«Мы работаем в режиме выживания»

12:28
5354
views

Рассказать, что сейчас происходит в стране, могут все, а толково объяснить – единицы. Наш разговор с генеральным директором Областного клинического онкологического центра, народным депутатом 8 созыва Константином Ярыничем получился коротким – доктор спешил в операционную. Но на три вопроса он успел ответить.

– Прокомментируйте, пожалуйста, молниеносное увольнение министра здравоохранения Емца и назначение на эту должность бывшего губернатора Одесской области Степанова.

– На мой взгляд, назначение Емца было полным недоразумением. Вокруг этого ходит много слухов; кто на самом деле завел к президенту Емца? Хорошо помню его каденцию 10 лет назад и 4-месячный заход в Министерство здравоохранения. После его нынешнего назначения я сказал, что, скорее всего, через 4 месяца Емца снова не будет. Но, видите, ошибся, его не стало через 3 недели. И, по сути, за эти 3 недели известный кардиохирург не смог найти взаимодействие ни с людьми, ни с коллегами, ни с сотрудниками Министерства охраны здоровья. Его фиаско было предопределено. К большому сожалению, это случилось, когда у нас начинается 2 этап медицинской реформы и когда страна в процессе эпидемиологических сложностей. Поэтому назначение Емца – это потерянное время, но оно было предсказуемо. Это какая-то афера, на которую, к сожалению, пошел президент Зеленский либо под давлением, либо из-за неверной информации, которую ему предоставили, потому что без согласования с президентом такие назначения не проводятся.

А теперь по поводу Степанова. Ну, изначально он закончил, если я не ошибаюсь, Донецкий государственный медицинский университет. По сути, медиком его назвать можно с большой натяжкой, потому что окончание университета не говорит о врачебных знаниях и опыте. Но сейчас нужно говорить о нем не как о враче, а как об организаторе здравоохранения. И этих знаний, конечно же, у него тоже нет. Поэтому мне очень хотелось бы ошибиться, но мне кажется, что и это назначение не соответствует сегодняшней ситуации, в которой находятся Украина и медицинская отрасль.

Еще раз говорю: два серьезных вызова, две больших эпидемии – эпидемия COVID-19, а второй эпидемией можно назвать сегодня проведение реформы здравоохранения, – поэтому справится ли человек, который не знает глубоко эти проблемы? Быть главой облгосадминистрации, иметь помощников, которые рассказывают, как развивается медицинская отрасль среди прочих отраслей, – это одно. А самому непосредственно работать сегодня с медиками и с изменениями, которые нужно срочно проводить в Украине, – это совершенно другое. И мне кажется, что это голосование парламента было поспешным, они только со второго раза нашли голоса, потому что многие в сессионном зале разделяют мою точку зрения. Это я знаю непосредственно после общения с депутатами, которые не голосовали. Не были презентованы ни концепция, ни тактика дальнейшего развития медицинской отрасли, ни в одной фракции не понимают, за какую перспективу мы сейчас проголосовали в лице нового министра. Поэтому нас ждут сюрпризы, и дай Бог, чтобы они были приятными.

– Наверняка у вас – медика, менеджера, политика – сложилось свое собственное мнение по отношению к пандемии коронавируса и ко всему, что, собственно, вокруг нее происходит. Поделитесь им с читателями «УЦ».

– Я отношусь к той части медицинского сообщества, которая считает, что многие вещи, связанные с пандемией коронавируса, гиперболизированы. Недооценивать их, конечно же, нельзя, но и усугублять до уровня повальной карантинизации, до уровня остановки экономического развития Украины, до уровня остановки всех политических процессов, до уровня разжигания ненависти людей одних к другим категорически нельзя. Пока что эта тенденция не успокоилась и имеет даже возрастающий характер, и многое будет зависеть от тех людей, которые принимают решение по срокам карантина и по рамкам его проведения. Мне кажется, что мы могли бы спокойно ослабить многие вещи, которые на сегодняшний день у нас прописаны как меры карантинизации в Украине.

– И последний вопрос. Как скажутся на работе вашего медицинского учреждения – стратегического для Кировоградщины – все эти негативы эпидситуации в Украине?

– Сегодня онкологический центр работает в несколько вольном режиме, потому что количество пациентов, которых мы обслуживали, которым предоставлялась медицинская помощь, сократилось в 2 раза. В связи с этим у нас прошла уже серьезная оптимизация штатного расписания, что выражается в предоставлении плановых отпусков и отпусков за свой счет, в снятии всех процентов и надбавок, которые имеют медицинские работники.

И здесь не только COVID виноват, а еще и медреформа, потому что мы не знаем, чего ожидать в плане финансирования за апрель, которое мы получим в мае. Эта неопределенность вызывает некое замешательство у меня и моих коллег. Каждое утро у нас начинается с пятиминутки, которая превращается в получасовку, потому что вопросов по организации предоставления медицинской помощи очень много.

Вы знаете, что деньги у нас должны идти за пациентом, но пока непонятно, какие деньги и за какими пациентами. Национальная служба здоровья уже сделала много ошибок и оказалась неподготовленной к переводу медицинских учреждений на электронный документооборот и пациентооборот. В связи с этим тех финансов, которые поступят в медицинские учреждения в мае, может оказаться недостаточно для того, чтобы обеспечить даже минимальной заработной платой сотрудников, выполнявших работу в течение целого месяца. Для того, чтобы это предотвратить, мы и проводим такие превентивные меры по оптимизации штата.

Каждый день мы с голубых экранов слышим о том, что медики – это самое главное, что их надо беречь, что это цвет нашей нации. Но ведь ничего не сделано в плане повышения заработной платы медикам! Наши сотрудники не могут даже добраться на свои рабочие места, потому что карантинными мерами частично заблокировано транспортное сообщение. В общем, мы работаем в каком-то своем автономном режиме на выживание. Пока больше ничего сказать не могу.