Дед, внучка, Америка

13:07
524
views

В любимой газете есть классная рубрика «Наши за границей». Хочу предложить изложение событий и комментарии не их участника, а деда – человека хоть и старой формации, но всё-таки моложе Деда Мороза. Думаю, детям, собирающимся в США, этот опус будет полезен.

Как всё начиналось

Уставшие после напряженного матча в настольный футбол, мы с двенадцатилетней внучкой смотрим мультики, и вдруг моё дитя изрекает, что ей хочется получить хорошее образование. В Америке. Ну или в Англии. Как ни удивительно, я воспринимаю сообщение достаточно спокойно. Я тоже хотел быть капитаном дальнего плавания. Сначала. Вот и прошлёпал всю жизнь по водам шахт и разрезов. Если что и напрягло меня в желании внучки, так это хоть и незначительные, но ограниченные физические возможности ребёнка. Но, пока я предавался воспоминаниям и размышлениям, внучка продолжила, сказав, как гвоздь забила: «Но сначала надо выучить английский. В совершенстве».

И начался бой за знание английского. Первыми жертвами «в борьбе роковой» пали алгебра с геометрией, а также химия на пару с физикой. В результате школа потеряла отличницу, родители – нервные клетки, и, по сравнению с этими потерями, затраты на репетитора оказались потерями незначительными. Значительными были участие в олимпиадах с занятием призовых мест и чтение художественных книг. И всё это на английском. Но все эти старания ребёнка, переживания родных абсолютно не приближали к возможности созерцать небоскрёбы Америки.

Чтобы увидеть воочию Белый дом и статую Свободы, нужно было выиграть отборочные туры программы «ФЛЕКС». Три отборочных тура в Черкассах, которые проводили представители программы. Сочинения и диктанты, устное общение, тесты и анкеты, и каждый раз с тревогой заход на сайт в ожидании: «Прошла или не прошла». И радость от того, что всё получилось. И тревога, что надо будет на год расстаться…

Последние испытания

Организаторы «ФЛЕКСа» на неделю вызвали детей – победителей со всей Украины в Киев, в лагерь. Условия были жёсткие. Общение с родителями по мобилке один раз в день. Успехи и неуспехи оценивались.

Целый день занят. Занятия, занятия, занятия. Притирка друг к другу. И все вместе – дети с проблемами, и дети без них. А по возвращении – фраза внучки как цитата классика: «Впервые мне не смотрели на ногу. Мне смотрели в глаза».

Месяц между лагерем и отлётом был напряжённым. Заполнение многочисленных анкет от «ФЛЕКСа» с массой детализирующих вопросов: что ребенок любит, что умеет приготовить, насколько может себя обслужить. Этот месяц включил и знакомство по скайпу с американской семьёй. Во время общения было выяснено, что по ненависти к рыбе вкусы их семьи и нашей внучки совпадают.

Естественно, это был месяц покупок и сборов. Ну а у стариков свои причуды, и я, дед, поинтересовался, что общего между хорошим образованием и предстоящим путешествием. И ответ снова был как цитата: «Я посмотрю, как там. Смогу ли там. А может, буду делать здесь, как там». Да, эта девочка никогда не перестанет меня удивлять! Я-то большую часть жизни считал, что живу в лучшей стране мира и что советское – значит, лучшее, и что у «советских собственная гордость». А еще подумал: как хорошо, что у моей внучки и таких же, как она, мозги повёрнуты в сторону, диаметрально противоположную по отношению к мозгам строителей коммунизма – какая-никакая, а эволюция.

Дорога дальняя

Нет, и в самом деле, неблизкий свет. Кропивницкий, Киев, подъём чуть не среди ночи, аэропорт, самолёт, через три часа Франкфурт и три часа ожидания. А впереди ещё Нью-Йорк, Сан-Франциско, Вашингтон, где внучке дали два часа поспать, – и лагерь в штате Орегон.

