Всего лишь 80 лет прошло…

14:39
1003
views

Мы хорошо помним эти строки: «22 июня, ровно в четыре часа, Киев бомбили, нам объявили, что началася война». Да, Киев бомбили, а что было в тогдашнем Кировограде 22 июня, накануне 22 июня и после него в первые дни?

Есть повод еще раз вспомнить – ведь ровно восемьдесят лет назад для жителей СССР началась та страшная война. В Государственном архиве Кировоградской области есть тысячи документов об этих днях. Большинство из них в советское время были засекречены. Потому из них неприглядно выглядывало грязное исподнее тогдашней системы. Страшный бардак, царивший после начала войны, наличие большого числа дезертиров всего через пару недель после 22 июня и еще большее – сбежавших с западных границ партработников и т.д. А уже в августе – распоряжения немцев о нормах зарплат для колхозников, которые раньше, с советской системой трудодней, вовсе не видели денег…

Сейчас все это доступно (хотя из-за карантина осложнено). Правдивые книги о годах войны на Кировоградщине с начала и до её конца написали известные краеведы, архивисты, журналисты, историки. На основе их исследований и документов архива мы попробовали немного воссоздать картину жизни Кировоградщины тех дней. Чтобы помнили.

Что было до

Советский Союз тоже готовился к войне с немцами. «Кировская правда», как и все другие газеты страны, еще в 1935 году писала, что «Немецкие фашисты готовят войну». С того же 1935 года все до единого трудящиеся вступили в ряды ОСОАВИАХИМа (впоследствии ДОСААФ), общество поддержки армии. Все поголовно изучали устройство винтовки и т.д.

Часто в статьях как советского, так и постсоветского периода можно было прочитать, что завод «Красная звезда» с первого дня войны перешел на производство продукции для нужд армии. Да что вы – только с первого?! На собрании работников завода в том же 35-м было принято решение: «Превратим наш завод в завод-крепость. Одновременно с овладением техникой на производстве будем овладевать военной техникой, в нужное время дадим решительный и окончательный отпор поджигателям войны». И со второй половины тридцатых годов на заводе уже производили 45-миллиметровые артиллерийские снаряды, 82-миллиметровые мины для батальонных минометов. Их выпустили миллионы! За месяц до начала войны начали перевод производства с 45-мм снарядов на 57-миллиметровые. Но не успели.

В 39-м году в каждом райкоме и горкоме появился военный отдел. В каждом населенном пункте сколотили «оборонный актив». В некоторых селах появились «хаты обороны»! В Кировограде было 88 стрелковых кружков и 17 кружков по изучению пулемета. В селах из числа трактористов подготовили 30 танковых экипажей запаса. В общем, атмосфера была насыщена войной. Почему же с первых дней войны все это полетело вверх тормашками, ничего не сработало – вопрос другой.

Несколько тысяч наших земляков попали на войну с Финляндией, десятки погибли…

В 41-м милитаристский угар достиг апогея. В каждом районе создали фонды «Обороне – воз с упряжью», подготовили 13 с половиной тысяч! Неужели только для обороны? Законсервировали строительство школ и клубов, все было брошено на дороги, за каждым колхозом закрепили участки. 10 тысяч инженеров и рабочих с предприятий мобилизовали на военные объекты.

За два предвоенных года многое сильно подорожало и просто исчезло из продажи, например, обувь – все фабрики шили только сапоги для армии.

А еще весна 1941 года вошла в историю как «пьяная весна». Конечно, в известных книгах типа «Весна 1941 года» Юлиана Семенова или «А завтра была война» Бориса Васильева об этом ни слова. С апреля 41-го во всех магазинах и даже столовых заводов (!) появились в неограниченных количествах водка и вина, с чем раньше были проблемы. Всё для того, чтобы быстро наполнить бюджет для новых военных расходов…

Тот день

Все знают, что было воскресенье.

Никаких гуляний выпускников школ, как показано в сразу нескольких советских фильмах, где юноши и девушки встречают рассвет, а уже война, не было. В Кировограде последние выпускные вечера прошли в пятницу, 20-го.

Был обычный выходной день. С утра немало народу было по пивным. В Горсаду играл духовой оркестр. Народ возился по хозяйству или просто отдыхал. Ряд заводов работал, та же «Красная звезда» делала боеприпасы без перерывов. Промтоварные магазины по выходным не работали, а продуктовые – да.

