Беден на достопримечательности…

14:52
897
views

Так составители справочника «Весь Елисаветград» оценивали свой город в 1909-м году – похоже, традиция не видеть значительного в современности в Кропивницком появилась не сегодня. Мы часто идеализируем прошлое, но часто и не ценим его…

В отношении справочника «ВЕ 1909» можно сказать, что в нем практически полностью игнорируется вопрос идентификации местного или коренного населения, начиная с момента заселения территории города. Впрочем, об этом до сих пор спорят, но что интересно, в тексте о заселении города нет ни слова о коренном населении, хотя крепость была построена «вблизи границ зимовников запорожских», в том числе и для «искоренения гайдамаков, которые наводили ужас на вновь заселенный край». Значит, местные все-таки были, и они боролись с пришлыми сербами за свои земли, а возможно, и не только с сербами, которые «оставили свое отечество из-за притеснений и нарушений их прав». Как бы там ни было, но, по версии «ВЕ», украинцев среди первых поселенцев не было, только греки, молдаване, сербы и «беглые русские старообрядцы из Польши и Черниговской губернии». Последние официально считались купцами крепости, поэтому выходит, что старообрядцы были не столько «беглыми», сколько привилегированной категорией первой волны колонизации края, «государевыми людьми», принадлежавшими к религиозной оппозиции. Раскольники «пребывали в форштадте крепости по ту сторону Ингула, где были их богатые церкви, истребленные пожарами», кстати, пожары вообще сильно влияли даже на перепланировку Елисаветграда, которому после ряда административных трансформаций в 1865-м году был возвращен статус города.

До этого он подчинялся Екатеринославу, Кременчугу, Вознесенску, Николаеву, Херсону, Бобринцу и даже Александрии, где, наверное, и хранится какая-то часть архивов Елисаветграда и уезда. Но, даже несмотря на эту неразбериху с подведомственностью, город рос, и довольно неплохо. Например, когда в 1829-м году он «поступил» в военное ведомство, его годовой доход составлял 5665 рублей ассигнациями. При этом порядок управления не менялся, просто в городской думе кроме «членов по выбору общества назначался председатель из военных чинов». Но уже в 1861-м году, при переходе в гражданское ведомство, доход был больше 30-ти тысяч рублей серебром.

В 1784-м году в городе открылись уездные присутственные места, а выборы в городскую думу по новому уложению состоялись в 1787-м году, и ими руководил Яков Шульгин, видимо, представитель известного в истории города и Украины семейства. Первым городским головой был избран Алексей Романов, хотя должность городского головы существовала с 1766 года. Полиция, которая тогда называлась «управление благочиния», существовала с 1784 года. В 1871-м году гордуму сменили на городскую управу, а магистрат упразднили еще раньше, в 1868-м году.

Сначала административный центр, в том числе гауптвахта, пожарный обоз и плац-парад, помещались в деревянных домах на углу Невской (Пашутинской) и Купеческой (Преображенской), где в начале ХХ века находились «каменный корпус лавок возле Преображенской церкви и базар». В 1850-м году все «присутственные места» были переведены в «отстроенное для них каменное здание на Большой Перспективной».

Пожары, которые часто перекраивали карту города, как и другие катаклизмы, назывались в те времена более точно – «народные бедствия», а не стихийные, как это стало чуть позже: «За последние 100 лет Елисаветград перенес массу крупных народных бедствий и серьезных потрясений, сильно тормозивших экономическое и культурное развитие». Тогда они еще не знали о настоящих потрясениях, которые разрушат все до основания меньше чем через десятилетие. А тогда, в 1798-м и 1834-м годах «грандиозные пожары истребили полгорода», неоднократно выгорал базар, но, хотя общий ущерб от пожаров достигал 1,5 миллионов рублей, город быстро восстанавливался. В начале сороковых годов XIX столетия на смену пожарам пришли наводнения, самые большие были в 1841-м и в 1899 годах – «вода доходила до Преображенской улицы». Много жертв уносили «заразные болезни» – чума и холера, например, количество жертв эпидемии чумы 1770-72 годов оценивается в полторы тысячи человек – это почти половина населения города. Наверное, из-за цензурных соображений еврейский погром в Елисаветграде 1881 года назван всего лишь «грустной страницей в истории города».