Кстати, в аэропорту Вашингтона внучка захотела в туалет и подошла к сотруднику аэропорта с просьбой показать, куда идти, и парень не просто показал, а отвёл ребёнка по назначению и мало того – дождался, пока она вышла, и привел на место. Внучка и сотрудник обменялись любезностями: «Я вам признательна». – «Мне было приятно помочь юной очаровательной леди».

В общем, внучка добралась до места назначения, и пошла неделя акклиматизации – всё жестко и напряженно. Занятия по языку, волонтёрство, дежурство. Волонтёрство – это работа в приюте для животных, сортировка вещей в магазинах для бедных. Ну и отдых – качели, карусели. Да и новая семья не даёт о себе забыть. Всё это время созвон с Джемми – американской мамой.

Эйфория

Ну а как не быть этой эйфории и как может не снести крышу в шестнадцать лет, если, сделав очередные два перелёта, ты видишь в аэропорту два плаката, и один из них с твоим именем, а на другом «Украина – Америка», и оба просто вопят разноцветными буквами «Добро пожаловать!!!». И плакаты эти не сами по себе, а в руках двух женщин. Матери и дочери, которые улыбаются знаменитой американской улыбкой и с улыбками которых тебе жить рядом целый год. И день встречи – не только день знакомства, но и день рождения новой сестры. И прямо из аэропорта тебя везут в кафе, где уже ожидают и глава семейства, и молодой человек, знакомясь с которым, ты приобретаешь брата.

А через пару дней ты попадаешь в школу, и эйфория не пропадает, а увеличивается в разы. Потому что тебе учителя улыбаются и предлагают при необходимости свою помощь. Но главное не это, а то, что никто не догадывается, что ты иностранка, а считают, что ты просто сменила школу. Наверное, эти учителя менее требовательны, чем на Родине.

А степень эйфории у внучки продолжает повышаться – потому что ей одной-единственной дают ключ… от лифта, потому как ограниченные возможности хоть и незначительные, но на лифте как-то легче.

Кстати, у лифта интересная история. Он был оборудован несколько лет назад, когда в школе появился мальчик, который не мог подниматься по лестнице…

А чего стоит радость в связи с отсутствием математик и других наук великих, так часто портящих настроение и отвлекающих от того, что познавалось с удовольствием. Ну а то, что предметы можно выбирать?! И все кругом тебе рады. И все вокруг улыбаются.

Семья

На первом знакомстве с семьей внучка выглядела уставшей. Сказался многочасовой перелёт, но пыталась улыбаться – всё-таки американка уже. Целую неделю. И новоиспечённая мать написала в «Фейсбуке», что приложит все силы для того, чтобы улыбка не сходила с лица ребенка, какие бы сложности ни возникли у него. И самое главное – она нарушила одно из правил пребывания детей в США. Наша путешественница могла связываться с домом не один раз в неделю,как предусматривали условия программы «Флекс», а сколько хотела. Но обо всём по порядку.

Получив разрешение брать в холодильнике всё, что увидит, путешественница завалилась спать и с этим занятием успешно справлялась целых семнадцать часов. А потом была раздача подарков. Вышиванки получили и глава семьи, работающий механиком у автогонщиков и подрабатывающий ремонтом автомобилей. И его жена,работающая на нескольких работах – координатором «Флекса», медсестрой, продавцом в магазине. Не осталась без подарка и их дочь, одаренная и вышиванкой, и в честь дня рождения – брошкой с изображением теннисной ракетки, поскольку занимается теннисом, а ещё она учится в колледже, по окончании которого станет медсестрой и, закончив учебу, будет готовить страждущих к операции. А пока попутно с учебой подрабатывает, практикуясь в будущей специальности. Двадцатитрёхлетний брат живёт отдельно и работает вместе с отцом. У всех членов семьи есть личное авто. Дом у них двухэтажный, первый этаж в нем занят под мастерскую – все-таки в семье два механика. Вокруг дома – лужайка, и внучке было вменено в обязанность выгуливать на ней собаку. Кроме этого, она должна была содержать в порядке ванную комнату.

