Ира-Ильхама, или Необычная история украинской мусульманки

13:36
991
views

В процессе подготовки статьи о праздновании Рамадана журналистке «УЦ» посчастливилось познакомиться с одной безусловно интересной личностью – Ильхамой Байрамовой. Будучи мусульманкой, Ильхама прояснила нам важные моменты, связанные с соблюдением поста в месяц Рамадан, но беседа не ограничилась только этим…

Оказывается, Ильхама – коренная бакинка, но уже в течение 22-х лет она проживает в Украине. По первому образованию – режиссер, по второму – бухгалтер. А ещё – любящая жена и мама троих детей. Помимо этого, Ильхама вот уже два года вяжет замечательные игрушки. Но – обо всём по порядку.

– Ильхама, давайте сначала о творчестве. Когда и как начали заниматься созданием игрушек?

– В 2017-м я наконец-то поехала на родину, где не была долгое время. В гостях у родственников мужа я познакомилась с молодой женщиной, которая вязала мягкие игрушки. Когда я их увидела, то сразу в них влюбилась! Я никогда не могла подумать, что крючком можно вязать нечто подобное. Хотя в школе на уроках труда я училась хорошо, занималась макраме, вязала спицами и крючком, но то, что можно с помощью этого создавать игрушки, меня приятно удивило.

В Азербайджане я была тогда целый месяц. Ближе к отъезду эта женщина подарила нашему младшему сыну своего вязаного покемона. Когда мы его сюда привезли, я периодически брала его, смотрела и думала: «Ну как же можно такое создать?» А потом написала ей: «Зарина, подскажи, с чего начать?» Тогда она мне сбросила ссылку на видео для начинающих. Я его посмотрела, но сразу к делу не приступила, а ещё в течение года мечтала о том, чтобы всерьёз заняться этим. Всё было как-то не до того, да и денег лишних не было на нитки, крючки и все остальные необходимые детали. Но вот в один из прекрасных майских дней я иду по Крытому рынку и вижу целую коробку ниток и крючков по акции.

Я купила тогда все, что мне было нужно, пришла домой и начала смотреть в Интернете обучающие видео и вязать. В итоге у меня получился маленький зайчик размером с ладонь. Маленький, но страшный! Потом я его распустила, хотя сейчас жалею об этом, ведь это была моя первая работа. К тому же так получилось, что я связала его 7 мая – на свой день рождения. Получился такой своего рода подарок самой себе.

После этого я продолжила смотреть видео и вязать. С каждым разом получалось всё лучше и лучше, а игрушек становилось всё больше и больше. Я их фотографировала и сбрасывала Зарине, которую воспринимала уже как своего учителя в этом деле. Просила её посмотреть и оценить. Сперва она давала мне ценные подсказки и советы, а потом похвалила и сказала, что теперь эти работы совершенные.

Получается, что 7 мая уже будет ровно два года с момента, как я начала вязать. Со временем этих игрушек накопилось два пакета. Землячки мне порекомендовали начать их продавать, чтобы хотя бы возмещать стоимость затраченных материалов. И понемногу у меня начали их покупать. Накануне 8 Марта магазин «Булавка» на Крытом рынке предложил мне выставить свои работы у них на продажу. И дело пошло хорошо. Что интересно, зайчика, которого я связала последним, купили самым первым! Но вообще свои игрушки я чаще дарю, чем продаю.

Схемы я сама составлять ещё не умею. Вяжу игрушки по тем, которые уже есть. Раньше я вообще не знала, как понимать эти схемы и что они означают. Но есть у меня одна авторская игрушка, которую я придумала сама. Это – украинский казак. Я его сама собрала из разных схем: ноги – из Деда Мороза, голову – из другой схемы и так далее. Сейчас на карантине у меня прямо руки чешутся – так и хочется что-то вязать, но, к сожалению, материалы закончились, а швейные магазины все закрыты. Когда об этом узнала моя знакомая из Израиля, которая курирует группу по вязанию, то предложила бросить клич среди тех, кто этим занимается, чтобы они прислали материалы. Но я отказалась, потому что это мое удовольствие и я не хочу никого этим обременять.

– Много ли времени занимает это дело?

