Алина Паш. Как ни крути, наша!

15:28
891
views

О ней пишут, ее показывают, на ее концерты ходят, с ней делают селфи, ее стилю подражают… А она поет и наслаждается этим. Молодая, красивая, талантливая, яркая Алина Паш. У нее все впереди, хотя уже имеет солидный бэкграунд:  работала с группой «Горячий шоколад», на бэк-вокале группы «СКАЙ» и  Ирины Билык, с кавер-группой «Чилаут», DJ Natalie Lorient и Elton Clapto. В 2015 году стала финалисткой талант-шоу «X-фактор».

Выступала на Всемирном экономическом форуме в Давосе. Записала 3 альбома. Поет в стиле рэп, сочетая с хип-хоп и этно. В 2019 году на праздновании 28-й годовщины Дня Независимости в Киеве Алина Паш между куплетами гимна зачитала рэп в сопровождении барабанщиков Почетного караула президентского полка.

Вы спросите: почему мы пишем об Алине? Отвечаем: она номинирована на премию Music Moves Europe Awards 2022 – награду Европейского Союза за популярную современную музыку. Среди 15-ти номинантов из 15-ти стран – украинская рэп-исполнительница Алина Паш. Это повод номер один проголосовать за Алину.

Повод номер два: в состав жюри вошла прошлогодняя победительница премии, украинская рэп-исполнительница Alyona Alyona. Она, как известно, родом из Капитановки Кировоградской области. И мы за нее в прошлом году отдавали свои голоса.

А теперь повод номер три (сюрприз!!!): в конце восьмидесятых в нашем тогда еще пединституте имени Пушкина на факультете украинской филологии учился Иван Паш. Высокий, красивый, яркий. Жил в студенческой общаге на Коммунистическом. Дружил, наверное, со всеми – коммуникабельность зашкаливала. Оказалось, что Алина – его дочь.

В студенчестве не возникало вопроса, что делает парень из Закарпатья в центре Украины. У нас пол-Узбекистана училось, какие вопросы могли быть к Закарпатью? И теперь, когда выяснилось, что фамилия Паш тесно связана с Кировоградщиной, мы задали однокурснику определенные вопросы.

С Алиной поговорим со временем, после получения премии Music Moves Europe Awards 2022. И она обещала эксклюзивное интервью. Кстати, проголосуйте! Алина написала в соцсетях: «Друзья, нуждаюсь в вашей поддержке. На этот раз максимально. Мне ведь действительно хочется рассказывать о нашем украинском, карпатском и глубинном – громко и всему миру! Верю, что умею и могу».

А у нас получилось пообщаться с папой певицы – по видеосвязи. Наш Ваня Паш изменился чуть-чуть: остался таким же красивым и харизматичным, но поседел. Надеемся, не из-за стремительной карьеры дочери. Поскольку учились в одно время, жили в одной общаге, дружили, были, естественно, на «ты».

– Ванечка (имею право так обращаться), когда мы, твои коллеги по пединституту, поняли, что Алина – твоя дочь, стали воспринимать ее своей, родной. Но задам тебе вопрос, который не возникал в прошлом столетии: как ты, парень из Закарпатья, оказался здесь, в Кировограде?

– В Ужгороде уже в то время все было поставлено на коммерческую основу. Я в школе неплохо учился, но родители были не настолько состоятельными, чтобы я поступил в вуз Ужгорода. Мой друг предложил поехать в Кировоград. Я поехал. Папа с мамой дали мне каких-то сто рублей, и мы поехали. И получилось так, что друг не поступил, а я поступил. Потому что он – на истфак, а я – на филфак.

Когда друг уезжал домой, я плакал, хотел с ним вернуться домой. Как так? Мне семнадцать лет, и я остаюсь без единой родной души. Но потом страсти поутихли, я понял, что поступил в институт, и остался.

– Вспомни школу – я имею в виду преподавателей, которые тебя учили в институте.

– Это были личности. Барабаш, Поляруши, Куценко, Марко, Панченко, Горпинич… Чуднов с русского филфака! Я помню, что на первом экзамене из четырех, сдавших экзамен, я получил пятерку. Это была античная литература, и я это запомнил.

В соцсетях почему-то редактируются личные данные. Я настаиваю, что окончил пединститут имени Пушкина, а не педуниверситет имени Винниченко. Ничего против университета и Винниченко не имею, но у меня есть диплом с конкретным определением. И в резюме пишу все правильно. Признаю, уважаю и никогда не забуду.

– Спасибо за верность альма-матер. Ну, окончил институт. Распределения тогда уже не было. Куда ты подался?

– В законе тогда начались какие-то неурядицы, нестыковки. Помнишь, пацанов после первого и второго курса по возрасту забирали в армию? А потом закон изменился: кто учится в вузе – не подлежит призыву. По первому закону, я должен был пойти в армию после второго курса, но потом эту норму отменили, и я продолжил учиться.

