Сергей Шиляев: «Ребята, пускай вас будет меньше!»

15:02
542
views

Бездомные люди есть в каждом городе. И наш, к сожалению, тоже не исключение. Мы часто проходим мимо и делаем вид, будто не замечаем их, живём, зациклившись лишь на собственных проблемах и заботах. Но среди нас есть те, для кого слова «помощь и служение другим» не являются пустым звуком.

Один из таких людей – Сергей Шиляев, который ныне является руководителем гражданской организации «Миротворец», а ранее служил капелланом в АТО. Сергей с супругой Ириной вот уже второй месяц каждую субботу кормят бездомных людей на железнодорожном вокзале в Кропивницком.

– Сергей, что сподвигло вас начать такое богоугодное дело?

– Я много где путешествовал по Украине и видел немало таких людей. Всё это мне очень близко, потому что и я сам когда-то находился в таких трудных обстоятельствах. Было даже такое, что приходилось жить на железнодорожном вокзале в столице, когда в начале двухтысячных переехал отсюда в Киев, а меня там кинули с квартирой и деньгами. Ехать домой и плакаться родителям было бы не по-мужски, поэтому такого я делать не стал. И, возможно, именно этот этап на меня повлиял. С 2015-го по 2018-й я ездил автостопом на фронт, а это, как вы понимаете, тоже не очень комфортные условия. Я не работал, негде было поесть и переночевать, останавливался в каких-то местах, чтобы перекантоваться, видел таких же бездомных людей, общался с ними, рассказывал им об Иисусе Христе, потому что я верующий человек и стараюсь поступать так, как хочет от нас того Бог. А Бог говорит, что если вы видите нищего человека и можете ему как-то помочь, то сделайте это. И мы как евангельские христиане стараемся так поступать.

В 2014-м году я пошёл добровольцем на фронт, и в конце моей службы один из сослуживцев, также верующий, предложил мне поступить учиться в духовную семинарию. В этой семинарии у нас обучаются парни, которые в прошлом были наркоманами, заключенными и так далее. Я видел этих ребят, которые раньше вели такую неблагополучную жизнь, но после того, как прошли реабилитацию, изменились и стали совершенно другими людьми. Поэтому у меня также есть желание в нашем городе открыть реабилитационный центр, в котором такие люди смогут кардинально изменить свои жизни, если действительно этого захотят.

Когда я служил на фронте в качестве военного капеллана, то заметил, что ребята там иногда спиваются, скалываются, не могут контролировать свою агрессию и нуждаются в помощи. Так же и эти люди. Где-то на своем жизненном пути они повернули не туда. Я недавно общался с парнем, не знаю, правда это или нет, но он – врач, даже хирург, и при этом он – бомж… Представляете, ему Бог дал дар, у него такая чудесная возможность спасать жизни людей, а он бомж, потому что какой-то его духовный винтик в нужный момент не сработал, и человека понесло не туда.

Алкоголь, игромания, наркотики, – из-за этих вещей жизнь многих людей идет на попятную. Я около 10-ти лет жил в Киеве, и там тоже была одна верующая семья, которая помогала таким людям. Они ходили по теплотрассам, вокзалам и собирали беспризорных детей и подростков. Со мной в квартире, которую я снимал, жил один такой парень. С тех пор прошло уже почти 10 лет, и вот сейчас я узнаю, что этот парень стал успешным бизнесменом и у него уже четверо детей.

В прошлом году мы отправили на реабилитацию в Александрию одного пожилого мужчину, а совсем недавно – молодого парня Стаса, с которым познакомились на вокзале, когда их кормили. Мы проводим такие встречи раз в неделю – в субботу. Считаю, что чаще их делать и не стоит, потому что тогда люди могут расслабиться и не захотеть самим менять что-то в своей жизни. Денег принципиально я им не даю, потому что знаю: в большинстве случаев пойдут они не на самые лучшие цели. Покормить, пообщаться, что-нибудь купить – пожалуйста, но деньги – нет. Часто бывает так, что, если вижу на улице бездомного человека, приглашаю его в какую-то кофейню, заказываю супчик и что-нибудь ещё, немного рассказываю о том, чем я занимаюсь. Поэтому, если Бог даст, надеюсь, что у нас будет какое-то помещение, где эти люди смогут помыться, постирать, переночевать, да и вообще просто жить, если надо.

– Сколько людей примерно вы кормите каждую субботу?

– Да каждый раз по-разному. В среднем 3-5 человек. Но однажды был такой случай, когда мы сварили совсем небольшую кастрюлю супа, а их пришло 10 человек, а то и больше. Помню, было тогда так неудобно. Мы разлили им всем по половнику супа, но понятно, что этого было очень мало для такой толпы.

– Вы сами всё это готовите?

– Да, конечно, сами.

– Как всё происходит? Вы приезжаете, они вас уже ждут…

– Обычно я стараюсь заехать пораньше, где-то за час-два и посмотреть, сколько там людей, чтобы примерно рассчитать, сколько надо подготовить порций. Говорю им, что вот в такое-то время мы приедем, собирайтесь там-то. И да, мы приезжаем, они уже готовы и нас ждут.

– Кто-то поддерживает проект финансово?

– Нет. Да и в принципе мы пока можем это сами потянуть. Это ведь не сотню людей накормить.

– Да, но всё равно это тоже непросто…

– Я благодарен Богу, что мы можем это делать, потому что такие люди всегда будут, но должны быть также и те, кто может им помочь. И в то же время я часто говорю им во время таких обедов: «Ребята, пускай вас будет меньше!» В том смысле, чтобы они все начали жить нормально, как люди. Я часто вижу здесь неподалёку одного парня, тоже такого бомжеватого вида. Один раз не выдержал и говорю: «Слушай, дружище, ну тебе самому не надоело вот так петлять?» А он не понял и спрашивает: «В смысле? Что ты от меня хочешь?» Я ему говорю: «Ну тебя устраивает такая жизнь, какую ты сейчас ведешь? Посмотри, в каком ты состоянии. Разве ты не хочешь спать в теплой постели, быть чистым, работать, иметь жену, детей? Разве хорошо так жить человеку?» И на самом деле все мы понимаем, что так не хорошо. Но, поскольку у этих людей что-то внутри сломалось, они нуждаются в помощи, чтобы к каждому из них наконец вернулось понимание, что он человек.