Беларусь: открытый взгляд

13:21
989
views

Беларусь: открытый взгляд

Нынешняя противоречивая, я бы даже сказал, самоубийственная белорусская смелость в борьбе с пандемией вызывает неоднозначные оценки. И мы прекрасно понимаем, что это не Швеция с ее высочайшим уровнем жизни, самоорганизации людей и медицины. В такой стране, как Беларусь, последствия коронавирусного наплевательства предсказать сложно. И потому решили узнать информацию из первых уст. Тем более, что было к кому обратиться.

Во время своей работы на II Европейских спортивных играх мне посчастливилось познакомиться и подружиться с журналистом популярнейшего белорусского спортивного издания «Прессбол» Григорием Трофименковым. Тогда – в июне прошлого года – своими впечатлениями от спортивного действа и местных реалий делился я. Сейчас же в роли рассказчика выступил уже мой коллега, с которым не только поговорили о нынешней коронавирусной ситуации, но и затронули спортивные аспекты. И начали, понятно, с парада ко Дню Победы в Минске и возможных его последствий.

Риск на грани

– Проведение парада в сегодняшних реалиях практически не нашло поддержки у белорусского народа. Даже в среде тех, кто считает, что масштабы коронавируса преувеличены и что его придумали масоны из мирового правительства. Люди, читая зарубежную прессу и получая кое-какие сигналы из-за рубежа, отдают себе отчет: по окончании пандемии, когда границы будут открыты, белорусы останутся у разбитого корыта. Уже звучит информация о том, что для граждан нашей страны будет на начальных этапах запрещен въезд в ЕС. Это не может нравиться никому.

Проблема в том, что гражданского общества как такового в Беларуси не существует. А если существует, то его влияние минимально. А если влияние и есть, то для президента это лишний сигнал делать не так, как его призывают. Это значит сдать назад. Поэтому отмена парада в принципе не рассматривалась как вариант.

В студенческой среде, а также среди работников крупных госпредприятий звучала информация о том, что на парад людей загоняли. Отчасти это действительно правда. Но я бы хотел разделить здесь две вещи. Если в прежние годы студентов действительно принуждали это делать – мол, будут проблемы в учебе, с общежитием, то сейчас участие, насколько я ознакомлен с ситуацией, было действительно добровольным. То есть людей просили туда прийти, но не грозили санкциями за непосещение парада, а сулили бонусы. Лишний выходной при сохранении заработной платы, часы в качестве отработки, если ты студент, – думаю, вам и вашим читателям тоже прекрасно известна эта система.

С коронавирусом у нас сейчас ситуация неоднозначная. Все потому, что никто до конца ее не знает. Доходит до абсурда: двух фельдшеров, которые посмели рассказать о реальном числе поступающих в одну из больниц зараженных, задержали! Числу официально инфицированных народ все больше перестает доверять. Ну хорошо: если цифре общих положительных тестов на Covid-19 еще верят, то смертности – ни за что. Мы находимся в открытом мире, и когда в той же Швеции, где также нет карантина, смертность в разы выше, белорус начинает задавать вопросы. И ответа на них не получает.

Тем более, что в независимом Интернете можно узнать о реальном положении дел. В нашей северной столице Витебске приблизительно треть зараженных от общего количества. Так вот там люди уже на пределе. Есть сообщения о демарше медицинских работников, которым не хватает специальных средств защиты. Медики отказываются работать, несмотря на свой долг. В Минске же за последние пару недель я не видел ни одной «скорой» в городе. Может, просто не случилось. Ведь много пишут, что забирают заболевших людей, и сообщают, что маски и антисептики в аптеках сложно найти. Но рядом с домом зашел в аптеку – и все в порядке с масками и антисептиками. Ну и снабжение медицинских работников, по информации оппозиционных ресурсов, более или менее наладилось. Ну и в среднем на душу населения аппаратов искусственной вентиляции легких, по официальной информации, которая не опровергалась в оппозиционных изданиях, даже больше, чем в некоторых развитых европейских странах. Но они все сконцентрированы в Минске. И уровень медицины в столице и на периферии в областных центрах (о маленьких городках и селах мы даже не говорим) колоссально отличается. И если эпидемия нас накроет так, как в Италии или Испании, то последствия могут быть трагическими.

Изолируется все больше людей. Но, судя по Пасхе, когда Интернет пестрел снимками с массовым скоплением людей, всплеск заражения наступает на 5-6-й день после таких мероприятий. Что ж, остается ждать 14-15 мая, чтобы понять, к каким летальным последствиям могло привести проведение парада. Парадокс в том, что, какие бы цифры зараженных власть и Минздрав в частности ни называли, им верят слабо. Даже те, кто поддерживает президента страны в его желании не останавливать производство и позволять людям трудиться, как и раньше.

