Геннадий Кернес. Послесловие

15:21
986
views

От коронавируса и сопутствующих тяжелых заболеваний умер Геннадий Адольфович Кернес – городской голова Харькова, второго по величине города страны, в котором живет в шесть-семь раз больше людей, чем в Кропивницком, полтора миллиона человек. И население не уменьшается с годами, а только прибавляется, говорит статистика. Харьков притягивает, там одних студентов больше, чем всего живет людей… ну не будем о Кропивницком, больше, чем в Черновцах или Ужгороде. Этим городом руководил он. Кернес был человеком своеобразным, неординарным, резким, наглым, выходящим за рамки, подобных ему мэров нет. Кто он был?

Журналист «УЦ», автор этих строк, несколько лет прожил в Харькове. Правда, при городском голове Михаиле Пилипчуке (бывшем начальнике харьковского метрополитена) и Владимире Шумилкине (в прошлом военном, потом главе Дзержинского района, после – заме главы облгосадминистрации). Пилипчук был вообще незаметен, возрастной был, Шумилкин многое сделал, я был с ним лично хорошо знаком, имел его номер мобильного (он мало кому его давал) и мог звонить всегда, еще в те времена, когда в Харькове были шестизначные городские номера (у него был прямой городской), сейчас там семизначные.

Последнее время, когда я жил в Харькове, там уже всем заправляли Михаил Добкин и Геннадий Кернес. Шумилкина тихо так, технично сплавляли.

Я довольно быстро в Харькове трудоустроился, в том числе благодаря тому, что самый популярный руководитель Харьковщины конца СССР и начала независимости Украины Александр Масельский родом из Хмелевого Маловисковского района, а самый популярный и любимый поэт Слобожанщины Борис Чичибабин детство провел в Кировограде. Именем первого названа станция метро, второго – улица в самом центре города. Я упомянул их имена на собеседовании, говорю – земляки, помогло.

Фамилия Кернес была мне знакома с первых моих дней жизни после переезда из Кировограда в Харьков. Правда, тогда все его называли Гепа. Он считался главным авторитетом города. Хотя на то время, начало двухтысячных, он был всего лишь депутатом городского совета.

Избирался он от поселка Жуковского, это район домов сотрудников Харьковского авиационного института, сегодня это Национальный аэрокосмический университет имени Жуковского. Одну из самых легендарных команд КВН – ХАИ, чемпиона СНГ в 1995 году, – спонсировал в основном именно он, Кернес.

Кернес был и остается рекордсменом выборов в Харькове – за него на округе в горсовет голосовало два раза подряд примерно 90 процентов избирателей! В том числе много аспирантов, кандидатов и докторов наук из ХАИ.

Я в один предвыборный период времени работал под началом Вадима Валентиновича, директора школы на том округе около ХАИ. Он еще был и одноклассником Кернеса. Мы когда-то с ним после рюмки чая говорили об Адольфовиче. «Он мою школу преобразил. Окна, компьютеры, ремонт крыши, стипендии детям, все мероприятия спонсирует. Что ни попросишь – делает».

Начинал свою карьеру Кернес на заводе «Свет шахтера», на нем, вполне соответствуя названию, выпускали наголовные аккумуляторные светильники для шахтеров, на каски они такие надевают. Потом была колония, а после нее – частный бизнес. Кернес часы ремонтировал в собственной мастерской некоторое короткое время – в ПТУ выучился на эту специальность. Потом открыл мастерскую по пошиву модных курток в одном подвале. Там же «варил» из обычных джинсов модные в то время «варенки». Тогда же его и взяли в первый раз – два года он просидел в СИЗО на Полтавском шляхе (тогда это была улица Свердлова), ему присудили три года за мошенничество, но выпустили с учетом двухлетней отсидки в СИЗО.

«НПК-холдинг», который он после основал, занимался всем на свете, но в первую очередь – недвижимостью. Говорят (да и уголовные дела даже заводили), что за время своего правления городом Кернес невзначай передал этой конторе сотни гектаров харьковской земли, и не где-нибудь в Залопанском районе, Жихоре или старой Салтовке. Все в очень приличных местах, близко к центру города.

Но сначала была политика. Когда конкурентом Шумилкина на выборах мэра города стал Михаил Добкин, вся страна увидела эпичное видео, где Кернес поучает Добкина: «Немножко текст по-дебильному написан. – Миша, у тебя скучное лицо, тебе никто денег не даст». Но Добкин выборы выиграл, Кернес стал секретарем горсовета, и на самом деле, говорят знающие люди, городом руководил он. У Добкина были другие дела. У него была и есть птицефабрика почему-то на, как можно понять из его выступлений, нелюбимой Западной Украине. Еще Добкин большой охотник, ему не до города было, когда утка пойдет. Хотя охота для больших людей Харькова – дело опасное, о чем говорит судьба бывшего губернатора, а до того главы администрации президента Евгения Кушнарева. Его смертельно подстрелили как раз на охоте.

