Фотовзгляд из Балтии

13:40
0
494
views

На прошлой неделе в галерее «Елисаветград» открылась выставка работ прибалтийских фотоклубов «Нарва» (Эстония) и «Рига» (Латвия). В Украину выставку привезли руководители фотоклубов Валерий Болтушин и Эйджения Фреймане. Разговор с гостями получился длинным и интересным: говорили о фотоискусстве и дискриминации профессии фотографа, об их впечатлениях от Украины, о пути прибалтийских стран и даже о медицинской реформе (в Эстонии она завершилась, а Латвия сейчас на полпути между нами и Эстонией).

– Первый раз я приехал в Украину в 1989 году – на семинар, - рассказывает руководитель фотоклуба «Нарва» Валерий Болтушин. - Есть такой фотограф у вас Владимир Федорович Коваль. Он живет в Одесской области, в городе Арциз. Это небольшой город. Но на семинары к Владимиру Федоровичу тогда приезжали (да и сейчас приезжают) фотографы из всей Украины, из России, Прибалтики. Таково обаяние его личности.

Он приглашал меня на семинар еще в 2015 году, но я побоялся ехать, непонятно было, что тут происходит. А в этом году приехал. Он проводил семинар в Измаиле. Мне очень понравился город, люди и особенно картинная галерея Измаила. Я предложил провести там нашу выставку, и в галерее согласились. А потом предложили провести выставку еще и в вашем городе.

– Я очень люблю Украину, - говорит Эйджения Фреймане. - Здесь мы отдыхаем душой. Но зачем вы так рветесь в Евросоюз? Там вам лучше не станет – это иллюзия. У вас прекрасная страна, прекрасные люди. А это место – галерея «Елисаветград» – совершенно уникальное.

– У нас такого нет и, наверное, не может быть, - подтверждает Валерий. - В Таллинне, в Риге, наверное, есть какие-то частные галереи, но их немного, и они рассчитаны на туристов, на продажи. Не для того, чтобы проводить выставки такие вот. В «Нарве» такого быть не может… Эстонцев гораздо сложнее раскрутить на эмоции.

«Фотография рождается

в голове»

В свое время фотоклуб «Рига» был известен во всем мире. Фотографы и сегодня говорят о нем с придыханием. Увы, сегодня, когда фотографом считает себя любой, у кого в телефоне есть камера, мы перестали воспринимать фотографию как искусство. А зря.

Спрашиваем у наших гостей:

– Чем отличается фотография – произведение искусства от просто фотографии?

В.Б.: – Есть фотографии, к которым хочется возвращаться. Увидел и хочется посмотреть еще раз. Есть фотографии, которые могут возвеличить и растоптать. У Чейза есть такой роман «Репортер Кейд» о фотографе, который был востребован на двух континентах. Там очень хорошо все это описано. Он снимал корриду, и знаменитый тореадор на этих фотографиях выглядел так, что стал вызывать у людей ужас и отвращение. Такие репортеры есть, хотя сейчас их все меньше. Сегодня журналист идет куда-то писать статью и берет с собой фотоаппарат. И это дискредитирует профессию, мы забываем, что такое репортерское фото, что это не просто картинка, а срез жизни.

Вот в фотоклубе «Рига» был такой фотограф Вильгельм Михайловский – всемирно известный. Он начал фотографировать в 27 лет, говорил, что до этого момента фотография «зрела» в нем. На первую свою выставку он представил фотографию своего маленького сына с подписью «Каким ты будешь, человек?». Так просто, но уже эта первая фотография сделала его знаменитым.

Э.Ф: – Потому что фотография рождается в голове. Бывают, конечно, удачи, когда случайно получится интересный кадр. Но в хорошей фотографии на первом месте всегда мысль, идея.

– Это талант или этому можно научиться?

В.Б.: – Эйджения со мной не согласна, я знаю. Но я считаю, что этому можно научиться. Я тоже купил свой первый фотоаппарат «Смена», чтобы фотографировать своих детей. Снимал что-то для семейного альбома. А потом мне попались в руки несколько экземпляров журнала «Советский фотограф», и я понял, что это надо делать совсем по-другому. Еще тогда понял, что я, человек без высшего образования, который работает грузчиком, могу стать фотографом, добиться чего-то в жизни. Я окончил заочные курсы в Москве, много ездил в Ленинград – в Русский музей, в Эрмитаж – смотрел, учился видеть.

Я всю жизнь учусь. Фотоклуб, фестивали (а мы в Нарве ежегодно проводим большой международный фотофестиваль) – это тоже возможность учиться. К нам иногда приходят молодые люди в фотоклуб – подучатся чуть-чуть и через полгода идут свадьбы фотографировать.

На каком языке говорят прибалты?

Эйджения говорит мало. «Я не успеваю, - объясняет она. - Я сейчас говорю в основном на латышском языке, и мне сложно переключиться, я в уме все перевожу».

– А на каком языке вы говорите между собой? На каком языке разговаривают между собой литовцы, латыши и эстонцы?

Э.Ф.: – На русском. Хотя молодежь может и на английском. Они все очень хорошо знают английский язык.

В.Б.: – В Эстонии уже выросло поколение, которое совсем не знает русского языка. Но сейчас они его учат. В Эстонии очень много курсов русского языка для взрослых, потому что есть «большой сосед». И, как бы мы к нему ни относились, мы в основном с ним ведем дела. Это и экономика, и туризм, и туристы не только из России, из Украины, из Белоруссии много туристов. И во всех сферах требуется знание и английского языка, и русского.

– Туризм во всех прибалтийских странах активно развивается?

