Репортаж из «красной» зоны

12:19
1448
views

У нее спрашивали, зачем она туда пошла. Говорили, что рискует. А она решила, что должна это сделать. Известная кропивницкая тележурналистка Евгения Шустер побывала в самой «красной зоне» – ковидных отделениях. Сюжет посмотрели тысячи и продолжают смотреть. Евгения Михайловна поделилась с «УЦ» своими впечатлениями.

– Читаю ежедневные сводки, количество заболевших растет. Не по-чиновничьи, а по-человечески понимаю, что силы медиков на исходе. Сколько бы мы ни открывали новых отделений, палат, физического ресурса нет. Не из кого формировать бригады. Не каждый хирург слышит воспаление легких. Это надо показывать. Работая последние годы помощником городского головы Кропивницкого, я осталась телевизионным журналистом, остаюсь приверженцем того, что надо видеть картинку и показывать ее.

Шла абсолютно сознательно. Не боялась. Проблема была с выбором оператора, потому что никто из ребят не болел, значит, нет антител. Не хотелось рисковать их здоровьем. Я благодарна Игорю Федчишину с «TTV», который согласился со мной пойти.

Мы были в областной больнице, в перепрофилированном отделении, и в Центральной городской на Валах. Ситуация серьезная, закрываются неврологии, челюстно-лицевые отделения, все становятся «инфекцией». Это надо остановить. Нельзя допустить, чтобы мы палатки ставили из-за нехватки коек.

Я как журналист понимаю, что люди верят своим, тем, кого знают. То, что говорит министр, это одно. Мы же склонны верить тому, что показывают на расстоянии вытянутой руки. Поэтому я пошла и протянула свою руку с микрофоном.

Отделением в областной больнице заведует абдоминальный хирург Игорь Станиславович Сидоренко. Вот так пришлось ему стать инфекционистом. Нет другого выхода. Старшая медсестра четвертого инфекционного отделения Ира Завитневич. Я ее хорошо знаю, верю ей. Знала, что она правильно нас оденет. В этом большом отделении никто из персонала не болел. Это потому, что они все правильно делают, алгоритм их работы расписан посекундно.

Новое отделение на Валах мы, когда открывали, показывали красивым, нарядным. А сейчас оно заполнено тяжелейшими больными. И уже не обращаешь внимания на лепку на потолке, а смотришь на пациентов. Кстати, нам никто из больных не сказал, чтоб их не снимали. Напротив, все говорили, что надо людям показывать истинную ситуацию, чтобы предостеречь, спасти. В отделениях много пациентов с диабетом, с другими хроническими заболеваниями. И очень много молодых людей. Вирус мутирует …

Очень важно было правильно одеться в защитные костюмы и потом раздеться. Для меня всегда самым сложным было чтение инструкций. Я не умею их читать, не понимаю. Тут же я залпом прочитала инструкцию и четко ей следовала. Одеться нам помогли. Сначала хлопчатобумажный костюм, потом один защитный комбинезон и сверху еще один. Перчатки – две пары, бахилы до колен. Шапки, маски, респираторы. Сразу стало жарко, а медики сутками в этих костюмах. И да, они в памперсах. Раздевались мы самостоятельно. Нас предупредили, что все надо правильно снять. И вот тут я следовала инструкции, каждому пункту.

Хочу, чтобы горожане правильно поняли мой посыл. Давайте потерпим, не сделаем в этом году какой-то парк или не отремонтируем дорогу. Давайте деньги отдавать на медицину, покупать аппараты ИВЛ, другое необходимое оборудование, потому что жизнь дороже.

Моей задачей было открыть людям глаза. Они должны понимать, что это страшно. Это фронт.

Меня поразили анестезиологи из роддома. Игорь Шаповалов молодой, умница, сам тяжело переболел ковидом, не ушел, остался работать. Он в роддоме видит рождение жизни, в итоге работает на положительную эмоцию. А тут спасает от смерти. И Елена Осмоловская, зав отделением, тоже меня поразила. Она переживает за каждого. Видно, что ей психологически тяжело. Всем им тяжело.

Я говорила медикам спасибо, говорила, что им аплодирую, снимаю шляпу. А в какой-то момент не выдержала и расплакалась. Мне сказали, что мой защитный экран затек. Это я дышала слезами…