Фронтовые фото и генеральская фуражка

13:25
663
views
Бориса Бахин

Генерала Бориса Петровича Бахина знали, уважали и помнят многие. В армии он служил с 1943-го по 1976 год. После местом его службы стал Союз ветеранов, где мы встретились и поговорили. Помню, он сидел за письменным столом, перед ним была раскрыта наша газета. Высказал несколько лестных отзывов об «УЦ», несколько замечаний, и мы стали беседовать. Я тогда писала, что он «статный, гордый, с настоящим генеральским голосом». Да, он совсем не был похож на старика – прямая спина, широкие плечи, красивое лицо.

Вот немного из его воспоминаний о войне. «Пошли на Краков. Вы помните, его хотели взорвать, но мы не дали этого сделать»… «И мы форсировали Одер, как могли. Сидим на плацдарме: мой полк и моя батарея – вся сила, которая держала этот плацдарм. Из шкуры лезли, лишь бы только его удержать»… «Когда закончилась война, мы были в Праге. Веселье! Местные жители вино и пиво свое тянут, угощают. Помню, сижу в штабе, идет чех, говорит: “Лейтенант, иди сюда! На вот тебе, бери и пей за победу”. И дает жбанчик такой, в котором литров 30 пива. Только посуду попросил оставить, он потом заберет. Я тогда впервые в жизни пиво попробовал и сказал, что больше спиртное в рот не возьму. С тех пор не употребляю»…

«Нам этой весны хватило. Стариков всех из армии домой отпустили, воевать некому, а боеготовность армии надо поддерживать. Вот мы, молодые, эту боеготовность и поддерживали. Но я нисколько ни на кого не обижаюсь. Ни на генералов, ни на маршалов. Все хорошие. И ко всем надо хорошо относиться. Ты будешь человеком, и все будут людьми по отношению к тебе. Это я давно освоил»…

С Борисом Петровичем я познакомилась после того, как подружилась с его невесткой Светланой. Она с большим уважением отзывалась о свекре. Через год после нашей беседы с генералом его не стало. Сегодня я попросила его невестку вспомнить, как ей жилось в генеральской семье.

– Когда я пришла в семью, Борис Петрович еще был полковником. Это потом ему генеральское звание присвоили. При внешней строгости, даже суровости он был добрым, коммуникабельным, комфортным в общении. Всегда ухоженный, дисциплинированный.

Меня сразу приняли в семью. Ни он, ни свекровь никогда не вмешивались в наши с мужем отношения. Оба были толерантными, корректными. Часто вспоминал войну, рассказывал о ней. Но не в черных красках и без хвастовства, без героизации себя. Это были истории, воспоминания об однополчанах. Борис Петрович очень любил фильм «Офицеры». Во время его трансляции 9 Мая мы смотрели его всей семьей с большим удовольствием.

Ежегодно в День Победы, когда объявляли минуту молчания, вся семья вслед за Борисом Петровичем ее выдерживала. Это был ритуал. Он до своих последних 86-ти лет на Валы шел в колонне. Обязательно в форме, с наградами, и знамя нес. Там с друзьями пробовал солдатскую кашу и возвращался домой. А там уже был праздничный стол, и вся семья отмечала Победу.

Он очень много читал. Будь то книга или газетная статья, он делал какие-то пометки, в газете маркером выделял самое, на его взгляд, важное. Для этого у него была отдельная комната – кабинет, где стоял письменный стол. А еще он много двигался, ходил по нескольку километров. Пока было здоровье, бабушка с дедушкой работали на своей даче: что-то сажали, урожай собирали. А потом просто там отдыхали. Свекор туда обязательно шел пешком, а это двенадцать километров.

Неоднократно Борис Петрович ездил в Москву и Питер на встречу с однополчанами. Десять лет назад он должен был участвовать в параде Победы в Москве, но не смог поехать – здоровье подвело. Его не стало в июле 2011 года. Через семь месяцев от нас ушла Мария Николаевна, тоже прошедшая всю войну. Они были ровесниками, поженились в 48-м году и вместе прожили 63 года! Их союз – пример взаимной любви, понимания, уважения. Не помню, чтоб они ссорились, – только теплота в отношениях.

Двум сыновьям, трем внучкам, трем правнукам на память остались фронтовые фото, награды и генеральская фуражка. А еще любовь. Очень больно вспоминать. Мы скучаем…