И.о. ректора ДонНМУ: «Кто не спотыкается, тот не идет вперед»

14:08
758
views

Слухи о возможной безвременной кончине Донецкого национального медицинского университета сильно преувеличены, уверен теперешний и.о. ректора, наш земляк Анатолий Сустретов.

 

Международный факультет вуза в Кропивницком с прошлого ноября сотрясают скандалы – то меняющийся состав ректората обвиняет посредника в краже денег международных студентов, то уже бывшего ректора Петра Кондратенко задерживает СБУ за получение взяток с тех же посредников, то студенты выходят на публичный проест, потому что не хотят платить снова. На сегодняшний день  из вуза уволены отдельные персонажи с невнятными должностями вроде «помощника ректора» и «ведущего специалиста ректората», вносившие дополнительный сумбур в и без того непростую и малопонятную ситуацию, идет переформатирование администрации университета в целом. Будут большие изменения, говорит Сустретов.

– У большинства сторонних наблюдателей один вопрос – когда «все это» закончится?

– Уже заканчивается. Есть несколько ситуаций. Кому-то хочется, кто тут руководил определенный период времени, чтобы мы вообще закрылись. Мне хочется, чтобы все закончилось благополучно и университет начал развиваться, двигаться дальше. Поэтому в пятницу я встречался с заместителем главы областной государственной администрации, был начальник облздрава, с которым мы довольно плодотворно пообщались. И на эту неделю намечено много встреч.

– Каким образом эти люди влияют на ситуацию в университете?

– Помощь в открытии клинических баз, всего этого, идет непосредственно с участием начальника облздрава.

– Это то, о чем студенты полгода назад говорили, что нет практики?

– В связи с тем, что я сейчас нахожусь на должности и много чего знаю, могу уточнить: клинические базы у нас «запускаются» в основном со второй половины третьего курса, и дальше – четвертый, пятый, шестой курс.

– То есть было рано об этом говорить?

– Да. Студенты хотят, переступив порог учебного заведения, сразу начинать оперировать, делать, например, трепанацию черепа или работать в морге. Кстати, большинство медицинских вузов, если не все, уже отошли от работы в морге – в этом уже нет необходимости. У нас, вы знаете, есть анатомический стол, который является «заменителем» как раз вот этого обучения в анатомических театрах.

– То есть на тот момент, когда понадобится практика, уже будут необходимые условия?

– Они уже есть. Уже почти со всеми больницами у нас подписаны договора о клинических базах. Это детская областная больница, вообще почти все больницы областного подчинения уже вместе с нами работают. И самое главное, что благодаря главврачу Кировоградской областной больницы я могу сказать, что у нас и с областной больницей подписан договор об открытии на ее базе клинических кафедр. Центральная районная больница, родильный дом. Этого достаточно, «закрывает» даже шестой курс включительно. А мы сейчас переходим только на четвертый.

– Финансовая ситуация с посредником «Українські освітні послуги» (УОП), студентами, взаимными задолженностями – на какой стадии это все?

– Я получаю каждый день отчет бухгалтера, и большая часть долга (УОП перед университетом. – Авт.) уже погашена. Там называли цифры: миллион семьсот, два миллиона и так далее. Таких сумм не было. Были меньшие, и они продолжают уменьшаться.

– Что с долгами иностранных студентов – мнимыми или действительными?

– У нас создана специальная комиссия, она продолжает работать. По отдельным студентам выясняется, что копии чеков, которые они предъявляют, были ими подделаны с использованием фотокопий реальных чеков других студентов. Такие случаи есть. Мы плодотворно работаем с бухгалтерией УОП, они у себя провели внутренний аудит, и сейчас бухгалтерия университета в Краматорске не только с УОП, но и с другими контрактерами (их у нас много – харьковские, киевские) сотрудничает, высчитывает остатки.

– Есть какое-то понимание, когда эти взаимозачеты выйдут «в ноль» и все войдет в нормальное русло?

–  Если бы не вмешивались многие, кто вроде хочет помочь, но вносит дисбаланс… Этот процесс подходит к конечной точке. Две недели назад мы встречались с  заместителем министра образования, проговаривали эту ситуацию, сейчас сотрудничаем с посольствами. И если следующий вопрос – по двусторонним контрактам, то сразу, забегая вперед: месяц назад я провел собрание с диаспорой Индии, это самая проблематичная у нас ситуация, их большое количество. Даже среди них мысли разделились – нужно ли идти на двусторонний, или оставаться на трехстороннем. Мы даем выбор. У нас в 119 кабинете сидит юрист англоязычный и перезаключает с ними контракты.

– С УОП будет продолжаться сотрудничество или вы выходите «в ноль» и сворачиваете его?

– Я сегодня утром разговаривал с юристами университета. Этот вопрос закрыт в связи с тем, что идут определенные действия – судебные, следственные, и поэтому я комментировать не буду.

– Студенты говорят, что по двусторонним контрактам обучение получается дороже, чем по трехсторонним. Так ли это и почему?

– Мы на какой момент перезаключаем двусторонний контракт? Я то же проговариваю и в МОН, и в МОЗ, и так далее. Мы сейчас подписываем контракт на текущий момент. Значит, цена будет…?

– Просто идет время, и растут цены, естественный процесс?

– Да. И нас не поймет Счетная палата…

– Говорили, что определенное количество третьекурсников не было допущено к лицензионному экзамену КРОК, который прошел в апреле, по разным причинам…

– Не по разным. Только по академическим.

– У них просто были задолженности, кто-то что-то не сдал?

– Да.

– Какова их дальнейшая судьба?

– В августе у них будет пересдача, они все допускаются. Опять же, при условии закрытия академических задолженностей. Ну не можем мы допускать к КРОКу человека, если у него есть «хвосты».

– А по финансовым причинам, из-за долгов, кого-то не допускали?

– Никого. Только из-за академических задолженностей. Все студенты перед КРОКом погашают свои финансовые задолженности, у нас как раз были те оплаты, которые не были сделаны раньше. Кстати, самая низкая цена по Украине (среди медицинских вузов. – Авт.).

– Результаты уже есть, многие не сдали?

– Достаточно. Они имеют право на пересдачу в августе. 

– Это лицензионный экзамен, каковы последствия для университета?

– Мы ждем августа, ждем сдачу медицинского факультета (пока сдавали только стоматологи. – Авт.), и потом уже будем делать выводы. Кто не спотыкается, тот не идет вперед. 

– Бывший ректор Кондратенко все еще под следствием?

– Да, сейчас продолжается следствие.

– Несколько волн слухов было о том, что университет вот-вот закроют, – есть основания?

– Мы развиваем клинические базы, расширяем их, вы это уже слышали – это первое, почему мы не можем закрываться. Следующее. Есть всесторонняя помощь областной власти, глав областной администрации, областного совета. Когда встал вопрос о том, что нам может понабиться какая-то мебель, нам ответили, что «это вообще не вопрос, поможем». Следующее. Сейчас я веду переговоры с фирмами о закупке нового оборудования для четвертого курса в Кропивницком, подаем заявки в грантовые программы. Еще четыре с лишним тысячи книг получили, в том числе на английском языке. Мы дальше нормально работаем, развиваемся. Мы первые в  Scopus (крупнейшая в мире универсальная реферативная база данных с возможностями отслеживания научной цитируемости публикаций. – Авт.) по Украине среди медицинских вузов, среди всех украинских вузов – на седьмом месте…