Деменция: закат неизбежен

12:55
1865
views

Мы все стареем. Это закон природы. Но старость у каждого своя. Насколько она комфортна, насколько человек окружен вниманием и заботой, зависит от многих факторов. Спутник старости – деменция, вызывающая постепенное ухудшение памяти, умственных способностей, способности ориентироваться во времени и в пространстве, а также способности узнавать людей и предметы.

О деменции мы поговорили со специалистом. Михаил Кичанов – заведующий острым мужским психиатрическим отделением №11 облпсихбольницы, врач-психиатр высшей категории со стажем 36 лет. В психбольнице работает, оставшись после интернатуры. Окончил Одесский мединститут. Говорит, что на пятом курсе заинтересовался психиатрией: «Я сын врачей-хирургов, ко всему привык с детства, много чего слышал от родителей. Учиться было скучновато. А когда впервые столкнулся на кафедре с психиатрией, стало интересно. Я не понял, с чем именно имею дело, и захотел разобраться с загадочными причинами психических расстройств. И больных этих было жалко…»

– Михаил Юрьевич, что такое деменция в принципе?

– Бывает умственное недоразвитие. Оно может быть врожденным, обусловленным генетически или поражениями мозга в раннем детстве – до трех лет. В таком случае человек в развитии останавливается, что определяется термином малоумие. А деменция (слабоумие) – это когда человек уже достиг определенного уровня развития, в том числе интеллектуального, окончил школу, институт, имеет специальность, и вдруг – травма головы, либо инфекционный процесс – например, энцефалит, либо кровоизлияние в мозг… Все это сопровождается падением интеллектуальной функции и памяти. Человек теряет способность к адаптации. То есть деменция – это процесс не врожденный, а приобретенный.

– Если травм и инфекций не было, не будет деменции?

– Различают еще старческую деменцию. Скажем так: если бы люди жили тысячу лет, мы все до единого дожили бы до старческой деменции – в результате атеросклероза или сосудистой патологии и других атрофических процессов.

– То есть она неизбежна?

– Многие люди просто до нее не доживают по великому множеству причин. Критический возраст – около достижения средней продолжительности жизни. В разных странах она отличается. Если ты переступаешь этот порог – приближаешься к деменции. Бывают, но крайне редко, случаи, когда человек доживает до ста лет и сохраняет определенную ясность ума. И то! Сколько я видел репортажей о таких людях, все равно явно видны изменения психики. Как минимум, наблюдается значительное сужение круга интересов. Это как восход и закат солнца. Закат неизбежен.

– Можно отсрочить деменцию?

– Да. Для этого надо вести здоровый образ жизни, не отказываться от консультаций психиатров, невропатологов, своевременно обследоваться и принимать лечение. И вообще, надо просто всегда радоваться жизни во всех ее проявлениях, быть активным. Двигаться надо, двигаться.

– Каким может быть первый тревожный звоночек?

– Самый первый и, казалось бы, безобидный звоночек, на который мало кто обращает внимание, – это когда человек не может вспомнить, где оставил свои очки. Пять минут назад положил их на стол, а потом по всей квартире ищет. Это уже нарушение оперативной памяти, которую мы используем повседневно. Это не долгосрочная память, когда мы вспоминаем события прошлого. Есть закон Рибо – ученого, сформулировавшего закон регрессии памяти. Его еще называют «закон обратного развития памяти»: то, что было только что, забывается, а события далекого прошлого воспроизводятся до мельчайших подробностей. А потом и эта способность утрачивается.

– А что у больных деменцией с инстинктами?

– Спать, есть, оправляться – врожденные функции, этому не обучаются. Все мы изначально животные. И если ребенок по каким-либо причинам на длительное время попал в общество свиней, он будет бегать на четвереньках, хрюкать, есть из корыта. И ничего более. В этом случае изначально работают только базовые инстинкты. А вот высшие сложные функции самоконтроля у человека появляются только в человеческом обществе в процессе воспитания и общения с себе подобными. Они все – приобретенные. Если они ломаются, происходит возврат к первобытным, животным инстинктам. К истокам. По принципу: от сложного к простому.

– Такие люди опасны для общества?