Никогда не забуду такую ситуацию. Иду с работы, из офиса на улице Чернышевского, 26, это старинный особняк и место, известное всем старым горожанам как площадь пяти улиц, по улице Гиршмана, выхожу на Сумскую, главную улицу Харькова. Сумская – дольно узкая улица, старая, в том месте практически одностороннее движение. По другой стороне, со стороны сада имени Шевченко (именно сада, не парка, как его часто ошибочно называют), идет Елена Львова, довольно известная местная журналистка, мы знакомы были. И тут останавливается посреди дороги «Гелендваген», это очень крутая внедорожная модель «Мерседеса». Там нет ни светофора, ни знака. Из окна высовывается Кернес и довольно долго с ней, с Леной, о чем-то говорит, – не знаю, о чем, я на другой стороне улицы, а там шумно. Выстраивается ряд уже из сотни машин, которым «Гелендваген» не дает проехать. Бибикают. Один какой-то, по виду крутой, вышел из машины, подошел, чтобы разобраться – что за дела? Но, когда увидел, кто за рулем, просто убежал назад. Минут десять Гепа говорил с журналисткой, я уже ближе подошел, немного слышал, там наезда не было, просто что-то ему не понравилось в статье, говорил о том, чтоб дала его информацию. Сотни машин стояли в самом центре большого города, ожидая, пока Гепа поговорит. Неподалеку я и гаишников видел, они типа ничего не замечали.

Кернес понимал значимость СМИ, владел одной из старейших газет города «Вечерний Харьков» и двумя местными телеканалами. Кстати, один из них, «7-й канал», был одним из моих любимых, очень качественный. Там вели программы почти все члены легендарной команды ХАИ, была классная утренняя программа, типа нашей кропивницкой «Ранковой кавы», ее вели Василиса Фролова (сейчас работает на канале «Прямой», ну и тогда она звалась Юлия) и Глеб Тимошенко из команды ХАИ.

По дороге с работы домой я каждый день шел мимо гостиницы «Националь», это бывший советский «Интурист». Кернес каким-то образом во времена первой приватизации вымутил эту гостиницу себе и в ней жил много лет. Там у него были офис и, как говорили, целый этаж. При этом у него был загородный дом, но до него по Московскому проспекту добираться долго.

Почти всегда у входа в гостиницу стоял шикарный мотоцикл «Харлей-Девидсон» – Кернес любил катнуть на нем с ветерком. Еще у него была единственная в стране редкая машина.

Жил Кернес с дочкой бывшего генерального прокурора Украины Юрия Гайсинского, и, кажется, нормально они жили.

Высшее образование Кернес получил, когда ему было уже за пятьдесят лет, и он уже был городским головой Харькова. До этого у него за плечами было ПТУ. Много раз был фигурантом уголовных дел.

Но харьковчане упорно избирали его городским головой. Несколько раз слушал его выступления на разных мероприятиях – круто, резко, но при этом конкретно, с именами и названиями контор. Небогатый словарный запас, но память, эмоции, раж, запал! Это не мои слова – в харьковской оппозиционной прессе не раз намекали, что Адольфович от Адольфа многое взял…

Да и внешне в Харькове он немало сделал. Одна привокзальная площадь чего стоит – очень красивая. Хотя каких-то системных преобразований при нем не было. Это стало понятно многим, когда Кернес залег в немецкую клинику «Шарите». Ну лежит он там полгода, и что? А в городе и без него все работает – тепло есть в домах (в Харькове, кстати, не так много в процентном отношении перешедших на автономку).

Дружил он с любой властью. Поддерживал горячо Януковича. А потом громко заявлял, что он против Януковича, когда это было модно, и с оранжевым шарфиком стоял на Майдане, кричал «Ющенко – так!». Потом неоднократно был то за, то против разных политиков. Чего-то говорил против Порошенко – а потом у них было все вась-вась. С Зеленским… неизвестно, болен уже был человек.

На него не раз покушались, вероятно, было за что по бизнесу. Последние годы он провел в кресле-каталке – позвоночник задела пуля.

То непонятное, что называют харизмой, у Кернеса точно было. Он каким-то совсем простым и доступным языком людям с рынка «Барабашово» говорил то, что они хотели слышать. Ни о каком языке, идеологии, нет, ни Ленина, ни Бандеры. О том, что им надо пожрать, и как он типа сделает все для того, чтобы пожрать было больше.

В Харькове докторов наук и кандидатов в доктора наук больше, чем в Киеве (да, есть такая статистика). Почему эти люди и их окружающие избирают себе в лидеры таких, как Кернес, – загадка. Ее пытаются разгадать много людей. Разгадают ли?..