А что там у нас в Гааге?

13:25
652
views

Прошло уже шесть лет с того черного дня, как в небе над Донбассом был сбит «Боинг» Малазийских авиалиний. Пять с половиной лет собирались материалы для суда, и вот 9 марта это судебное слушание началось. Практически нет сомнений, что оно продлится пусть не шесть, но три-четыре года наверняка – таковы реалии международного правосудия. Так на какой там все стадии и чего ждать в ближайшем будущем?

Из-за срока давности, всяких пандемий и прочих луцких террористов сегодня мало кто интересуется, как идет процесс в Гааге. А там немало интересного происходит. Например, повестки четырем подозреваемым в запуске той ракеты с «Бука» суд в Гааге отправил через российскую социальную сеть «Вконтакте». По законодательству Нидерландов это вполне законно! Никакого вручения повестки лично в руки, как у нас в стране, там нет.

Обвиняемые не должны блокировать расследование, скрываясь от суда.

Главное – представить достаточные доказательства того, что конкретное лицо знает об обвинении и суде против него. И если обвиняемый решил скрываться вместо того, чтобы защищать свою честь в суде, – это означает, что он отказался от защиты. По законодательству Нидерландов это дает право судить заочно: суд будет изучать только аргументы обвинения и сам, без адвокатов, при необходимости назначать экспертизы, проверки, допросы свидетелей… А тот факт, что подозреваемый знает о повестке, устанавливается крайне легко – любой пользователь сетей видит уведомление, что его послание прочитано. Трое открыли мессенджеры, еще одному повестка была вручена лично в руки в Ульяновске.

Вообще многие ошибочно считают, что дело о сбитом «Боинге» расследует трибунал в Гааге, который официально называется Международный суд ООН. Это совсем не так! Просто в Гааге действительно много солидных судебных органов. Трибунал расследует несколько исков государства Украина к государству Россия – о финансировании терроризма, расовой дискриминации (речь о крымских татарах). Следствие идет ни шатко ни валко, до 9 декабря Россия имеет право подать контрмеморандумы против этих исков.

Наибольшее количество исков Украины против России – в Европейском суде по правам человека. В ЕСПЧ Украина подала такие заявления: 2 о нарушениях прав человека в Крыму, 2 о нарушениях прав человека на востоке Украины, 1 о похищении детей-сирот и детей-инвалидов представителями группировок «ЛДНР» и незаконном перемещении этих детей на территорию России.

Там же, в Гааге, Постоянная палата Третейского суда рассматривает иск Украины к России по поводу незаконного использования ресурсов Черного и Азовского морей.

А дело о сбитом «Боинге» рассматривает Окружной суд Гааги. Кстати, большинство не знает, что географически он находится… за 50 километров от самой Гааги, в пригороде Амстердама Скипхоле. Там построен высочайшего уровня защиты специальный комплекс для проведения закрытых расследований. Связано это в первую очередь с безопасностью свидетелей. В главное историческое здание Окружного суда в самом центре Гааги трудно незаметно даже кейс с бумагами занести, не то что важного свидетеля завести. А в Скипхоле все продумано, там есть всякие секретные подземные ходы до аэропорта «Скипхол», модерновая система защиты, и т.д., и т.п.

На сегодня суд уже определился с подозреваемыми. Их четверо: трое россиян – Сергей Дубинский («Хмурый»), Игорь Гиркин («Стрелков» или «Стрелок»), Олег Пулатов («Гюрза»), а также гражданин Украины Леонид Харченко («Крот»).

Кстати, у единственного обвиняемого, Пулатова, в суде есть адвокаты, поэтому, возможно, его дело выделят в отдельное. А остальных будут судить заочно и быстрее, скорее всего. Почему так? «Без участия подозреваемых мы ожидали, что продолжительность процесса будет от года до двух. Теперь, когда есть адвокаты одного из них, речь идет о двух-трех-четырех, а возможно, и пяти годах. Это зависит как от доказательств, которые представит обвинение, так и от запросов защиты. Например, если защита будет говорить: мы хотим услышать этого эксперта, мы хотим провести техническую экспертизу этой записи и так далее – то это может очень затянуться», – рассказал Питер Лангстраат, член команды юристов, представляющих членов семей 244 жертв.

Обвинения выдвинуты по двум статьям Уголовного кодекса Нидерландов: сбитие авиалайнера (до 30 лет заключения) и умышленное убийство (возможно пожизненное заключение).

Известно, что в доставке «Бука», подготовке к стрельбе было занято несколько десятков человек. Но они занимались транспортировкой, а не стрельбой. К тому же большинства из них нет в живых. В суде прозвучало, что из России в Украину шли два «Бука», но один из них в пути был поврежден и был срочно эвакуирован назад в Россию.

Объем уголовного дела – 102 тома, 36 тысяч страниц!

Свидетели нашлись. «Несколько бывших членов вооруженной группы обвиняемых, “ДНР”, стали свидетелями», – рассказал один из прокуроров по делу Тейс Бергер. Один из них, свидетель S07, заявил, что «в “ДНР” был одним из водителей и телохранителей Харченко», отметил Бергер.

Прокурор также перечислил еще несколько свидетелей обвинения, не раскрывая имен. Так, свидетель S14 заявил, что служил в «разведке “ДНР”», которую возглавлял Сергей Дубинский.

Свидетель S21 заявил, что в «ДНР» он находился в подчинении Харченко и участвовал в вывозе зенитного ракетного комплекса «Бук» в Россию вечером 17 июля 2014 года.

Свидетель S29 рассказал о пребывании в «ДНР» начиная с июня 2014 года, «среди прочего упомянув российского подполковника, которым, предположительно, является обвиняемый Пулатов», а также «о транспортировке тяжелых вооружений, которые, по его наблюдениям, на регулярной основе поступали из Российской Федерации».

Пока несколько заседаний было посвящено месту запуска «Бука». Российские адвокаты настаивали, что село Зарощенское под Амвросиевкой, откуда был произведен выстрел, на тот момент контролировалось Украиной. Суд отверг эти доводы.

А пока идет этот суд, правительство Нидерландов подало в Европейский суд по правам человека иск к России в связи с терактом и сбитым самолетом. В РФ эта новость вызвала настоящую истерику. Неудивительно – обкладывают со всех сторон.