Э.Ф.: – А больше нечего развивать. Вот вы рветесь в Евросоюз… Когда Латвия вступила в Евросоюз, у нас закрылись все заводы, фабрики, потому что продукция не соответствует стандартам. Даже сельское хозяйство не соответствует. Вы должны понимать, что когда вы вступите в Евросоюз, то будете есть испанские помидоры, потому что у вас не смогут внедрить те стандарты… Латвия ничего сегодня не производит. Уровень безработицы очень высокий, много людей уехали на заработки в старую Европу.

В.Б.: – Эстония производит. В основном компьютерные технологии. Вы, наверное, знаете «Скайп» – это эстонская программа, «Вайбер» – эстонская программа.

– Рассказывают, что Латвия сегодня, может, еще немного и постсоветская, а Эстония – это уже абсолютно европейская страна…

В.Б.: – Не знаю. Я не заметил, чтобы Эстония сильно изменилась. Да, можно свободно передвигаться по старой Европе. Но у вас же уже есть такая возможность? Можно говорить все, что думаешь. У вас можно? Хотя разница между Эстонией и Россией сегодня больше заметна. Часть города, которая находится на другом берегу Нарвы – это теперь Ивангород Ленинградской области. Но раньше это был один город, у нас много общих проектов, мы каждый день ходим туда-сюда через мост. С эстонской стороны – чистота и порядок, с русской – большая свалка.

Но Евросоюз тут ни при чем. Это как подъезды в доме: зайдете в один подъезд – Европа, в другой – грязь и хаос. У нас как только снег сошел, город тут же убрали. Всю Эстонию убрали за пять часов – это такое движение «Убери свою страну». Это делают не коммунальные службы, а волонтеры, молодежные организации. Их никто насильно не выгоняет, как в Советском Союзе, но это модно и популярно – выйти и всем вместе убрать свой город, улицу. А на российском берегу мусорные кучи лежат годами, и никому до них нет дела… У вас не выходит молодежь убирать?

– Выходит! Может быть, не так массово, как у вас, но много людей выходит. Но у нас есть и люди, которые выходят следом и бьют об асфальт бутылки и раскидывают по газонам целлофановые пакеты, поэтому вы и не заметили.

В.М.: – В Эстонии это не одноразовая акция, а постоянное движение: если грязно – волонтеры идут и убирают.

– А вы свободно ходите из Нар­вы в Ивангород?

– Да, нужно только визу открыть, и можно ходить каждый день. Россияне ходят к нам за продуктами, за секонд-хэндом. Мы раньше ходили в Россию за алкоголем, сигаретами – это было очень выгодно. Но теперь можно проносить только две пачки сигарет в месяц.

По пути медреформы

Заговорив о компьютеризации Эстонии (а в этой стране можно даже на выборах голосовать онлайн), мы случайно коснулись темы медицинской реформы.

В.Б.: – Если у меня лекарство закончилось, я звоню медсестре семейного врача, называю свой код и говорю, что мне нужно такое-то лекарство. И через час в любой аптеке страны я могу купить это лекарство.

Э.Ф.: – Да, а там Интернета нет, компьютер завис, и очередь на два часа…

В.Б.: – Не бывает такого! Как это Интернета нет?

Э.Ф. - Все время случается, люди очень недовольны этими электронными рецептами. Потому что это постоянные очереди и неудобства.

Наши гости рассказывают, что и в Латвии, и в Эстонии лекарства продаются только по рецептам, даже самые простые. Без рецепта можно купить вату. В обеих странах медицина страховая, но страхование государственное. Если вы студент, пенсионер или работающий человек, который платит налоги, то страховой взнос за вас платит государство. А вот для всех, кто работает нелегально или не работает, все медицинские услуги платные и стоят очень дорого.

В Эстонии, по словам Валерия Болтушина, медицинская страховка сегодня покрывает все, разве что около пяти евро нужно заплатить за первый визит к специалисту, когда тебя к нему направит семейный врач. В Латвии, говорит Эйджения, нужно платить за каждую услугу семейного врача, но немного: 1,15 евро – за визит, 1-3 евро – за анализы и т. п. А вот с медициной второго уровня сложнее: тут страховка покрывает далеко не все, большинство дорогостоящих медицинских услуг, сложных анализов, операций и т. п. пациенты оплачивают сами. Не могут оплатить – идут домой.

“Фламенко”.

Нам очень хотелось подробнее расспросить гостей о медицинской реформе (по сути, Украина сегодня использует ту же модель), которая в Эстонии уже прошла, а в Латвии еще идет. Но, к счастью, и Эйджения, и Валерий обращаются к врачам нечасто, поэтому о нюансах рассказать не могли. Разве что оба говорят, что постоянно поддерживают контакт с семейным врачом. Ходить на приемы при этом не обязательно: лекарства, которые человек принимает постоянно, простые обезболивающие препараты и т. п. врач выписывает один раз, а потом медсестра просто возобновляет электронный рецепт по мере необходимости. Но если вы захотите, например, сменить цитрамон на какое-то другое лекарство от головной боли, то придется идти на прием.

Что же касается выставки «Фотомост», которая сейчас проходит в галерее «Елисаветград», то, по словам фотографов, они не преследовали цель показать украинцам Прибалтику. Валерий Болтушин привез работы современных нарвских фотографов. А Эйджения Фреймане – ретроспективу работ фотоклуба «Рига» за 55 лет его существования. Это и репортажные фотографии, и художественные: люди, природа, мосты и здания. Но, наверное, это многообразие дает большее представление о двух прибалтийских странах, чем туристические буклеты…