Часть предприятий, где это возможно, работает на «удаленке». При этом президент Беларуси Александр Лукашенко призвал владельцев предприятий и крупных бизнесменов отпустить людей на карантин, порыться в своих карманах и выплатить людям зарплату. Но это заявление немножко оторвано от реальности. Думаю, не только у нас бизнес живет от месяца к месяцу, как и сам предприниматель живет от зарплаты до зарплаты. Так что технически невозможно распустить всех работников по домам и выплачивать им зарплату, когда нет никакого производства. Но крупные государственные предприятия продолжают работать.

Тут еще важно знать наши нынешние условия жизни. У нас нет свобод, которые мы с вами видели в Европе. Да и в Украине свобод и прав значительно больше. У нас, к примеру, нельзя на улице выпить баночку пива, сидя на скамеечке. Тебя сразу же милиционеры заберут в отделение. И в целом белорусы менее склонны к свободным и раскрепощенным действиям. Вот я видел фото нынешнего карантинного Киева, так это обычный Минск, где нет никаких ограничений.

У нас народ живет больше по «норкам», по кухням и старается лишний раз не вылезать и не выпячиваться. Что касается предосторожностей, то в магазинах и гипермаркетах есть разметочные линии и все продавцы работают в масках. Люди постепенно понимают опасность и также в большинстве своем надевают маски, пользуются антисептиками и прочими средствами защиты. Но при этом общественный транспорт и метро работают в штатном порядке.

Часть белорусов самоизолировалась, но другая часть похожа на самоубийц. Я с каким-то пониманием отношусь к тому, что люди среднего возраста ходят на работу. Но понять беспечность пожилых людей, которые без всяких средств защиты большими группами шли на Пасху в церковь и потом 9 Мая – на парад, доверяя официальной информации, что нечего бояться, очень сложно. Им-то как раз нужно было бы поберечься в первую очередь. Ну и наше правительство никаких карантинных мер не принимало, и это тоже расхолаживает часть белорусов. Единственное, что при въезде и выезде из городов, где много инфицированных, таких, как Витебск и Пинск, проверяют температуру у людей. Но все носит больше формальный характер. В Минске же абсолютная полная свобода без всяких ограничений.

Пандемийный футбол

– Хоккей завершился у нас достаточно давно, когда эпидемия только начиналась и зараженных было где-то двести или триста. Чемпионаты по гандболу, волейболу, баскетболу были приостановлены. Так что у нас сейчас играют только в футбол. Болельщиков на трибунах мало. Их рассаживают в шахматном порядке. В последних турах всех проверяют на входе термометрами. При высокой температуре людей, естественно, отправляют восвояси. Если взять статистику, то на этом отрезке чемпионата в прошлом году средняя посещаемость составляла 2200 зрителей. Сейчас – 300-400 человек.

Сложности Вернидуба

– Появление украинских игроков и тренеров добавляет нашему футболу привлекательности. Хотя Юрию Вернидубу не позавидуешь. Он возглавил солигорский «Шахтер» после россиянина Юрия Ташуева. Этот специалист пользовался поддержкой болельщиков и имел хорошую прессу. При ограниченном бюджете и кадровом ресурсе Ташуев строил свою команду, игравшую в очень симпатичный футбол. А уже после своей отставки экс-наставник белорусских «горняков» рассказал о давлении руководства клуба и требованиях задействовать в играх тех или иных футболистов. Так что начинал Вернидуб в непростых условиях, как протеже боссов клуба с негативным имиджем в глазах общественности. И первые пять туров усилили негатив к Вернидубу. Ведь ни результатов, ни осмысленной командной игры не было. Но в последнее время «Шахтер», что называется, «проснулся». Сначала солигорцы в гостях обыграли на выезде в первенстве со счетом 2:0 чемпиона страны – брестское «Динамо». Потом сотворили невероятный камбек в кубковом матче, отыгравшись с 0:2. При счете 4:2 парням Вернидуба не хватило всего-то одного мяча, чтобы по сумме двух матчей выйти в финал Кубка Беларуси. Ну и в довершение этой серии «Шахтер» дома разгромил «Ислочь» – 4:0 и поднялся на 7-е место. Ближайшие игры покажут, был ли этот результативный всплеск закономерным или…

Потери и приобретения

– Говоря об украинских футболистах, очень сожалею об уходе из жодинского «Торпедо» Богдана Мышенко. Это была знаковая фигура для белорусского чемпионата. Богдан – индивидуально сильный игрок, способный решать исход игровых эпизодов в одиночку. Насколько мне известно, Мышенко уже успел проявить себя в вашей «Александрии» до того, как украинский чемпионат был остановлен.

В межсезонье с ярким портфолио пришел в брестское «Динамо» Евгений Хачериди. Но пока он, как и динамовцы в целом, надежд не оправдывает. Евгений же проявил свою несдержанность, которой «славился» и в Украине. Хачериди ударил в собственной штрафной соперника, не владеющего мячом, что привело к поражению команды, а потом еще устроил разборки с арбитрами. В итоге он заработал 5-матчевую дисквалификацию и большой денежный штраф (около 15 тысяч грн. – Ю.И.). Люди понимают, какие запросы есть у Хачериди. И если такой игрок позволяет себе такие вот выходки, то реакция соответствующая. Ведь рядом юные партнеры получают во много раз меньше, но приносят команде больше пользы.

