Олимпийская цель Бозорбоя

15:03
1327
views

В последнее время со страниц СМИ не сходит необычное, загадочное имя Бозорбой. Все сообщают о кропивничанине Бозорбое Матякубове, одержавшем победу на молодежном чемпионате Европы по боксу, который состоялся в черногорском городе Будва. В прошлом году, там же, на таком же турнире, наш земляк был третьим.

«УЦ» тоже сообщила об этом неординарном событии, тем более что представитель Кировоградщины на высшей ступеньке пьедестала ЧЕ в последний раз был в далеком 1980 году. Но нам предложили эксклюзив. И вот мы общаемся с Бозорбоем, главным тренером сборной Кировоградской области по боксу Виктором Саласенко и председателем областной федерации бокса Вадимом Волкановым.

– Виктор Борисович, когда этот мальчишка пришел заниматься боксом, чем он вас зацепил? Он отличался от сверстников?

– Он пришел к нам тринадцатилетним. Вообще разрешено боксировать с десяти лет. Раньше было с 12-ти, но спорт омолодился. До этого Бозорбой занимался кикбоксингом, физическая подготовка уже была. Но то был не бокс, который является олимпийским видом спорта. Отец контролировал сына, помогал ему и в физической подготовке, и возможности каждый день ездить на тренировки.

Ребенок талантливый и трудолюбивый. Большинство шалят, дурачатся, тренер делает замечания, потом сажает на скамейку. Бозорбоя не надо было заставлять заниматься, направлять, выполнять задания тренера. А девяносто процентов, а то и больше, детей приходят побаловаться. Приходят тысячи, а остаются единицы. Из набора, в котором был Базик, за пять лет осталось три спортсмена. А прошло их больше тысячи.

– Кто еще из ваших учеников такой же титулованный? Ведь успешный ученик – это визитка тренера.

– Есть команда из восьми человек, которые тренируются рядом с Бозорбоем. Это его ровесники или на год старше, младше. Его друзья были призерами, чемпионами Украины, но на Европе не были. Когда был молодежный Чемпионат Европы, он проходил в России, и сборная Украины туда не поехала. Но вместе с Базиком тренируются талантливые ребята, перспективные, которых, я уверен, ждут победы на соревнованиях разного уровня – украинских и международных.

– О Бозорбое говорят как о будущем олимпийском чемпионе. Для подготовки к такой победе нужны определенные условия. Это и зал, и снаряды, и массажист, и диетолог, и спарринг-партнеры… Как у нас с этим?

– Да, для того, чтобы стать олимпийским чемпионом, недостаточно быть только талантливым. Должно быть здоровье и фарт. А поддержка областной федерации бокса, руководства города у нас есть. Вопросы, возникавшие перед чемпионатом, были закрыты. Все довольны.

А что касается материально-технической базы, с этим тяжело не только в Кировоградской области. И сборная Украины испытывает трудности и с докторами, и с массажистами, и с диспансером. И это все ложится на плечи родителей, тренеров. Для всего нужны средства, а их не хватает. Нашего Базика поддерживает федерация бокса области, Вадим Анатольевич, и он привлекает неравнодушных людей. Известный меценат Сергей Дмитриевич Тарасов всегда идет навстречу. Вы же знаете, что он подарил Бозорбою однокомнатную квартиру, помогает в подготовке к турнирам. Самим нам было бы сложно, а то и невозможно, выйти на достойный уровень.

Спарринг-партнеры – это ребята из сборной Украины. На учебно-тренировочных сборах они боксируют. А дома – те, с кем Базик тренируется: Щуцкий, Грищенко, Стась. Они все друг другу помогают.

– Вадим Анатольевич, вы пристально наблюдаете за нашим боксером, его победами, поддерживаете. Как менялся Бозорбой от чемпионата к чемпионату?

– Начну с первой Европы, когда он выиграл бронзу. Эти бои я смотрел по видео. Потом был чемпионат мира, где Базик выиграл все бои. В финале попался очень хороший противник из Казахстана. Я думаю, встреться Бозорбой с ним немножко раньше, исход боя мог быть другим. Объясню почему. До финала Базик провел уже четыре боя, с казахом был пятый. Понятно, что он подустал и физически, и психологически.

А на этот чемпионат я поехал посмотреть, чтобы понимать дальнейшее развитие событий, куда двигаться дальше. У Бозорбоя была сложная, сильная подгруппа. Первый бой с турком. Я считал, что он самый сильный в подгруппе. Но стиль ведения боя, манера, характер – как раз под Базика. Если наш спортсмен собранный, удары узкие, по короткой дистанции, то у соперника манера размашистая. Нужно перекрыться и в пространство нанести ответный удар и закончить бой. И такая перспектива была. Но сложилось, как сложилось.

Потом были следующие бои. Самым сложным считаю бой с россиянином. Это был неудобный соперник: повыше ростом на полголовы, средняя и дальняя дистанция. Когда Бозорбой приближается, он держит ему руки, не дает боксировать. Атакует в левосторонней стойке, тут же поворачивается и атакует в правосторонней. Неудобный, «тягучий», в то же время грамотный, техничный парень. К тому же это сборная России. Я на этом акцентирую внимание в данном случае не по политическим и идеологическим причинам, а потому что сборная РФ серьезно подготовлена. Большая страна, есть из кого выбрать, хорошая школа бокса, и материально-техническое обеспечение лучше, чем у всех боксеров, которых я видел на Европе.

