Большая буза в Кропивницком СИЗО

15:57
1304
views

Бунт! Есть что-то страшное в этом слове, коротком, как удар или выстел, не требующем разъяснений и подробностей. Тем более тюремный, о которых мы так много знаем из самого главного из искусств – российского кино, где криминальная тематика долгое время была доминирующей. Поэтому новость о происшествии в следственном изоляторе Кропивницкого быстро разнеслась по новостным сайтам. Но, по давней традиции, 16-го декабря, когда все началось, никто ничего не сообщал.

Только на второй день новостные ресурсы начали тиражировать скупую информацию, поступающую в основном из официальных источников. Относительно оперативно отреагировал начальник Администрации государственной исполнительной службы Украины Василий Коробко, который 17 декабря разместил сообщение в социальной сети «Фейсбук», и его стоит процитировать: «Інформація про некерованість ситуації не відповідає дійсності. Поширювана новина окремими ЗМІ щодо бунту в державній установі та самоусунення посадових осіб Державної кримінально-виконавчої служби України та персоналу ізолятора від забезпечення належного правопорядку – фейк»! И далее уточнил, что попытки повреждения тюремного инвентаря и факт избиения сотрудницы СИЗО задокументированы, но: «Спецзасоби та сила до ув’язнених не застосовувалися. Просимо ЗМІ керуватися офіційною інформацією».

Так мы и сделаем, и вот вам официальная информация от Администрации Государственной уголовно-исполнительной службы, которую она распространила буквально на следующий день, 18 декабря: «Принимая во внимание случай группового неповиновения среды лиц, взятых под стражу, который имел место 16.12. 2019 года в госучреждении “Кропивницкий следственный изолятор (СИЗО)”, Управлением по вопросам исполнения уголовных наказаний и пробации Министерства юстиции принято решение о введении в учреждении особого режима сроком на 30 дней». В общем, «поздравляем вас соврамши». Другими словами, бунт или попытка бунта в «шестерке» была, и пресечена она с использованием спецсредств и с привлечением большого количества силовиков, которые фактически блокировали учреждение как внутри, так и по периметру. Позже появилась информация о том, что в результате пресечения тюремных беспорядков пострадали 25 заключенных.

Суммируя информацию из разных источников, можно сказать, что 16-го числа проводилась в общем-то штатная работа по перемещению нескольких человек в следственный изолятор временного содержания Национальной полиции для проведения следственных действий. Они воспротивились и, можно сказать, спровоцировали других удерживаемых на протест, который и был пресечен. Но на самом деле все намного интереснее.

Бывший руководитель пенитенциарной службы Украины Сергей Старенький сообщил для СМИ, что якобы накануне было проведено совещание у губернатора Кировоградской области, на котором полиции и СБУ была дана команда о перемещении из СИЗО нескольких «смотрящих», которые осуществляли там неформальный контроль. При этом руководство СИЗО заранее в известность не ставили, и в этом обстоятельстве скрывается вся подоплека жизни в местах не столь отдаленных.

Оказывается, что в СИЗО № 6 был главный смотрящий, некто Арсен М., которого разыскивали за убийство, совершенное возле ночного клуба «Вельвет» («УЦ» писала об этом преступлении) и который после года «в бегах» вроде бы сдался. Еще раньше он был фигурантом дела об убийстве кировоградского парня группой его земляков. Они якобы были оскорблены в своих национальных чувствах и были вынуждены защищаться бейсбольными битами, случайно оказавшимися в руках. Вот этот самый Арсен и стал каким-то образом «смотрящим» в СИЗО. Пользуясь фактической свободой перемещения, он начал настраивать других удерживаемых на протест, мотивируя тем, что его могут убить.

Трудно поверить, но в СИЗО двери камер не закрывались, и вообще, сидельцы могли спокойно перемещаться с этажа на этаж. У этого Арсена и на воле была репутация неуправляемого, а в СИЗО это только усилилось, возможно, благодаря статусу и безнаказанности. Он проник в кабинет женщины-психолога, избил ее, угрожал семье, в это же время из камер вышли другие удерживаемые, забрали ключи у охраны, которая просто сбежала в административный корпус.

Потом прибыли «спец­призначенці» и навели порядок. Абсолютно очевидно, что в ситуации, которая вышла из-под контроля, действия спецназа тоже не отличались изяществом, поэтому под раздачу попало много народу. Закоперщиков изолировали, камеры обыскали, пострадавшим оказали медпомощь, но вопросы остались.

