«Душа человека всегда тянется к добру»

14:27
1612
views

Это не было интервью в классическом значении слова. Он начал говорить, и его не хотелось перебивать, только слушать и слушать. Что мы и делали, как завороженные. А завораживает он как взглядом, словом, так и светом и теплом, которые излучает.

Поводом для нашей встречи послужил конкурс. Александр Владимирович Кривко, или отец Александр, стал обладателем областной премии в отрасли архитектуры, геральдики, вексилологии и декоративно-прикладного искусства имени Якова Паученко. Конкурсная комиссия единогласно поддержала выдвинутые на конкурс монументальные панно в технике мозаики авторства отца Александра, профессионального художника. Панно можно увидеть на территории Соборного храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Кропивницком, возле Ангела-Хранителя.

Издалека кажется, что это рос­пись – настолько живыми выглядят и триптих: «Иоанн Креститель», «Покрова Пресвятой Богородицы», «Святая Праведная Елисавета», и сюжеты: «Старый Завет» и «Крещение Киевской Руси». Но вся эта красота сложена из маленьких кусочков стекла – смальты.

Для справки: смальта – это кубики или пластинки из цветного непрозрачного стекла для мозаичных работ. Казалось, что мозаика – это отголосок советского прошлого, когда эту технику использовали для украшения залов, фасадов, остановок.  Ан нет! Вот как она заиграла во дворе храма!

Чтоб вы понимали сложность процесса, технологии, вот что мы нашли в журнале «Техника – молодежи» за… 1949 год. «Создание  картины из крошечных кусочков смальты, имеющих разнообразную форму, – дело трудное и тонкое. Ведь с помощью этих цветных кусочков  надо “рисовать” не только орнаменты, а и настоящие картины, на которых изображаются люди, пейзажи… Но необычность материала не мешает нашим художникам выражать психологическое состояние каждого персонажа композиции. Все качества, присущие смальте: блеск, игра красок, используются ими так, чтобы донести до зрителя художественную правду, смысл и идею художественного произведения, выраженного в реалистичной форме».

Реалистичность мозаичных панно можно увидеть и понять, зайдя во двор собора. Конечно, сопровождать должен автор – отец Александр, который может рассказать о каждом «осколочке» смальты. Но он очень занят, так как является художником, преподавателем художественной школы имени Осмеркина, руководителем архитектурно-строительного отдела  Кировоградской епархии УПЦ, клириком храма Святителя Николая Чудотворца в поселке Новом. Пока вы ищете возможность с ним встретиться, давайте его послушаем.

–  Ваша газета когда-то обо мне писала. Мне приятно, что мы снова общаемся. Я, как и многие, пережил такое время в девяностых, когда открываешь тумбочку, а там крохи хлеба нет. У меня сложилась тогда такая ситуация, что из девяти месяцев беременности моей жены я восемь ни копейки домой не приносил – зарплату не давали. Казалось, что безысходность. Ребенок болеет, семья на грани распада. И я пришел в церковь. Вроде бы случайно, но у Бога нет случайностей. В церкви оказалось столько удивительных людей. Одна из них – прекрасный архитектор Наталья Левшина. Будучи серьезным архитектором, в девяностые годы она ради нас, ради молитвы поменяла архитектуру на швабру и мыла полы в храме на Ковалевке. Она стольких людей привела к добру и Богу, в том числе и меня!

Постепенно моя жизнь переменилась. У меня семеро деток: шестеро сыночков и лапочка-дочка. К чему я это говорю? Это своеобразный мой отчет перед людьми, которые меня знают, но мы давно не виделись. Один из старших сыновей учится в Национальном университете транспорта и работает параллельно. И зять у меня замечательный – Анри Болквадзе. Интеллигентный, трудяга. Поет прекрасно. И у дочки моей красивый голос, она поет в Преображенском кафедральном соборе и в муниципальном хоре. И внук уже есть, Марк, мое счастье, моя ласточка.

Многое я пережил. Знаете, очень трудно поверить в Бога, когда тебе нелегко. Трудно идти дорогой смирения и исправления. Легче ответить злом на зло, огрызнуться в качестве защиты. Когда дочка должна была родиться, говорил батюшке: «Я художник, я могу другим работу дать. Что-то спроектирую, будет и плотнику, и каменщику». А он отвечал: «Смиряйся, великая награда тебе будет». И сейчас только понимаю его слова: великая награда тем, кто злом на зло не ответит, кто смирится.