По первым сообщениям от внучки я сделал вывод, что она стала полноценным членом семьи.

Школа

«Прошу прощения, но хочу всех попросить не шуметь. Я издалека, хочу время здесь провести с максимальной пользой и очень прошу вас мне не мешать»… Это сказала, находясь вдали от родных и близких, героиня нашего повествования, отреагировав на шалости одноклассников. А в ответ? В ответ – аплодисменты. Дети аплодировали нашей девочке, причем весь класс. Ну а внучка стала любимицей учителей.

В школе очень много афроамериканцев из небогатых семей, которые, получая низкие оценки, громко и открыто упрекали преподавателей в расизме, хотя сами усердием в учёбе не отличаются. Учатся тут и чернокожие ребята, которые, намериваясь обеспечить себе будущее, занимаются старательно.

Поразило сообщение о том, что в школе – устоявшийся запах «травки». Узнав это, я не смог скрыть удивления от познаний девочки из благородного семейства. Вот я, прожив большую часть жизни, знаю, как пахнет трава на приусадебном участке… и всё.

Также удивило, что дети были в недоумении, узнав, что в Украине разговаривают по-украински, будучи уверенными, что в постсоветских республиках существует только русский.

Регулярно общаясь и расспрашивая ребенка о жизни чужеземной, всеми нами, т.е. родственниками, чётко соблюдалось табу на вопросы «Как жизнь?» и «Как в школе?». Ибо ответ был на повышенных тонах с оттенками возмущения: «Как у обычной школьницы. Дом, школа, дом, уроки». То есть математик нет, а уроки – это всё-таки зло неизбежное. И есть оно в любой части света, даже по ту сторону океана.

Скажу прямо: посдавав за свою жизнь кучу экзаменов, я слабо представляю, что можно изучать без упоминания всяческих джоулей с ленцами, а также всем тем, чем они заполнили наши учебники (учебники, а не головы!). Но, оказывается, есть вещи, не менее важные и интересные. Причём вещи эти, т.е. предметы, выбираются самостоятельно учениками. И внучкой выбрано всё было, согласно мечте усовершенствовать английский и по прошествии времени стать психологом. Да-да! Стать психологом, и, естественно, высококлассным. Эта мысль стала такой же, как и мечта в совершенстве овладеть английским. Были выбраны история США и права женщин, биология и графический дизайн, история правительств США и, конечно, английский. Все предметы – на уровне 10-11 класса (в нашей школе – 9-10), а английский – на уровне 12-го. Но самое интересное: обязательным было посещение факультатива, и был выбран хор. Не скрою, за выбор внучкой основных предметов я был горд. Но, узнав про выбор факультатива, не смог удержаться и, вспомнив советское детство, порекомендовал репертуар: «Ленин всегда живой» и т.д. Когда мое предложение не прошло, я не очень-то и удивился, ибо в репертуаре хора были хиты штатовских групп.

Во втором семестре наша ученица продолжила изучать историю США, рекламу и астрономию, ну и без совершенствования английского никак.

Приключения в школе были, но незначительные. Кто-то как-то нажал кнопку сигнала оповещения о пожаре. Порадовало, что эвакуация прошла быстро и организованно. А больше об учебе и сказать нечего. Обычная школьная жизнь, если не считать того, что девочка из Кропивницкого была назначена помощником учителя, а по окончании занятий услышала от директора школы лестные слова и получила в подарок футболку с эмблемой школы. Мелочь, но дорогого стоит.

Внешкольная жизнь

Как выяснилось, приемная семья жила в маленьком городе Сан-Прейли, а школа находилась в городе Мэдисон штата Висконсин. Насколько и Сан-Прейли, и Мэдисон отличаются от других городов США, как мы их себе представляем, говорят слова внучки: «Наконец-то я в Америке!» Прозвучали они, когда она увидела небоскрёбы Чикаго, куда её повезли по программе «ФЛЕКС».

