтер рассчитывает PIT-37, это как налоговая декларация, и с января по апрель ты должен заплатить.

– А вот эти все пожарные и т.д.?

– Мне оно не нужно. Ко мне никто не ходит. У ребят там есть производство – изначально зашли, проверили пожарную безопасность, указали на ошибки. Но ты ничего им не платишь. Устраняешь ошибки за срок, который они тебе указали, они приходят снова, если все устранено – тебе выдают сертификат, пожалуйста, работай. Но до этого момента ты не можешь ничего делать, пока они не «поставят галочку».

 

Спасибо папе

Родители Сергея тоже давно в Варшаве. Отец, по его словам, купил себе три «буса», начал заниматься перевозками по Европе.

– Ну, не его тема, он все время мне пытается его «спихнуть». «Бусики» папины я сейчас приеду, заберу. У меня там с доставки парень из Белоруссии, он был шафером на моей свадьбе, папа предложил: хотите заниматься – занимайтесь. Возьмем еще два-три «буса» в лизинг со своего дохода, будет шесть кататься по Европе. Платим ежемесячно две тысячи злотых, 500-400 долларов за «бус». Притом, что каждый приносит где-то полторы-две тысячи евро. Это чистый доход, не считая оплаты труда водителей и так далее…

– Честно, родители помогли на польском старте?

– Мама мне дала в дорогу 300 злотых. Я их потратил за два дня, дальше крутился сам. Я всегда сам искал, от родителей не ожидал ничего. У меня отец такой… экономист. Везде экономит. Он мне бабок особо не давал. Хотя с его положением можно было в свое время и машину, и квартиру мне купить. Но я ему благодарен за это – «мажором» не стал. Я не езжу на «гелике» и не стреляю людей, ничего не умея…