– Да, очень, ведь помимо этого есть ещё много других дел, как и у любой женщины: необходимо и приготовить, и детям внимание уделить, в школу, в музыкалку, в бассейн отвести… Но всё равно я нахожу время, чтобы сесть и вязать. За месяц у меня получается около 8 игрушек. Когда об этом узнала моя коллега из Израиля, о которой я уже упоминала, она сказала, что я – «Шумахер», потому что это действительно очень много. Но вот такой я человек – если за что-то берусь, то довожу это до конца.

В одной из групп я прочитала такое выражение: «Вязание – это единственная зависимость, за которую не стыдно». И да, на самом деле я заметила, что те, кто вяжет, в хорошем смысле зависимы от этого дела.

– А почему именно игрушки?

– Я сама об этом иногда задумываюсь. Даже мне мама часто говорит, что вот можно вязать сумки, тапочки, что-то ещё такое практичное и полезное. Но, когда я вяжу, мне всегда не терпится увидеть результат: каким же будет этот зайчик или жираф, какое у него получится лицо… Поэтому я не знаю, почему игрушки.

– Скучаете ли по родине? Как часто бываете там?

– Да, очень скучаю. Раньше даже от грусти и тоски писала стихи, но потом перестала этим заниматься. Когда я вяжу, я успокаиваюсь, меньше думаю о жизненных проблемах, о суете… На родине за все эти 22 года была всего три раза. Иногда мне кажется, что всё хорошее осталось там. Когда в 2017-м поехала туда, увидела, насколько сильно всё там изменилось, и почувствовала себя чужой среди своих. Хотя я являюсь гражданкой Украины и никто меня не беспокоит, здесь я тоже не в своей тарелке. Всегда жила тем, чтобы вернуться на родину. Но, когда поехала туда в гости на месяц и увидела, как всё поменялось, поняла, что теперь мне нужно было бы прожить там не меньше 10-ти лет, чтобы снова ко всему привыкнуть. И люди изменились, и сам город. Хотя я училась в университете культуры и искусств, который находится в самом центре Баку возле бульвара на Торговой улице, в тот раз я её даже не узнала.

Когда я рвалась на родину, то хотела вернуться именно в тот Баку, из которого уехала 22 года назад. Но, конечно, всё прогрессирует, меняется, и такого, как раньше, уже не будет. Здесь у меня семья, муж, дети, но всё равно тоска и боль по родине не дают покоя. Нахожу утешение в религии. Одному только Всевышнему могу излить душу. Открываю по утрам Коран и прошу Его дать ответ на мою проблему: какая сура попадётся, такую читаю и делаю вывод.

– Расскажите немного о вашей жизни до Украины, об учебе на режиссерском факультете…

– Да, я училась на режиссера массовых представлений. Но всегда хотела быть учительницей или воспитательницей младших классов. В старших классах даже, когда у первоклашек не было преподавателя, меня отпрашивали с уроков и просили заменить им учителя. Школу я закончила хорошо: с пятерками и только двумя четверками – по алгебре и русскому языку. После 11 класса я планировала поступать либо в педагогический, либо в экономический университет. В том году как раз у нас в стране ввели тестовую систему экзаменов. И я не знаю, что это было, то ли судьба, то ли волнение, но я перепутала бланки и ответы по географии поставила в бланк для ответов по истории, а ответы по истории – в бланк по географии. В итоге получилось, что в первый год я никуда не поступила. И это была для меня большая трагедия. Я плакала, жить не хотела. К нам домой приходили все соседи даже из других домов, сочувствовали, что я не поступила. А потом, когда об этом узнал директор музыкальной школы, которую я закончила с отличием, он мне предложил устроиться туда учительницей. Мне дали 5 учеников, и половина моей мечты сбылась: я стала учителем.