Справочник содержит много исторических данных и фактов о самом городе. Он занимал 8541 десятину: «собственно под городом, садами, огородами, улицами и площадями – 1551 десятина, под хлебопашеством 4,3 тысячи десятин, под выгоном, дорогами, речками, кладбищами и провальями – 2724 десятин». Планирование города прямоугольное, но таблички с названиями улиц есть только на углах, и далеко не везде. Большинство улиц очень узкие, даже Дворцовая местами не шире 4-х аршин (аршин – 71 см, т.е. меньше 3-х метров). Центр пересечения Дворцовой и Большой Перспективной в начале бульвара «считается центральной точкой города». Площадей было всего три, но не в нынешнем понимании – скорее, это места концентрации телег, как когда-то за нынешним Апелляционным судом.

Окраины носили практически те же названия, что и в XXI веке – Балка, Кущевка, Пермское, Ковалевка, Чечора, Соколовские хутора, Катрановка, Завадовка, Озерная Балка, Ковалевка. Сохранились и некоторые старые названия улиц, правда, исчезли такие колоритные, как Тюремная, Грязная, Мясная, Духовная, Богадельная, но даже такие «говорящие» названия составителям справочника не нравились: «Большинство городских улиц до сих пор сохранили свои старинные названия и абсолютно не говорящие ни уму, ни сердцу обывателя. Это Верхне-Донская, Невская, Клинцовская, Банная, Московская и др. Только недавно Беспоповскую переименовали в Гоголя, а Преображенскую – в Пашутинскую». Но это еще не все, потому что «в Елисаветграде до сих пор нет правильной нумерации домов, все в таком хаотическом беспорядке, что совершенно невозможно отыскать дом по номеру». Надо отметить, что эта традиция сохранилась и до наших дней – многоэтажки, даже стоящие рядом, нумерованы абсолютно хаотично.

Удивляет, что город, который сейчас гордится своей архитектурой, всего сто лет назад считался «чрезвычайно бедным на достопримечательности». К ним можно было отнести остатки валов крепости с двумя пушками и больницей, столетний дуб в четыре обхвата в Городском саду да царский дворец, переделанный для нужд кавалерийского училища с «сохранением особых покоев». Справочник четко указывает, что здания Кавалерийского юнкерского училища вместе с бывшим дворцом располагались с трех сторон плаца, т.е. было еще одно большое здание ансамбля на месте нынешней филармонии.

На начало ХХ века приходится снижение строительной активности: «Домостроительство, заметно развивавшееся в 1890-х годах, сильно ослабело, воздвигается в год не более 10-ти новых построек, замечается стремление к возведению капитальных красивых зданий» – тех, которыми гордятся кропивничане и сейчас. Но на тот момент трехэтажных домов было мало, на окраинах доминируют лампачовые здания, хотя не редкость и кирпичные дома, строящиеся в основном из местного кирпича. Каменщики были приезжие, но плотники и кровельщики – местные. Именно они создавали шедевры, которыми можно любоваться и столетия спустя: «Отделение Государственного банка, дом Заславского, где почта, Петербуржская гостиница, дом Соловьева на Дворцовой, дома Шполянского, Зархэ, Барского, Угриновича, Поленовского, водолечебница, Пассаж».

Но! «Хотя Елисаветград считается одним из самых благоустроенных уездных городов России, но в действительности он в этом отношении оставляет желать лучшего». Мостовых мало, а окраины вообще «осенью и весной представляют собой сплошные лужи», «древонасаждение лишь в последние годы начинает упорядочиваться, на многих улицах до сих пор нет ни одного дерева», и вообще «в санитарном отношении Елисаветград стоит на довольно низкой ступени», «главное зло – Ингул, куда сваливают нечистоты и банные воды». Это и неудивительно, потому что в городе абсолютно отсутствует канализация, «дворы сплошь и рядом представляют собой клоаку, поражающая грязь в торговых и промышленных заведениях, базары не удовлетворяют самым скромным требованиям гигиены». И это об одном из лучших уездных городов империи…