Все по Новому

13:31
400
views

С третьего марта 2020 года поселок Новый прекратил свое юридическое существование в статусе поселка городского типа и стал частью города Кропивницкий. Что изменилось и как себя чувствует новорожденный микрорайон? Об этом мы разговариваем с исполняющим обязанности старосты Сергеем Денисенко, бывшим поселковым головой Нового.

– Сергей Павлович, у вас довольно экзотическая для областного центра должность – староста. Как она вмонтирована в административное здание города?

– Я стал сотрудником городского совета, но в должности и/о старосты, согласно Закону «О присоединении». Им я стал автоматически, и так будет до первых выборов.

– А после выборов?

– На следующих выборах в территориальной громаде тоже будет избираться староста.

– Получается некая экстерриториальность в составе города?

– Мы говорим, что это теперь один из микрорайонов города, но свою силу сохраняет постановление Кабинета Министров, согласно которому в городах могут существовать территориальные единицы, тем более, что Новенскому поселковому совету еще в 1977-м году былы переданы земли, которые ранее принадлежали Обозновскому сельскому совету. Это 1400 гектаров, так что вот так.

– А в чем, по-вашему, отличие Нового и районных в городе советов – Фортечного и Подильского?

– Скажем так, у них тоже есть бюджеты, в основном из денег на систему социального страхования, но наш бюджет формировался за счет собственных поступлений, из нашей базы налогообложения, той же земли. Тут есть такой нюанс. В 2016-м году законодатель стимулировал создание вокруг городов ОТГ тем, что налог с доходов физических лиц, а также некоторые другие местные налоги и сборы начали поступать в бюджеты близлежащих городов. Для примера, бюджет города Кропивницкий на 78% состоит из налога на доходы физических лиц. На территории поселка существует несколько предприятий, которые обеспечивали солидные поступления, а вообще бюджет поселка был 21 миллион гривен.

– И как вы теперь живете с этими деньгами?

– В связи с тем, что присоединение произошло после принятия поселкового бюджета и программ развития, к тому же мы стали частью города после утверждения городского бюджета, то появилась коллизия. Казначейство не допускает объединения бюджетов, т.е. город должен выполнять свой бюджет, а мы – свой.

– И что это означает на практике?

– Понятно, что бюджета поселка не хватает, но существует принципиальная позиция городского головы, чтобы жители поселка ощутили изменения к лучшему в самое ближайшее время. Поэтому есть полная поддержка поиска механизма решения этих вопросов. В принципе, они существуют, например, в прошлом году город выделял средства на зарплаты для сотрудников дошкольных учебных заведений в сумме почти четыре миллиона гривен. То есть механизм как бы существует. Вчера, т.е. 11 марта, Андрей Райкович был у нас, мы обсуждали проблемные вопросы жизнедеятельности поселка. В общем, идет процесс отработки принципов взаимодействия двух разных структур.

– В административном плане что-то изменилось?

– Это тоже вопрос, раньше у меня были заместители или работники аппарата совета, сейчас они переходят в статус инспекторов, но теперь надо проходить через организацию конкурса на замещение должностей, для чего нужно время. Одним словом, решаем организационные проблемы.

– А полномочий, как у руководителя в статусе старосты, у вас добавилось?

– Не осталось практически никаких. Если раньше я как председатель поселкового совета принимал на работу, был главным распорядителем бюджетных средств, то теперь это компетенция города. Но я стал членом исполнительного комитета Кропивницкого, вчера принял участие в первом заседании.

– Как-то сложновато выходит.

– Было много вариантов, к примеру, создать отдельную структуру или управление развития территории, но все упирается в бюджеты различных уровней, о чем я уже сказал. Основным вопросом старосты остается обеспечение коммуникационной составляющей при решении вопросов жизнедеятельности. Но, по большому счету, все вопросы регулируются принятыми бюджетами до их выполнения.

– А почему так произошло?

– Потому что несвоевременно было поддержано решение о присоединении. С 3-го марта текущего года юридического лица больше нет, но, согласно Бюджетному кодексу, поселок существует. Кстати, хочу напомнить, что я лично не раз включал в повестку дня поселковых сессий вопрос о присоединении к городу, начиная с октября 2018 года. Поэтому говорить, что именно я был против присоединения, – нельзя. Этого не хотели депутаты, которые боялись перевыборов.

– И как они себя чувствуют?

– Не знаю, кто-то согласился, наверное, есть и недовольные, но это вопрос к ним.

– А что люди говорят, которые рассчитывали «на покращення»?

– Люди понимают, что есть трудности переходного периода, но скажу, что они все равно должны увидеть результат в виде хотя бы тех же отремонтированных дорог или придомовых территорий, вывоза мусора, чего-то еще, но все зависит от скорости решения организационных моментов.