А ещё было обязательное участие в семейно-государственных и просто семейных праздниках. Рождество (просто посидела в сторонке в католической церкви и послушала). Хеллоуин, День благодарения, Пасха, дни рождения не только домочадцев, но и многочисленных родственников с походом в гости и приёмом гостей дома. Вместе с семьёй был поход в кинотеатр на фильм «Смерть Версаче». Кроме этого, была запланированная трёхдневная экскурсия в Нью-Йорк и Вашингтон. Вместе с подружкой на такси они поехали в Бруклин (вот это освоилась!) и там в украинском ресторане отвели душу, отведав национальных блюд.

Также в рамках программы прошло мероприятие под названием «Один день с мэром». Внучка и её соученица были представлены членам правительства штата Висконсин как гости из Украины и встречены аплодисментами. Девочкам разрешили поприсутствовать на заседании до тех пор, пока депутаты местного Капитолия не стали спорить на высоких тонах. Вежливо выдворенные с заседания юные украинки пообщались с седовласым слугой народа штата Висконсин. Общение было милым до тех пор, пока работник Капитолия не испытал затруднение, пытаясь ответить на вопрос, что будет предприниматься против терактов в школах, и, в отличие от наших всё знающих слуг народа, вздохнув, сказал: «Я не знаю»…

Вершиной всей внешкольной жизни было участие в конференции с религиозной тематикой в Балтиморе. Для того, чтобы попасть на конференцию, надо было выиграть конкурс, написав сочинение. И как здорово, что на конференции дети из разных стран, разного вероисповедания, разного цвета кожи и разного пола договорились жить в мире и взаимном уважении. Лично мне жаль, что руководители страны-соседки не были в Балтиморе. Да и нашим не помешало бы.

И последним внешкольным мероприятием была еще одна поездка в Чикаго – с семьёй, с прогулкой, посещением достопримечательностей и прощальным обедом в Украинской деревне – так называется один из районов города.

Ностальгия

«Вы представляете, американцы абсолютно социально не защищены», – сказала внучка одновременно и с возмущением, и с сочувствием, и с удивлением уже через пару месяцев пребывания в США. Я не очень-то забеспокоился, но удивился. Оказалось, что в США нет больничных листов, а посещение врача стоит дорого даже при наличии страховки. 500 долларов пришлось заплатить внучкиной американской маме за пару анализов и укол, когда у неё прихватило почки. «Да, они всё время улыбаются, но это неискренне, и им нет дела друг до друга», – услышав это, я, конечно, самодовольно пробурчал: «Я ж казав». А уже весной на вопрос, чем внучка занимается, прозвучал ответ: «Что я делаю? Вместо любимого рока, слушаю песни Нины Матвиенко, смотрю “Слугу народа” и “Голос країни”, а также отмечаю палочками, через сколько дней попробую всё, что приготовят мама и бабушка, заедая хлебом. А хлеб будет со вкусом и запахом хлеба». И на первую жалобу за весь год мама внучки пообещала сквозь слёзы: «Приедешь, и, если не будешь слушаться, отправлю назад в твою Америку». По-моему, такой страшилки мир ещё не слышал.

Прощание и возвращение

Всё-таки мы воспитали хорошую девочку. Провожать её пришли не только хосты, но и их родственники с детьми. Региональный куратор, у которой дети несколько раз гостили дома в Миннесоте, выложила в «Фейсбуке» восторженное послание от всех членов её семьи. А если вспомнить рост по «карьерной лестнице» до помощника учителя, доброе отношение учителей, аплодисменты одноклассников, выигранный конкурс, подарок директора школы, слезы американских родственников при прощании, то можно сделать вывод, что девочка не посрамила наш род. А дальше было четыре аэропорта, в последнем из которых – в столице нашей Родины – пришлось ждать родителей, выехавших с запасом времени, но застрявших в пробках сначала в Черкассах, а затем уже в Киеве. Другими словами, внучке сразу стало понятно, что она на Родине.

Аркадий Яковлев.