И на фоне всего этого, такого уровня соревнований – наш Бозорбой Матякубов. Виктор Борисович уже сказал, что весь украинский бокс недостаточно финансируется. Но упорство, стремление, профессиональный рост Базика дают результат. Он – чемпион Европы, мастер спорта международного класса. Я таких боксеров называю послушными. Ему дает тренер установку, и он делает именно так. Это спортивная и внутренняя дисциплина. И да, мы возлагаем на него еще большие надежды.

– Бозорбой, расскажи о семье. Где ты родился? Где учился?

– Родился в Узбекистане, в городе Ургенч. Когда мне было пять лет, семья переехала сюда – в село Степное, которое находится в десяти километрах от Кропивницкого. У меня есть старшая сестра и младший братик, ему десять лет.

– Тренер сказал, что ты из кикбоксинга перешел в бокс? Это было твое решение?

– Мы с папой так решили, потому что не видели смысла заниматься не олимпийским видом спорта. И папа стал меня возить, кроме шестой школы, где я учился, на факультет физвоспитания на тренировки.

Когда я еще занимался кикбоксингом, тренер решил отправить меня на областные соревнования по боксу – попробовать. Мне тогда очень понравилось. Два боя я выиграл, и два были прекращены за явным преимуществом. И это, пожалуй, стало решающим в пользу бокса.

– Ты слышишь команды тренера во время боя? И что он кричит из угла?

– Конечно, слышу. И выполняю его команды. Что кричит – зависит от ситуации. Если говорит «пробей по животу» – пробиваю. Но не сразу, а ищу момент.

– В ринге очень высокая скорость, и реакции в том числе. О чем ты думаешь? Или боксируешь автоматически, инстинктивно?

– Думаю как раз о том, как, когда и куда пробить. После защиты, оттяжки… Со стороны может показаться, что это машина для нанесения ударов. Но все равно включается анализ поведения соперника, логика, даже планирование ударов.

– Чего тебе захотелось сразу после финального боя? Например, лечь спать или съесть пирожное…

– Мне больше всего хотелось быстрее оказаться в отеле и позвонить родителям, порадовать их. Но у меня не получилось. После финального боя был допинг-контроль, и я с полвосьмого вечера до двенадцати ночи сидел там. Не мог сдать мочу, хотя выпил два с половиной литра воды. После полуночи я отправил родителям сообщение, а уже утром позвонил.

– Как на твои победы реагируют родные? Пойдет ли по твоим стопам младший брат?

– Брату десять, и уже можно идти в бокс. Мы с папой все сделаем для того, чтобы он пошел по моим стопам. Видео моих боев смотрит папа. Мама не смотрит – переживает за меня, находится в другой комнате и следит за боем по папиной реакции. Если он ликует, понимает, что я победил. Но как женщина, мать, не может смотреть, как ее сын «дерется».

– На турнирах ты общаешься с соперниками? Можно ли по­дружиться со «спортивным оппонентом»?

– Вполне. Вне ринга можно быть друзьями, а на ринге – все по правилам. На сборах мы встречаемся, общаемся, дружим, ходим гулять. А в ринге воюем. И нет никаких обид. Такая боксерская, спортивная психология.

– У тебя особый режим жизни?

– Да нет. Я такой, как все, как большинство сверстников.

– То есть ты тусишь, ходишь в ночные клубы, кальянные, зависаешь в соцсетях, питаешься фастфудом?

– Ой, нет! Обхожусь без кальяна, без дискотек. Поесть люблю – и сладенькое, и фастфуд, но очень редко. Исключил сладкую воду. Музыку слушаю любую, под настроение, без особых предпочтений.

А режим – да, есть. Тренировки – шесть раз в неделю по два часа. Перед соревнованиями бывает и по два раза в день. Свободного времени практически нет. Вот сейчас, после Европы, две недели отдыха, можно расслабиться. Но я же поступил на факультет физвоспитания педуниверситета…

– Недавно в городе был премьер-министр и подарил тебе какой-то ценный подарок. Что это было?

– Часы. (Показывает на запястье.) На них написано «От премьер-министра Украины Дениса Шмыгаля».

– Вопрос, конечно, заезженный, но что ты чувствовал, стоя на пьедестале, когда звучал гимн Украины?

– Отвечу, наверное, тоже не оригинально: чувства непередаваемые. И мурашки по коже…

– Наставники видят в тебе олимпийского чемпиона. Они и тебя в этом убеждают?

– Это, в первую очередь, мое желание. Я для этого пошел в бокс. Я хочу, и я стану.

– До Олимпиады еще будут серьезные турниры?

– Конечно. Олимпиада в 2024 году. Мне в декабре исполнится 18, и я уже могу быть во взрослой сборной. Цель – выиграть чемпионат Украины, попасть в сборную, поехать на Европу, мир, лицензионные турниры, чтобы быть готовым к Олимпийским играм. Надо себя показать. Но главное – чемпионат Украины. Есть желание, стремление, мотивация.