При средней городской зарплате за 1940 год в 375 рублей в месяц что тогда можно было купить? Снабжение городов сильно ухудшилось в 39-41-м – делали запасы для армии, готовящейся ударить по врагу, да и шли уже войны – с Финляндией, с Японией на Халхин-Голе. Буханка хлеба стоила 1 рубль. Литр молока – 3 рубля. Кило мяса – 18-24 рубля, кило картофеля – 2 рубля. Стакан махорки – 8 рублей. Вот только махорка была в том году перед войной большим дефицитом, как и мыло.

После новости о войне все ринулись в магазины скупать муку, крупы, соль и спички. Уже через день все это стало дефицитным товаром в Кировограде.

Но пока никто не оценил до конца, что случилось.

В кинотеатрах «Сивашец» (на его месте гостиница «Киев») и «Красный партизан» (потом станет имени Дзержинского) в тот день показывали новые фильмы «Щорс» и «Боксеры». Вечером многие пошли в театр, в это время у нас гастролировал Житомирский театр оперетты, в тот вечер давали «Холопку» композитора Николая Стрельникова. (Театр в Житомир так и не вернулся, его эвакуировали в Луганск, считая, что туда уж немец точно не дойдет, а потом в Среднюю Азию.)

Люди между собой активно обсуждали недавнее сообщение ТАСС, опубликованное в «Правде» и «Известиях». «По данным СССР, – говорилось в сообщении, – Германия так же неуклонно соблюдает условия советско-германского пакта о ненападении, как и Советский Союз, ввиду чего, по мнению советских кругов, слухи о намерении Германии порвать пакт и предпринять нападение на СССР лишены всякой почвы».

Узнав о начале войны, основное настроение у всех было такое: «Ничего. Месяц, ну, полтора. Разобьем, раздавим гадину!» А еще после сообщения о нападении гитлеровцев людей в военной форме всюду, даже в пивных, стали пропускать без очереди. Уважение, и так большое, к людям в форме выросло в разы.

До обеденного времени почти никто, кроме военных, НКВД и высшего руководства, понятия не имел, что немцы продвинулись вглубь СССР на 15-20 километров на громадной линии фронта, и уже взяты в плен десятки тысяч бойцов. А потом нарком иностранных дел Молотов выступил по радио в полдень и сообщил о начале войны. В ряде глухих отдаленных сел Кировоградской области о начавшейся войне узнали только спустя три-пять дней после ее начала. Радио было не везде, газеты приходили с задержкой.

А на «Красной звезде» уже в 14 часов провели совещание, где решено было перевести завод на «военное положение». Рабочий день продлили на три часа…

Первые дни войны

Кстати, о радио. Почему во всех фильмах о войне народ слушает все время радио, всякие сводки «Советского информбюро», на площадях, а не по домам или цехам заводов? Все просто. Уже 25 июня Совет народных комиссаров издал постановление «О сдаче населением радиоприёмных и радиопередающих устройств» на склады Всесоюзного радиокомитета (фактически – в ближайшее почтовое отделение).

«Учитывая, что в связи с обстоятельствами военного времени радиоприемники и передатчики могут быть использованы вражескими элементами в целях, направленных во вред Советской власти, СНК СССР постановляет: обязать всех без исключения граждан, проживающих на территории СССР и имеющих радиоприемники (ламповые, детекторные и радиолы), в 5-дневный срок сдать их органам связи по месту жительства. Обязательной сдаче подлежат также радиопередающие устройства всех типов. Установить, что Наркомат связи принимает радиоприемники от населения на временное хранение до окончания войны. Обязать Наркомсвязи организовать прием от населения и хранение сдаваемых радиоприемников и передатчиков. Разрешить учреждениям, предприятиям, радиоузлам, клубам, Ленинским уголкам и другим общественным организациям использование радиоприёмных установок исключительно для коллективного слушания радиопередач в строго определённые часы. Установить, что лица, не сдавшие в установленный срок радиоприемники и передатчики, подлежат уголовной ответственности по законам военного времени». И есть факты, что давали до 8 лет за радиоприемник!