О подобном развитии событий не раз и даже не два предупреждала областная прокуратура, писала руководству пенитенциарной системы, но в ответ получала отписки. Можно предположить, что в Кропивницком СИЗО сложились особо доверительные отношения между «смотрящими» и администрацией. Знакомый таксист рассказал, что здесь все было поставлено на коммерческую основу, т.е. заключенные могли приобретать за деньги что угодно, и на это почему-то закрывали глаза те, кто должен пресекать нарушения режима: «Я точно знаю, так было и в тюрьмах Донбасса при Януковиче, им завози­ли водку, только просили к утру сдавать пустую тару, убирать следы попоек». Подтверждением этому служат и регулярные сообщения о выявлении попыток передачи заключенным запрещенных предметов, в т. ч. и сотрудниками СИЗО.

Царящую на «шестерке» вседозволенность ярко иллюстрирует факт обнаружения уже после событий целого склада оружия, телефонов, наркотиков, самогона и браги, янтаря и инструментов для его обработки.

Знающие люди говорят, что «падение нравов», т.е. ослабление режимных требований началось, когда при Януковиче в СИЗО появилось руководство из Мариуполя, «но эти были еще ничего, а когда в 2015-м пришли руководить луганские, то настал полный капец, пошла сплошная коммерция. Все пошло по-безбашенному, а в столице их прикрывали». Нет уже того СИЗО, что было когда-то, куда тщательно подбирались люди. Все пошло по беспределу, поэтому обычная операция по переводу задержанных для проведения следственных действий превратилась в спецоперацию. Говорят, что информация о переводе «смотрящих» не зря скрывалась от руководства СИЗО, потому что все подобные сведения попросту сливались. Общеизвестно, что с заключенными сотрудники не должны иметь никаких дел, потому как они сразу становятся заложниками ситуации и вынуждены выполнять указания «смотрящих».

Если принять во внимание, что расстрелянный прямо возле СИЗО адвокат Иванов занимался именно делом Арсена М. и встречался там с его отцом, то можно предположить, что тот утратил надежду освободиться в скором времени и таким образом решил повысить свой авторитет в тюремном сообществе. Мол, «разморозил» зону – значит, «крутой».

С другой стороны, не исключено, что и новый губернатор Кировоградщины решил навести порядок и показать «уважаемым» людям, как называет себя криминалитет, кто в области хозяин. Хотя говорят, что все получилось спонтанно, по причине буйного характера авторитета, который возомнил себя всемогущим. Кстати, буквально на следующий день в Кропивницком была ликвидирована структура, занимающаяся изготовлением и сбытом наркотиков, которую связывают с тем же Арсеном. Возможно, это можно считать началом борьбы с криминалом и коррупцией, которую пообещал Андрей Балонь при вступлении в должность? Для того и убирались смотрящие из СИЗО, чтобы разорвать сложившиеся криминально-коррупционные связи и сломать систему контроля над учреждением.

Конечно, тему активно разогнали в СМИ, но специалисты говорят, что на настоящий бунт она не тянет. То, что случилось, можно квалифицировать и как обычную «бузу», правда, с несколько большими последствиями. Мы попросили прокомментировать ситуацию сотрудника регионального представительства Уполномоченного ВР по правам человека в Кировоградской области Олега Кошевого: «Ми відмоніторили порушення прав ув’язнених після застосування спеціальних засобів. Нами було виявлено 25 осіб, які отримали тілесні ушкодження, побої, було виявлено сліди від гумових куль у двох чоловік. Їм була надана первинна медична допомога, і вирішувалося питання про подальше обстеження. Основна частина пошкоджень нанесена гумовими кийками в область спини чи ніг, в деяких є синці під оком. Правомірність застосування спецзасобів перевіряють органи прокуратури, проводиться службове розслідування, результати будуть передані в Державне бюро розслідувань. Ми контролюватимемо, але ми не суб’єкти розслідування. Якщо брати загальну кількість осіб – 500, то засоби були застосовані стосовно 25-ти осіб. Тобто це не масове застосування. Масового не було, лише проти тих, хто, за словами адміністрації, чинив спротив. Самі ув’язнені кажуть, що вони такого не робили, а правомірність подій буде встановлена під час розслідування завдяки отриманим доказам відеофіксації. У нашому регіоні таке трапилося вперше. Передумовою стало, мабуть, те, що протягом останніх трьох років фіксувались порушення як режиму, так і побутові, медичні, що в сукупності призвело до таких наслідків. Ми рік тому здійснювали моніторинг дотримання прав ув’язнених, де всі ці питання описувалися, що не забезпечена ізоляція засуджених, роздільне утримання, і не тільки ми. Органами прокуратури тільки в цьому році було порушено більше 20-ти справ реагування. Це питання бездіяльності не тільки місцевого керівника, який призначений кілька місяців тому, це питання і до міжрегіонального управління, і безпосередньо до міністерства юстиції як вищого органу в цій системі».

Вопросы будут не только к министерству юстиции, но и прежде всего в части наказания виновных. В частности, по поводу наказания организатора, мол, пускай попробуют доказать, было ли избиение психолога, а если и было, то кем? И были ли призывы к злостному неповиновению, или заключенные сами, просто так, погулять вышли. Поди докажи…