Я не знал, что стану батюшкой, вообще считал себя недостойным. Ведь священник – это со всех сторон чистейший человек. Но так случилось, что сегодня я уже протоирей. Никогда не жаждал орденов и медалей, но всегда старался не опозорить свою семью. Мой дедушка был Героем труда, прошел всю войну, был интеллигентом от сохи. Говорил мало, но умел так сказать, что его слова становились направляющими, лейтмотивом всей жизни.

Я пережил клиническую смерть и теперь точно знаю, что Богородица есть. Когда пришел в церковь, меня снова потянуло к высокому и духовному, как тогда, когда я хотел стать художником. А когда появились детки, творчество пришлось отложить до лучших времен, надо было деньги зарабатывать. Мы основали рекламное агентство «Арт-салон», где я был главным дизайнером. Первый наш масштабный проект – банк «Аваль». Да и по всей Украине работали. И самая наша лучшая реклама была – люди. Сделал хорошо, и тебя нашли. Днепр, Киев, Черкассы – отовсюду нас находили. В моем послужном списке – до десятка брендов АЗС. И я участвовал в процессе отделки самой большой заправки страны – АЗС «Окко» в городе Чоп. Объездил всю Украину, мне дороги и запад, и восток.

Когда только пришел в церковь,  всему поражался. Мне казалось, что много интересного за рубежом. Оказалось, что я просто не знал своего. Когда почитаешь святых отцов, исповедуешься, искренне помолишься, ты будешь видеть мир таким, какой он есть, а не таким, как ты себе придумал. Люди в той или иной мере духовно больны. Тще­славие, гордость. Кто-то не хочет, чтобы его оставили хотя бы без маленькой похвалы. А кто-то за деньги готов родную мать продать. Если мы гвоздь в пятку загоним – кричим. А если кто-то заругался при ребенке, об этом никто не кричит…

Так вот, о клинической смерти. Когда строили Храм Святителя Николая, я делал шатровую крышу на звоннице. Нарушил технику безопасности и, как говорится, кровью смыл свои грехи – порезал ногу болгаркой, потерял очень много крови. Тому, что я остался живой, удивляется и мой доктор, сосудистый хирург, прекрасный человек Андрей Викторович Орлов. Он сказал, что сшил артерию, а вены были повреждены так, что шить было нечего, и он просто их завязал. Но кровь как-то проходила.

Там я увидел себя в темноте, в бездне, не мог понять, где верх, а где низ. А потом сам себе сказал: «Ты ж православный, почему не молишься?»  Я прочитал молитву как будто чужим голосом, и мне показалось, что там чуть светлее стало. Стал еще истовей молиться. Я понимал, куда иду, и спрашивал себя, где же святые, Богородица. И вдруг услышал голос: «А Богородица рядом». В этот момент меня бьют по лицу и говорят: «Мужик, вставай, живи! Ты же говорил, что у тебя семеро детей»… Я многое с тех пор понял. После этого рукоположился.

Когда я работал в рекламе, у меня зарплата была высокая, но вроде бы и не жил. Как будто я сел рано утром за компьютер и через пятнадцать лет встал. Много работал, но надо было содержать семью, решить вопрос с жильем. А потом все изменилось. Мы живем, как в том анекдоте: посадил картошку, а на следующий день копает. – Зачем ты копаешь? – Кушать хочу… А надо, чтобы время прошло. Мы своим своеволием и тем, что кажется нужным, истинно нужное отодвигаем. И главное, важное у нас не получается.

Работая с заправками, узнал все передовые технологии Запада. Я в течение двадцати лет «разбирал» храмы: крестово-купольную систему, Византию, базилику. Почему так красиво? Отчего устойчиво? Как добиться гармоничного звука? И я был потрясен. Когда у нас внутри есть гармония, когда ты ищешь гармонию в пропорциях, в тебе все повторяется кратно, скорее всего, у тебя акустическая составляющая будет на высоком уровне.

Но мы отвыкли от красивого. Посмотришь на людей: та покрасила волосы, тот «петуха» выстриг на голове. Типа, что ты, Господи, понимаешь? Вот глаз – какое чудо! Что еще больше надо? Живую клетку человек сделать не может. Клонируют, да, но это ксерокс, копия.

