Вечная память, Мастер

14:48
941
views

Не могу вспомнить день, повод, обстоятельства, когда мы познакомились. Так бывает, когда человек входит в твою жизнь неожиданно, а потом в ней остается, и ты думаешь, что он был всегда. Так было с архитектором Виталием Ефремовичем Кривенко. Кажется, мы тогда писали статью о памятнике Пашутину, который лежал где-то на складе, и не было у власти сил, желания, финансов его установить. Все нашлось, памятник установили, площадь сделали. После того мы стали дружить.

Он сразу увидел в «УЦ» союзника. Признался, что читает нашу газету много лет, анализирует публикации. И мы всегда отвечали взаимностью. Когда надо было выйти в защиту застройки Центрального сквера – на митинг, организованный архитекторами, – мы, журналисты, пришли не только потому, что были против застройки, а еще и потому, что там был Кривенко. А его авторитет никто не посмеет оспорить.

После «боев» за памятник Пашутину и площадь перед горсоветом (сколько же тогда лилось всего и на всех!) была маленькая, но временная победа. Но он не мог просто сидеть дома, ему надо было действовать, творить. А когда зарождалась идея чего-то грандиозного, обращались, понятно, к Виталию Ефремовичу. Со временем он мне позвонил и сказал: «Будет еще один памятник, еще одна площадь. Пишем?»

Как не писать? Все, что он предлагал осветить в газете, было эксклюзивным. Вот тут хочу отметить порядочность Виталия Ефремовича. Он, как бы это корректно выразить, не «разбазаривал» информацию. Интервью – значит, больше никому. Это ж не пресс-конференция и не брифинг. И благодаря этому его убеждению и особому отношению к нашей редакции мы имели материалы, которые потрясали наш город эксклюзивными новостями.

Потом был памятник Винниченко и площадь у педуниверситета. Создание этого не вызвало таких противоречий, как Пашутин. Но получилось же здорово! Виталий Ефремович умел (как непривычно говорить о нем в прошедшем времени) найти компромисс. Вы хотите «своего» героя? Вот он! Лаконичный, при этом красноречивый, уникальный. Ничего не выпячивается, не подчеркивается, но узнается с первого взгляда. Таким получился Винниченко. Кривенко в этом мастер.

Вдруг он позвонил и сказал: «Мельгуновский курган!» Все, едем. Мы лазили там по сырой земле, он упоенно рассказывал, что было задумано, как идут работы и что встретимся на открытии этого уникального памятного места. Не случилось…

Позже мы встретились на комиссии геральдики и архитектуры. Потом еще раз в галерее «Елисаветград». Он сказал, что есть несколько интересных тем для нашей газеты. Договорились, чтобы увидеться. Да! Мы же публиковали его проект реконструкции центральной площади города! Кто-то критиковал, кто-то поддержал… Может, теперь власть рассмотрит вариант Кривенко?

О чем бы мы с ним ни говорили, он всегда упоминал Ангела-хранителя, установленного по его проекту. Наверное, это был самый дорогой для него в эмоциональном плане объект. Он говорил, что Ангел стоит лицом к городу, исторической его части, и благословляет, охраняет. Спасибо вам за все и за Ангела. Вы, Виталий Ефремович, наверное, сейчас смотрите на нас сверху, из-за спины Ангела…

И еще личное. После нашего самого первого материала, когда он вам понравился, вы сказали, что нам надо что-то выпить, чтобы скрепить дружбу. Сошлись на коньяке. Но так ни разу не пили. Почему-то откладывали и не успели. Я теперь выпью за упокой…