В крупных городах также обязали всех частных лиц сдать фотоаппараты и фототехнику. Нет данных, было ли такое в Кировоградской области…

Первые немецкие самолеты пролетели над Кировоградщиной 24 июня. А самым первым из населенных пунктов Кировоградщины бомбили Знаменку уже 27 июня – важный железнодорожный узел все-таки. А первым из захваченных городов Кировоградской области стал Гайворон уже 29 июля.

До шизофрении возросла и так сильно подогретая шпиономания. Пионер Кваша из Плетеного Ташлыка поймал голубя и на его ноге заметил кольцо с цифрами. Птицу ученик принял за шпиона, который переносил зашифрованные разведданные врагам, поэтому сразу отнес голубя в сельсовет. На окольцованной ноге птицы кроме цифр обнаружили еще и герб Польши. Об этом «героическом» поступке пионера и о его бдительности секретарь Маловисковского райкома партии на полном серьезе доложил в область…

23 июня военнообязанный Яблонский в Кировограде прибыл на мобилизационный пункт пьяным и кричал «Это гитлеровская власть!». По законам военного времени в тот же день ему присудили 10 лет лишения свободы.

22-го в военкоматах началась мобилизационная работа, но не во всех районах. Процесс был хаотичным и бестолковым. Есть известный «Дневник Осипа Полищука» из села Юрчиха Александровского района, там много интересных и сильных деталей.

Например, о мобилизации. Таскали хлопца и других по комиссиям в Александровке, Каменке, Кировограде больше месяца. В итоге в начале августа должны были идти колонной пешком на Днепропетровск. Но… «По мобілізації ні один чоловік не поїхав з Юрчихи: одні і зовсім не виїжджали, а інші поховались по лісах – і все». Это о народе, который «в едином порыве поднялся на врага».

Мобилизовали не только людей, но и животных и транспорт. Народ очень не хотел отдавать автомобили и лошадей. В Бобринце в конце июня арестовали сразу трех руководителей, членов партии (!), которые не хотели отдавать свои авто армии. Судили сразу же.

28 июня в Кировограде повсеместно в земле стали копать так называемые «щели» для укрытия при бомбардировках. 30 июня ввели светомаскировку.

В тот же день, 30-го, в город привезли первых раненых, под госпиталь отдали здание техникума сельскохозяйственного машиностроения, где сегодня Инженерный колледж. Потом раненых начали размещать еще в десятках зданий, не хватало места…

Интересная история была с добровольцами. По состоянию на 20 июля 1941 года, практически через месяц после начала войны, со всей области подали заявления 2398 добровольцев, из них женщин – 1113. Это в области, где жило больше народу, чем сейчас, чуть больше миллиона жителей! Это много говорит о «любви» к советской власти наших людей и желании за нее воевать.

В Государственном архиве Кировоградской области есть немало интересных документов той страшной поры. Например, секретная директива областного военкома полковника Бычкова в районы: «На территории нашей области осело большое количество ответственных работников, директоров МТС, совхозов и других эвакуированных. Среди них есть состоящие на спецучете. В населенных пунктах скрываются дезертиры и военнообязанные, уклоняющиеся от мобилизации. …Всех ответственных работников, имеющих бронь по прежнему месту службы… немедленно призвать на общих основаниях. … Выявить всех дезертиров и передать военным прокурорам».

1 августа 1941 года главная газета всей страны «Правда» опубликовала заметку о том, что коллектив Центральной сберегательной кассы города Кировограда решил ежемесячно перечислять свой однодневный заработок на укрепление армии. Не успели. Уже 5 августа город был полностью под властью немецких войск.

Есть еще много страшных историй того времени. Как перед самым приходом немцев в атмосфере полного безвластия в Кировограде и по всей области горожане и селяне массово грабили магазины, склады, базы, из райкомовских кабинетов тащили себе домой столы и диваны… Как из западных областей к нам привезли сотни заключенных, и как их тут просто расстреляли перед отходом. Как с цветами и угощениями встречали немцев, на углу нынешних улиц Шевченко и Чорновола установили своего рода триумфальную арку…

Есть еще о чем писать и вспоминать…

 

P.S. При подготовке использованы материалы из книг авторства Василия Даценко, Ивана Петренко, Федора Шепеля, Владимира Шурапова, Юрия Лисниченко, Юрия Тютюшкина, Александра Чуднова.