«Закон» есть. Доказано театром

14:39
707
views

Почти 107 лет на сцене нашего главного театра не ставили пьес Владимира Винниченко. А когда-то регулярно «Брехня», «Молодая кровь», «Натусь», «Базар» с большим успехом показывали местной публике. Вероятно, последним спектаклем того времени стал «Черная пантера и белый медведь» в 1924 году, пока Винниченко окончательно не запретили в СССР. И вот Владимир Кириллович вернулся в родные края… Да как!

Главный режиссер театра имени Кропивницкого Евгений Курман сказал перед началом спектакля, что повсюду в театрах не любят «датских» спектаклей. А этот был приурочен к 140-летию со дня рождения Владимира Винниченко. Но оказался тем редким случаем, когда «датский» спектакль, как говорится, «зашел» всем – и самому режиссеру Курману, и актерам и зрителю.

«Воплощение на сцене произведений писателя – лучший вклад, который может сделать театр в чествование Винниченко. Подарить долгую сценическую жизнь пьесе, материализовать идеи, мысли и надежды автора, дарить их зрителю – вот призвание и высокая честь, которая нам выпадает», – говорит Курман.

«Закон» сейчас опять ставят. В июле прошлого года «Радио культура» поставило радиоспектакль по пьесе. Хотя это сложно представить, тем более после увиденного вживую «нашего» Евгения Скрипника, а в главной мужской роли – актера Александра Игнатушу (сериал «Сваты – 3,5,6,7», «Слуга народа» и даже «Синдром Дракона», снимавшийся у нас в городе, он там начальника ЖЭКа сыграл).

Ранее вживую, на сцене, «Закон» ставили театр имени Леси Украинки в 2010 году (не киевский, а в Каменском, бывшем Днепро­дзержинске) и Волынский академический областной украинский музыкально-драматический театр – под названием «Суррогатная мать» в 2015-м. Не довелось видеть эти постановки, просто скажем: уверены – у кропивничан точно вышло не хуже.

Очень вроде бы простое сценографическое решение в виде то ли белых полотнищ, то ли штор-занавесей потрясающе играет. Момент, когда оказывается беременной одна из героинь, передан без актеров именно с помощью игры с этими полотнищами и светом. Все понятно без слов.

А музыка! Просто великолепно передает многое, для чего другому режиссеру понадобились бы целые монологи и пластические решения. Передать через звуки печатной машинки, вкрапленные в музыку, интимные моменты – это так необычно!

О чем сама пьеса? На весьма актуальную сегодня тему суррогатного материнства (это если очень упрощать), притом, что пьеса написана в 1923 году! Состоятельная семья. Жена, которая не может родить мужу ребенка, уговаривает его зачать дитя с другой женщиной, а ребенка оставить себе, чем сохранить семью. Иначе она уйдет «в оперетку». В семье профессора философии появляется машинистка для якобы печати его новой книги. И закручиваются такие коллизии, такие войны всех со всеми… Муж, жена, воспитавшая ее тетя, суррогатная мать, богатый старый поклонник жены – между ними столько всего искрит, кажется, по зрительному залу разряды проходят – так здорово это передают актеры.

А сколько неожиданных ходов, вызывавших аплодисменты (все время прерывавшие премьеру). Использование окна малого зала в качестве еще одного входа в игровое пространство – такого наш театр еще не видел. И ведь удачно как!

Вообще жанр этой пьесы – трагифарс. Все вроде крайне грустно и страшно, хотя хватает и иронических, и даже комических моментов, вызывающих смех. Но в конце становится очевиден самый правильный закон жизни – закон продолжения рода, закон материнства, который выше всего.

«Я від першого ж дня, як побачив її з дитиною, як помітив у неї в очах цей тьмяний, хижий блиск, коли вона вперше годувала дитину, я тоді вже почув холод у серці. Я тоді вже зрозумів, що вона не віддасть і що смішно й дико навіть говорити про це. Її можна різати на шматки, і вона не випустить дитини з обіймів. Бо вона – мати. Ти забула, що “закон”, як ти казала, є для всіх “закон”…»

Дождитесь, когда в театре будет следующий спектакль «Закон». Идите, не пожалеете.