После окончания института я должен был пойти в армию, но вышел новый закон: идешь работать в сельскую школу или в милицию. А я давно мечтал работать в милиции. И тут все сложилось. В итоге я стал капитаном милиции, оперуполномоченным уголовного розыска.

Когда мне было уже под 27 лет, военкомат предъявил мне претензии: вы скрывались! Такой казус произошел! Искали меня так давно, хотя мы через дорогу находимся…

– Где ты нашел жену? Здесь, в институте и общежитии, на тебя многие глаз положили… И ты ж учился на факультете невест!

– Мы с ней учились в одном классе. Это судьба. Мы с Викой поженились в 90-м году, а потом я еще два года доучивался в Кировограде. Она у меня учитель музыки и пения. Я говорю ей: «От меня у Алины слух и голос, а от тебя артистичность».

– Теперь об Алинке. Ну, растет ребенок, как в каждой семье. Что «пошло не так»?

– С шестого класса она стала самостоятельно ездить на уроки вокала в Ужгород, а это 130 километров от нашего Буштыно. У нее была преподаватель вокала, были родственники, которые ее там встречали, и Алина занималась.

Она всегда хотела петь. Вся комната была обклеена постерами певцов, она брала расческу и пела с ней, как с микрофоном, перед зеркалом. Я как-то наводил порядки в гараже и нашел ее дневник. Там было написано: «Я хочу стать известной артисткой, хочу петь».

В школе она училась отлично, окончила школу с золотой медалью. Но я никогда не видел в ней артистку, певицу. Ну, поет – это хобби. В одиннадцатом классе я ее спросил, куда дальше. Пока папа при должности, можно куда-то устроиться. А она мне сказала: «Хочу поступать в эстрадно-цирковую академию в Киеве, хочу стать артисткой». Мы с мамой не перечили, хотя я был не совсем «за». Но она пошла.

– А когда ты поверил в ее стремление, мечту?

– Ну, что-то «заподозрил», когда она была еще в десятом классе и поехала на «Караоке на Майдані». Поехала с подружкой, нас с мамой не поставив в известность. Она там потеряла, где-то забыла заколку в виде звездочки. Мы сказали, что это хороший знак, что вернется в Киев. Так и случилось.

– После окончания эстрадно-цирковой академии она осталась в Киеве?

– Да. Получила красный диплом и осталась там. Это был 2011 год. Она у нас такая самостоятельная, так любит преподносить сюрпризы, что мы не знали о ее участии в проекте «X-фактор». Когда она прошла все этапы, вышла на прямые эфиры, когда Сергей Соседов нажал «золотую» кнопку, только после этого она нам сказала, что участвует в проекте и что ее можно будет увидеть по телевизору. И мы увидели дочь только по телевизору.

– Плакали?

– Дух захватывало. Теперь видеть Алину по телевизору как-то само собой… Хотя это неправильное определение. Скорее, я понимаю, почему, за что, благодаря чему она там, в очередном проекте. А тогда – эта никому не известная девочка, и вдруг – «золотая» кнопка! Это другие эмоции.

Все родители радуются успехам ребенка. У нас получилось так, что радовалась вся большая семья, все родственники. Всем желаю радоваться успехам своих детей, чем бы они ни занимались.

– С кем она только не пела! В каких проектах не участвовала! Куда ее только не приглашали! А бывает такое: «Папа, дай 200 гривен на колготки!»?

– Абсолютно нет! Чтоб ты понимала: эту артистическую карьеру она сделала себе сама. Мы с мамой помогли снять квартиру в Киеве, сделали там серьезный ремонт в счет оплаты, и она имеет право там жить еще четыре года. Но самостоятельно платит за коммунальные услуги.

Алине предлагали услуги много известных продюсеров, она присылала мне эти контракты. Но по условиям она за себя не отвечала, должна была делать то, что ей диктуют, навязывают. Она сказала: «Тато, я такого не хочу. Я не хочу бути в золотій клітці»… А я ответил: «Ты, дочь, выбрала тяжелый путь. Очень тяжелый. Помогу, как смогу».

– Видно, что помогаешь. Ваше фото с Алиной, где у тебя на груди тату «Слухай», это что?

– У Алины вышел альбом, где была песня «Слухай». Она в соцсетях заявила: кто сделает наколку на уровне груди «Слухай», этот человек пожизненно будет ходить на ее концерты бесплатно. Я это сделал. Она не знала, это был сюрприз для Алины… Теперь на все ее концерты я могу ходить бесплатно…

– Как-то подытожим наш разговор? Даже не знаю, как… Может, сам придумаешь? Ты ж филолог!

– Не вопрос! Наш институт, мои преподаватели научили меня читать, думать, жить. Все эти знания я передал дочке. Спасибо всем, кто принял участие в моей судьбе. Заверяю: в моей дочери есть кусочек (и немаленький) города, в котором мне было хорошо.

 

P.S. Проголосуйте, поддержите Алину Паш. Это можно сделать: https://cutt.ly/vT7wkIu