У каждого из нас есть возможность сделать этот мир лучше. Я благодарен Евгению Степановичу Бахмачу за то, что он приложил столько усилий для того, чтобы мир нашего города был лучше. Сюда столько много людей стекается. Здесь много уникальных икон, написанных на Афоне. Первую икону привез я, и она заплакала. Через время началась война. Господь с нами, он близок.

У меня в жизни сегодня все сложилось, как пазлы. У меня столько знаний накопилось, что хочу это отдавать. И я благодарен Богу, что попал в художественную школу имени Осмеркина. Наш класс укомплектован компьютерами, учу графике, дизайну, 3D-моделированию. Я преподаю и живопись, и скульптуру, и композицию, и декоративное искусство. Хочу отдать все, что знаю. И я их люблю, своих воспитанников. 

Моя мозаика. С чего все началось? В самом начале строительных работ Евгений Степанович поставил условие, чтобы работы курировал кто-то от Епархии, богословски и художественно грамотный. Вот меня сюда и назначили.

Что касается конкурса, я не искал славы. Так случилось: как преподаватель выставил на общей выставке в музее фото своей архитектурной работы – храм в Клинцах  и эту мозаику. А потом мои друзья посоветовали мне поучаствовать в конкурсе.

Бахмач с самого начала во всем участвовал, настолько ревностно относился к каждой мельчайшей детали. Переживал всей душой. Видя такое рвение, как батюшка может не ответить? Я внес свои предложения, и было принято решение, что эскизы буду делать я. И я сделал «Ветхий Завет», «Крещение Руси» и «Дейсис» – моление. Иоанн Креститель и Святая Праведная Елисавета молят Пресвятую Богородицу, чтобы она распростерла покров над нашим городом, как когда-то над греками. Уникальность этой работы в том, что впервые мы изобразили ростовую фигуру Елисаветы. До этого она нигде никогда не изображалась в полный рост. Моей задачей было выполнить в одном стиле, подобрать цветовую гамму, найти решение по композиции.

А «Ветхий Завет» я задумал и сделал, как книгу, чтобы панно делилось на главы и читалось. Золотые пятна делят изображение на три больших сюжета. Кстати, смальта цвета золота – из Славянска. Завод тот, к сожалению, разбит войной. А вообще мы везли смальту из разных городов Украины. В этом есть определенный символизм: страна большая, а здесь, в центре Украины, изображена священная история с помощью разноцветной мозаики.

Используя смальту, мы увидели, что не хватает цветовой палитры, и мы использовали натуральный камень. В Одессе Виктор и Леся «собирали» панно. Они очень добросовестно работали. Каждый камешек пилили и подгоняли так, чтобы между ними лезвие нельзя было вставить. Это сродни древне-византийской мозаике. Представьте, сколько сотен тысяч камешков здесь. Эскиз печатался на большом принтере, потом фрагменты заполнялись мозаикой, которая крепилась на армированной сетке и фиксировалась специальным клеем. Потом фрагменты соединялись. Очень трудоемкий процесс, но положительный результат очевиден.

Я желаю своему родному городу, своей родной стране блага и долголетия. Это возможно, если мы вернемся к тем истинам, которые исповедовали наши деды и прадеды: прощение, любовь, терпение, смирение, послушание. На мозаичных полотнах есть рефрены, как в поэзии. Это главные точки, которые звучат, чтобы люди увидели связь и поняли. Один из повторов – радуга, примирение Бога с человеком. Когда-то, по православному преданию, апостол Андрей пришел на Киевские горы, поставил крест и сказал: «Здесь град великий будет. И этот град великим у Бога будет». И мне хотелось, чтобы этот момент зазвучал на панно. Там, где изображено крещение Руси, есть радуга, апостол Андрей,  Христос благословляющий, Владимир, Ольга, митрополит Михаил. Хочется, чтобы люди знали и помнили, что такое Крещатик. Это место, на котором крестили.

Мне радостно, что комиссия проголосовала за мои работы. Я вижу, что наш народ настолько исстрадался и так хочет мира. Душа человека всегда тянется к любви, добру. Рад, что в нашем городе есть место, куда можно прийти и отдохнуть душой. Для меня Паученко – немыслимая высота. Я его настолько люблю! Он настолько уникальный. Великий человек, организовавший иконописные мастерские в Елисаветграде. А храмы какие, архитектура! Это гордость нашего города. И я стал причастным к имени известного талантливого человека, хотя этого не искал.

Фото Павла Волошина, “УЦ”.