Украинские имиджмейкеры

– Два других уже украинских старожила брестского «Динамо» Артем Милевский и Александр Нойок – это глоток свежего воздуха для нашего футбола. И не только в игровом плане, где они сыграли значительную роль в золотом успехе динамовцев в прошлом сезоне. Украинцы – находка для журналистов. Ведь местные футболисты не столь откровенны в своих высказываниях и сильно перестраховываются. Белорусы перечитывают свои интервью, сглаживают острые моменты, чтобы никого не обидеть. Милевский и Нойок в этом плане ничего не боятся и режут правду- матку. И от этого наш футбол только выигрывает.

В нашу пользу

– Если сравнивать украинский чемпионат с нашим, то УПЛ, конечно, посильнее будет. Белорусские лидеры – БАТЭ и брестское «Динамо» – могли бы у вас побороться за четвертое-шестое место. Ну а дальше сложнее, и ваши аутсайдеры были бы у нас твердыми середняками. Ну и для перезагрузки карьеры украинцы приезжают в Беларусь, а не наоборот. Это о многом говорит.

Без денег никуда…

– Нужно учитывать, что украинские клубы в финансовом плане побогаче. У нас нет клубов, которые содержат олигархи. БАТЭ и брестское «Динамо» стоят особняком, но и они в этом сезоне испытывают определенные трудности. Остальные команды финансируются либо крупными предприятиями, либо городскими властями, либо спортивными обществами. И это приводит к тому, что в прошлом сезоне снялось с чемпионата минское «Торпедо», а сейчас рискует прекратить свое существование ФК «Слуцк», который сенсационно возглавляет турнирную таблицу после восьми туров. Главный спонсор клуба Слуцкий сахарный комбинат переживает тяжелые времена. У нас недавно все руководители сахарных комбинатов были задержаны правоохранительными органами за подозрение в коррупции.

Вообще финансирование нашего спорта осуществляется по принципу «платим за результат». Если нет успехов, то рассчитывать особо не на что. А как можно побеждать, тренируясь на перекладине 70-х годов прошлого века, с клюшкой, которой играл еще твой дед, и так далее. Но если ты победишь, то можешь и попросить. И есть шанс, что тебе построят зал и дадут инвентарь, но будут постоянно требовать новых и новых взлетов. Так что тут замкнутый круг: когда нет результатов, то нет денег, нет сборов, нет нормальной подготовки. А как без этого достичь прогресса и выйти на высокий международный уровень – сказать сложно. Нет, есть исключения, но они случаются крайне редко.

Олимпийские иллюзии

– Европейские игры, на которых мы с вами познакомились, по моему твердому убеждению, сослужили плохую службу, прежде всего, белорусским олимпийцам. Мы – страна с советским, во многом авторитарным, наследием. И нам присуще планирование даже спортивных результатов на уровне Министерства спорта и Национального олимпийского комитета, который возглавляет президент страны Александр Лукашенко. И вот колоссальное количество медалей (24 золотых, 16 серебряных, 29 бронзовых. – Ю.И.) дает ложное представление президенту страны о благополучии нашей спортивной отрасли. Об этом говорит медальный олимпийский план в 15 наград и больше. Это невыполнимая задача.

На мой взгляд, Беларусь в Токио в этом году могла претендовать в лучшем случае на 10 медалей. И если бы Олимпиада прошла в отведенные сроки, то она бы показала, насколько мы заблуждаемся в своих радужных надеждах. При этом перенос Олимпийских игр для всех – это колоссальное разочарование и крах надежд. Ведь очень многим спортсменам в силу их возраста было выгоднее выступить в этом году. Тут речь идет о нашем единственном чемпионе Рио-2016 Владиславе Гончарове, который завоевал золото в прыжках на батуте. И хотя ему всего 24 года, но в этом виде, как в женском фигурном катании, чем старше, тем сложнее выдерживать конкуренцию с юными соперниками. Чего уже говорить о легендарном 44-летнем Владимире Самсонове (настольный теннис), 43-летнем Иване Тихоне (метание молота), 33-летнем Андрее Арямнове (олимпийский чемпион Пекина в тяжелой атлетике), которые не факт, что вообще смогут выступить в Японии. Но, с другой стороны, появляется шанс проявить себя у перспективной молодежи. Так что перенос Олимпиады на лето 2021 года – это палка о двух концах.

Что же касается грозного заявления Александра Лукашенко о том, что в случае провала в Токио тренеры и спортивные функционеры могут домой не возвращаться, то это, скорее, игра на публику и эмоциональный всплеск. У нас, к счастью, не Северная Корея и не Советский Союз сталинских времен. Понятно, что все вернутся домой, ну, может, своих должностей лишатся. Хотя, с моральной точки зрения, готовиться к Олимпиаде после таких угроз во много раз сложнее, и вряд ли это кого-то мотивирует и придаст уверенности.

Беседовал Юрий Илючек, специально для «УЦ».