– Любой человек, потерявший память, во-первых, представляет опасность для самого себя. Он не знает, как найти дорогу домой, если он ушел из дома. Он не знает, как готовится еда, как зажигается спичка, как включается газ, выключается вода… Такой человек может выйти на улицу, куда-то пойти, просто замерзнуть зимой, попасть под машину или встретить нехороших людей. Во-вторых, это реальная опасность для окружающих. Человек потерял приобретенные навыки и однажды поставил на плиту чайник, включил газ, а спичкой чиркнуть забыл. Последствия для жильцов многоэтажного дома очевидны, и таких случаев, к сожалению, много. Или открыл кран, чтобы набрать воду в ванну, а закрыть кран вовремя забыл. Ну, в этом случае никто не погибает, но проблем все равно хватит. А бывает так, что человек перестал узнавать даже своих близких и ему кажется, что в доме грабители. В таких случаях часто начинается активная защита от мнимых агрессоров. А в результате – увечья у невинных окружающих или убийства.

Расскажу реальный случай из практики, когда однажды ночью сын доставил к нам своего престарелого отца. Сын уже спал безмятежным сном в постели, как вдруг проснулся от шороха. Включил прикроватный свет и увидел мрачную картинку: с топором в руках у него прямо над головой с безумными глазами стоит его отец. Он произносит сакральную фразу: «Пути господни неисповедимы!» И замахивается. Жуть…

Дементный человек своей болезни не осознает. Критиковать, увещевать бесполезно. Он уже просто не понимает, он просто не помнит ваши увещевания. И это не его вина, он болен.

– То есть рядом с больным деменцией обязательно кто-то должен быть.

– Да. Должен быть обеспечен круглосуточный контроль. И есть добропорядочные родственники, которые осознают свой долг, ответственность и досматривают своих стариков до самого конца. Но есть другие, прямо противоположные. Оставляют родителей без надзора, а затем их «скорая» подбирает где-то на улице. А потом отдуваемся мы, психиатры.

В некоторых странах, например, в Израиле, проблемы стариков нет. Их старость уважают, за ними присматривают соцработники, и люди в покое, заботе и присмотре доживают до девяноста – ста лет. Я даже лично знаю одного такого человека (эмигранта из Украины) в возрасте после девяноста лет, которому государство Израиль бесплатно выделило квартиру! Каково? Человеку помогают, иначе он погибнет. Есть и социальные заведения, куда помещаются пожилые люди. Или нанимают кого-то.

Вы же видите, что украинские граждане ездят в Европу присматривать за тамошними стариками. Там прилично за это платят. У нас за ту же работу платят жалкие копейки, по сравнению с европейскими зарплатами. И если на повестке дня в Украине будет создание специализированных учреждений для стариков, я буду двумя руками за, такие инициативы необходимо поддерживать и всячески поощрять людей, взваливших на себя тяжелую ношу.

– В вашей больнице есть такое отделение.

– Четырнадцать лет назад по личной инициативе нашего главного врача Александра Ивановича Тарасенко было организовано психо-геронтологическое отделение №3. Я участвовал в его становлении и два с половиной года там проработал. Видел все своими глазами. Помню, как в самом начале родственники стариков со слезами на глазах говорили: «Какое счастье, что в области открылось такое отделение. Мы обошли всех врачей, нам выписали кучу лекарств, все эти лекарства давно перепутались, мы не знаем, что с этим всем делать. “Скорая” не приезжает, врачи поликлиник нас давно избегают. Мы не спим по ночам. У нас спины надорваны, потому что больной лежачий, а у него пролежни. Еще ж нам и самим работать надо. И нанять кого-то невозможно»… В общем, катастрофа. То есть наше отделение №3 было создано в помощь и старикам, и их родственникам. Сейчас оно работает стабильно, безупречно. Оно востребовано.

Но наше отделение №3 – психо-геронтологическое. В нем находятся пожилые пациенты с грубыми психическими отклонениями. А есть масса стариков, еще не вошедших в глубокие стадии деменции. Они уже немощны, они уже деградируют, но все еще балансируют буквально на тонкой грани между жизнью и смертью. И для таких людей можно и нужно создавать социальные учреждения, где за ними будет круглосуточный уход, где их будут кормить, переодевать, мыть. Старики – это гигантская гуманитарная проблема, которая однажды может коснуться каждого из нас. И только те, кто стариков любит, кто уважает старость, кто понимает неизбежность и своей собственной немощной старости, способны за ними ухаживать.