Ударим шлаком по дороге?

15:50
415
views

4-го декабря Кабинет Министров Украины принял постановление, регламентирующее использование отходов металлургического производства при строительстве автомобильных дорог. Речь, очевидно, идет о шлаках, получаемых при выплавке металлов, при этом интерпретация постановления имеет серьезные разночтения. Для одних это разрешение, а для других – обязаловка, принятая под давлением металлургического лобби.

 

Похоже, что это предположение недалеко от истины, поскольку новшество больше всего и позитивно комментируют представители крупнейших металлургических заводов – «АрселорМиттал» из Кривого Рога и «Метинвест» из Мариуполя. Именно в этих городах скопилась львиная доля шлаков, которая оценивается в 160 миллионов тонн.

Так или иначе, но теперь до 10% материалов, используемых при строительстве дорог, будут иметь металлургическое происхождение, что априори обещает удешевление строительства при одновременном повышении качества. И уже одно это заставляет посмотреть на вопрос пристальнее, тем более, что премьер-министр Алексей Гончарук пообещал через 3-5 лет построить таким образом качественные дороги между всеми крупными городами Украины, включая областные центры.

Если кто-то подумал, что отходы металлургического производства в строительстве дорог можно использовать напрямую, путем засыпки ям и выбоин, то это не так. Эти отходы, вернее, гранулированный доменный шлак, размалывают до порошкообразного состояния и путем смешивания в определенной пропорции с водой и другими компонентами создают твердеющую смесь типа бетона. Но ее использование в Украине до сих пор было ограничено в основном потребностями горнодобывающей промышленности, где она используется на некоторых шахтах в качестве твердеющей закладки горных выработок. К примеру, урановые шахты ГП «ВостГОК» благодаря этой технологии заполняют твердеющей смесью все отработанные блоки, другими словами, бетонируют их. Для этого существует целое производство, где шлак принимают, смешивают с песком и водой, а полученную смесь по трубам закачивают в пустоты, где она с течением времени твердеет.

В целом же в Украине шлаки используются в основном для производства цемента. Кстати, и шлак на шахтах используют, чтобы заменить дорогой цемент, но в данном случае нам предлагают использовать шлак в качестве строительного материала для дорог. Говорят, что благодаря новшеству уже построено несколько участков на дорогах Мариуполь – Запорожье, Запорожье – Днепр, Днепр – Кривой Рог и даже на самой печально известной для жителей Кировоградщины трассе Кропивницкий – Николаев в Николаевской области. Известно, что работы там велись по технологии укладки «сухого» бетона, но использовались ли металлургические шлаки – неведомо. Неизвестно и то, как будут использоваться эти 10% – в виде отрезков дорог или в виде части компонентов при строительстве всех дорог вообще.

На самом деле это не такое простое решение, как может показаться на первый взгляд, потому что компоненты дороги должны соответствовать определенным физико-химическим свойствам, из-за чего шлак нельзя просто взять и использовать в качестве основания для строительства дороги или несущих покрытий, т.е. верхних слоев. Это как раз те элементы дороги, которые определяют ее качество в долговременной перспективе. Плохая подушка приводит к глобальным провалам, как на трассе к Николаеву, начиная от села Воссиятское, а плохое покрытие – к разрушению верхнего слоя асфальта. На практике одинаковые на вид шлаки могут сильно отличаться по химическому составу и физико-механическим свойствам. Впрочем, и другие компоненты дорожного покрытия требуют строгого соответствия нормативам и тщательной дозировки.

К примеру, мы знаем, что для твердеющей закладки в шахтах используется гранулированный шлак из Кривого Рога, который стоит немалых денег. Возникла идея удешевить производство за счет использования металлургического шлака с Побужского ферроникелевого комбината, где его скопилось несколько миллионов тонн. Но, когда побужский шлак подвергли лабораторным анализам, оказалось, что по своим свойствам он не отвечает технологическим требованиям. Хотя казалось, какая разница – размололи, смешали с песком и водой – и в шахту, но нет. То же самое может произойти и с металлургическим шлаком для строительства дорог: необходимо будет проверять каждую партию – шлаки могут значительно отличаться по свойствам.

Тем не менее, рациональное зерно в предложении правительства есть, если, конечно, его не сделают обязательным в угоду металлургам, которые таким способом будут решать свои экологические проблемы утилизации отходов производства и получать при этом прибыль.

Рациональное зерно в использовании отходов горнорудного производства для строительства дорог для Кировоградской области зарыто в отвалах местных урановых шахт, которыми время от времени пугают обывателей. Речь идет об отвалах забалансовых руд, образовавшихся в ходе прокладки выработок к рудным телам. На сегодня возле Ингульской шахты в отвалах хранится 7-8 миллионов тонн, грубо говоря, камня, который при определенной обработке является строительным материалом 4-го класса, уже пригодным для использования в строительстве домов в виде фундаментов и подкладочного слоя дорог. Речь идет о его подготовке путем дробления на фракции определенного размера.

В принципе, это огромное месторождение практически дармового строительного материала, ведь деньги на его добычу тратить уже не придется, но есть маленькая загвоздка в виде ураносодержащей составляющей, которая все-таки есть в отвалах. Но эта проблема решаема путем переработки отвалов при помощи метода обогащения или извлечения полезного ископаемого.

Несколько лет назад такую работу по переработке отвалов успешно завершили на Смолинской шахте, где при помощи установок радиологической сепарации «Алтаит» практически полностью убрали отвалы массой больше 5-ти миллионов тонн! Полезные компоненты, т.е. ураносодержащие фрагменты, извлекли и отправили на переработку на гидрометаллургический комбинат в город Желтые Воды, получив при этом дополнительную прибыль.

Вторым шагом должна была стать реализация уже чистого продукта, т.е. камня, оставшегося после извлечения руды, но дело дальше не пошло. Сначала в «бой» вступила бюрократия, требующая лицензирования для установки дополнительного оборудования – дробилок, при помощи которых получалась бы определенная фракция камня. Оказалось, что это дело, можно сказать, не только дорогое, но и весьма «взяткозатратное», что на госпредприятиях почему-то не предусмотрено фондами. Тем не менее, готовый продукт складировали, но использовать его, даже практически бесплатно, никто не торопится. Причина простая – камень с урановой шахты, значит, небезопасный, хотя он абсолютно чистый и ничем не отличается от булыжников, которыми с незапамятных времен мостили улицы Елисаветграда или дороги районного значения в советские времена.

Наверное, такая же участь ожидает и переработанные отвалы Ингульской и Новоконстантиновской шахт, хотя даже по существующим строительным нормам они являются совершенно пригодными к использованию в строительстве дорог. Возможно, поможет решение правительства, особенно если хорошо «попросит» и руководство области, ведь дело-то государственное?

К слову, не меньшие залежи отходов горнорудного производства есть и в Петрово, где работает мощный ГОК, и в Светловодске, где остались значительные отходы от деятельности металлургических предприятий. Вот бы и проложить бы к ним дорогу, в прямом и переносном смысле…