Тайна со смертельным исходом…

15:21
756
views

5 ноября все, как говорится, кто мог, в смысле электронных СМИ, сообщили о несчастном случае на Смолинской шахте ГП «ВостГОК», в результате которого погиб проходчик подземного участка смешанных работ Голованов Олег Николаевич, 1974 года рождения. Вместе с ним незначительные травмы получил и Николай Байстрюченко, 2000 года рождения.

Фактически все информ­агентства продублировали сообщение официального сайта «ВостГОКа» о несчастном случае, при этом многие снабдили его разной степени недостоверной информацией. Например, что горняка придавило вагоном с породой к борту выработки. Чуть позже практически все СМИ утратили интерес к теме. Мы же захотели разобраться более детально в ситуации и напрямую обратились к должностным лицам Смолинской шахты, но сразу же натолкнулись на категорическое нежелание поделиться деталями несчастного случая: «Без комментариев!».

С момента аварии прошло больше месяца, но по-прежнему никакой конкретики в деле о гибели горняка нет. Правда, время от времени на сайте «ВостГОКа» появляется информация о проведении традиционных селекторных совещаний, во время которых главный инспектор Надежда Войсковая сообщает: «У відповідності до вимог Порядку розслідування та обліку нещасних випадків, професійних захворювань та аварій на виробництві, триває робота спеціальних комісій з розслідування обставин нещасних випадків на Новокостянтинівській та Смолінській шахтах». Идентичные по смыслу сообщения были и 18, и 19, и 23 ноября, а также 3 декабря.

Кроме того, сообщается, что по результатам проверок в ноябре было выявлено более 200 нарушений в системе охраны труда, сделано 55 предписаний, приостановлена работа 14-ти машин и механизмов, трех человек отстранили от работы, а для семи специалистов был снижен размер премии. Попали ли в это число люди, так или иначе имеющие отношение к аварии, – неизвестно.

Надо сказать, что на урановых шахтах регулярные дни охраны труда, всевозможные проверки и другие подобные мероприятия проходят, согласно графикам. То есть, с бюрократической точки зрения, с безопасностью на шахтах вроде бы все в порядке. Но это на бумаге и в отчетах, а на самом деле, как говорят сами горняки, если строго следовать правилам безопасности, то выполнить сменное задание зачастую невозможно. Отсюда и спешка, и игнорирование правил, и с этим ничего не поделаешь, тем более в условиях многолетнего дефицита расходных материалов, запасных частей и денег.

Поэтому несчастные случаи на шахтах были и будут. Другое дело, как на них реагирует комбинат. Случай с гибелью Олега Голованова показал, что в системе расследования и отработки происшествий что-то изменилось в сторону свертывания информационной составляющей. Понятное дело, что мы сделали не один звонок знакомым сотрудникам урановых шахт, в результате чего стало возможным представить картину происшедшего в деталях, но все это неофициальная информация. Та же служба безопасности труда сообщает, что по обоим случаям до сих пор нет заключения судебно-медицинской экспертизы, что делает «невозможным завершение расследования».

Раньше, как говорят сами горняки, любой несчастный случай обязательно освещался на селекторных комбинатовских совещаниях, руководитель предприятия или инспектор по охране труда делал обстоятельный доклад, который слушали все руководители и специалисты комбината, потом информация спускалась на предприятия, и таким образом обстоятельства несчастных случаев сразу становились открытыми для проработки в коллективах. Но сейчас, говорят, ничего этого не было. Все как бы засекретилось, никаких комментариев никому, да так, что даже ветераны производства не знают, что же произошло на самом деле, хотя они всегда были в курсе дел, ведь на шахте работают друзья и родственники.

По тому, что рассказали (инкогнито!) горняки Смолинской и других шахт, проходчики Голованов и Байстрюченко решили отремонтировать технику, на которой работали. Это небольшая погрузочно-доставочная машина, которая при помощи ковша набирает породу и грузит ее дальше по технологической цепочке. В какой-то момент горняки подняли ковш весом около двух тонн, чтобы поменять цилиндр или шланг. В принципе, в таких случаях любую нависающую деталь механизма просто фиксируют от неуправляемого падения подпоркой. Это было предусмотрено и конструкцией горнодобывающей техники, для чего в качестве упора имеется специальная подставка. Вот эта самая подпорка почему-то не удержала ковш, и он упал на человека, лежавшего под ним.

Теперь комиссии разбираются, должны или не должны были проходчики заниматься таким ремонтом, хотя в их обязанности может входить осмотр и устранение мелких поломок. Есть много и других вопросов и нюансов, но после гибели человека и проведенного объективного расследования непременно должно быть проведено максимальное информирование коллективов в целях предотвращения повторения аварий. Это шахтерская азбука…