Месть и закон джунглей

13:10
419
views

Февраль уже традиционно – неплохой месяц для революций.  Когда-то февральская революция положила конец Российской империи, Майдан тоже завершился в последний зимний месяц. Психологи говорят, что по уровню депрессивности и плохого настроения февраль лидирует с большим отрывом среди всех двенадцати отрезков года. Как тут на волне негатива не смести надоевшую власть, например?

Но бывает, что революции и перевороты заканчиваются относительно мирно. Без сомнения, главной новостью недели в международной политике стало оправдание Сенатом США Дональда Трампа и отказ в рассмотрении процедуры импичмента в его отношении.

Экс-президенту США вменялась ответственность за вспышку насилия при попытке государственного переворота, приведшего к временному захвату Капитолия трампистами. Большинство в сенате (53 против 47) проголосовало за импичмент. Только вот незадача – для импичмента нужны 17 голосов «за» однопартийцев Трампа, их изначально не было, и это все понимали. Экс-президент провел неплохую кампанию по шантажу Республиканской партии, заявив о планах создания собственной политсилы. Республиканские бонзы изрядно испугались и защитили рыжего миллиардера.

Итак, все довольны, всем спасибо, все свободны, Трамп может принимать участие в следующих президентских выборах.

Но какая же это революция, скажете вы, в лучшем случае – плохая попытка переворота, в худшем – хорошая попытка плохого спектакля. Но как вы могли забыть о революции достоинства, она же ВLM, с уличными боями в Портленде и Сиэтле, сотнями снесенных памятников и тысячами роликов, где звезды рэпа и баскетбола со сложным выражением лиц требовали положить конец?

Так вот, она тоже закончилась. В главном спортивно-телевизионном событии США, финале плей-офф Национальной футбольной лиги, также известном как Супербоул, никто из игроков не встал на колено (это главный символ революции BLM) во время исполнения американского гимна. Все было чинно и благородно, юная афроамериканская поэтесса читала стихи о героях, а уютный, как клетчатый плед, президент Байден осенял телеаудиторию своей кроткой улыбкой.

А Трампа тем временем сделали кандидатом на Нобелевскую премию мира. Как ни смешно это прозвучит, он был первым президентом США за много-много лет, не объявившим ни одной войны.

Если кандидату на эту премию в феврале откровенно повезло, то одному из ее лауреатов – напротив, не фартануло.

Первого февраля в Мьянме (ранее известной, как Бирма) произошел военный переворот, результатом чего стало отстранение от власти главы правящей партии Мьянмы «Национальная лига за демократию», фактического лидера страны Аун Сан Су Чжи, а также ее ставленника – президента Мьянмы Вин Мьина.

Семидесятипятилетняя Аун Сан Су Чжи – легенда мирового политического клуба. Двадцать лет под домашним арестом во время правления предыдущей военной хунты, премия Сахарова, Нобелевская премия мира, миллионы подписей за ее освобождение, идеи Махатмы Ганди и Мартина Лютера Кинга в политическом анамнезе и наконец-то освобождение в 2010 году, триумфальное возвращение в политику, весь прогрессивный мир рукоплещет, победа на парламентских выборах… И вдруг что-то пошло не так. Кроткая правозащитница не то что не пресекла, не то что не осудила, а даже поддержала гонения на мусульманское меньшинство Мьянмы – рохинджа. ООН высказала решительное «фи» своей бывшей фаворитке и даже провела расследование фактов этноцида.

В конце января на выборах в парламент ее партия собрала 83 процента голосов избирателей. Армия Мьянмы подумала «ну нет, такого не бывает, у нас же не Белоруссия» и тихо, но тотально захватила власть в стране. Ноль трупов, на шесть меньше, чем при захвате Капитолия.

Активисты постучали сутки кастрюлями и разошлись, США ввели санкции против военной хунты, Россия и Китай отмолчались (Китай выглядит главным победителем в этой ситуации, Аун Сан в последнее время была весьма лояльна к китайским инициативам в регионе, но все же оставалась в глазах лидеров Поднебесной «человеком Америки», а вот Россию напрямую связывают с событиями первого февраля, незадолго до них в Мьянму с визитом приезжал министр обороны России Шойгу, он пользуется там большим авторитетом и как военный функционер, и как близкий к буддизму человек), армия заявила о приверженности идеям демократии и многопартийности, но потом. А сама Аун Сан снова отправилась под арест.

По иронии судьбы армию Бирмы в конце сороковых годов создал отец нашей героини.

А что же Индия, для которой Мьянма – одна из самых «родных» стран? А что там вообще происходит – в стране сладких танцев и мудрых гуру?

Об этом – в новом газетном сериале «Новая Индия».