Чуть позже туда пришла работать студентка техникума культуры и искусств, мы с ней подружились, и она предложила на следующий год пойти вместе поступать в университет. Я подала туда документы, но вместо специальности «народные инструменты» написала «просвещение». И вот, всё лето готовясь к музыкальному экзамену, разучивая сонатины, менуэты, этюды и, придя уже непосредственно на сам экзамен, стоя под аудиторией, я была очень удивлена, что все, кто выходил оттуда, ни слова не говорили о музыке, а рассказывали про какие-то стихи, этюды (но не музыкальные произведения, а пантомимы). Кому-то говорили танцевать, кому-то – песню петь. Я тогда просто не знала, куда деться… И вот выхожу я на сцену, как я уже потом поняла, экзамен принимал декан, и меня попросили прочесть стихотворение. Я уже морально была к этому готова и спросила, можно ли рассказать стих на русском. Они сказали, что да, это даже ещё лучше. Поскольку моим любимым поэтом был Пушкин, я прочитала его стихо­творение «Узник». Они прослушали и сказали показать этюд. От других абитуриентов я уже услышала о том, что это, и поэтому прикинулась, будто расчесываю перед зеркалом свои длинные волосы. Но смотрю: все идет на провал. Потом сказали спеть песню. Я говорю: «А можно я сяду за фортепиано и не только спою, но и сыграю?» Мне ответили: «Да, хорошо». Пианино было в глубине сцены. Я сыграла, спела. «Тройка. Иди и готовься к коллоквиуму». Вышла такая, думаю, пронесло. На втором экзамене попался вопрос, который мы учили по истории Азербайджана: какая была первая газета, кто её создал и какие вы знаете в нашем городе театры? Ответила. Меня поздравили и отправили готовиться к тесту. Его я сдала без проблем. Так и поступила. Правда, совсем не туда, куда думала. Но учиться мне очень нравилось. У нас преподавали известные актеры Азербайджана, и это большая честь быть лично знакомой с такими личностями.

Работу в музыкальной школе я не бросила, наоборот, директор был очень доволен, что я поступила в университет, и периодически мне намекал, что, когда закончу обучение, он повысит меня до уровня завуча. Вот такие у меня были планы, но они остались в прошлом, потому что в 20 лет я вышла замуж, и мы с мужем приехали в Украину. Диплом я получить не смогла, так как не сдала последние экзамены из-за переезда. Но здесь я всё равно была твердо настроена на то, чтобы у меня был диплом, и потому поступила в ЦНТУ (бывший КИСМ) на бухгалтера. Сейчас понимаю, что это было напрасно потраченное время, потому что, куда ни приду устраиваться, – везде нужен стаж минимум 3 года. А где его взять? Предлагала свои услуги учителя или воспитателя в некоторых садиках или школах, но везде спрашивают про педагогическое образование. А у меня вот так сложилось, что есть два высших образования, но педагогического нет. Сейчас думаю, что лучше бы, наверное, поступила тогда в педуниверситет, а не в ЦНТУ. Может, и был бы тогда толк. А так получила диплом, как хотела, но по факту он и не пригодился.

– Вы азербайджанка, но уже много лет живете в Украине. Заметили ли какие-то сходства или различия в этих культурах?

– В каждой национальности есть и плохие, и хорошие люди. Здесь, в Украине, плохие мне, слава Богу, ещё не встречались. Единственное, что меня очень удивило, когда я приехала сюда впервые, так это то, что здесь чуть ли не через каждые два дня праздники. Тогда мне это показалось странным, а сейчас смотрю и понимаю, что у нас то же самое. Очень похожи между собой по традициям наш праздник Новруз Байрам и Пасха. Когда ходим в филармонию на концерты, то нахожу много общего даже в музыке. Поэтому я бы не сказала, что есть какие-то разительные отличия в культурах.

У меня здесь сложились со многими очень хорошие отношения. Соседи называют меня Ирой,потому что Ильхама для многих звучит слишком сложно. А вообще моё имя переводится как «Вдохновение». Вот, например, бабушки соседки называют меня Ирочкой.

– Как проходит ваш обычный день?

– Я встаю в три часа утра, чтобы поститься. Выпиваю пару глотков воды, потом – молитва, которая длится у меня до восхода солнца, то есть минимум до 5.30. Помимо совершения намаза, я читаю Коран, перебираю чётки, повторяю молитвы, которые знаю. Потом – сразу кухня, чтобы напоить-накормить своих «гавриков». Когда не было карантина, то отправляла старших сыновей в университет, а младшего в школу. Потом – уборка, домашние дела. После этого выкраиваю время, чтобы немного повязать. В час дня – молитва. Потом младший приходит из школы, и мы идём с ним в музыкалку или на плавание. Жду его там 45 минут, идём домой. Старшие сыновья к тому моменту уже пришли – опять их кормлю-пою. Делаем уроки с младшим, и так весь день, как белка в колесе, крутишься. Вечером опять молитва – и всё, примерно так проходит день…