Проверка на выносливость

11:53
616
views

Когда нам сообщили, что Дмитрий Драндалуш уже ходит без костылей, но пока еще опираясь на палочку, мы очень обрадовались. Еще бы: перенести сложную операцию по замене тазобедренного сустава! Радость за парня удваивалась еще и потому, что благодаря просьбе о помощи, опубликованной в нашей газете, дорогостоящая операция стала реальной, причем все было сделано в кратчайшие сроки. Мы отправились в областной центр социально-психологической помощи, чтобы встретиться с нашим «крестником».

Год назад

Июнь прошлого года стал для жителя Ольшанки, 29-летнего Дмитрия Драндалуша трагическим. Парень получил травму – перелом тазобедренного сустава. К тому же после тяжелой болезни умерла его мама – единственный родной человек. Передвигался на костылях, работать не мог, остался без денег. Дом, в котором он жил, отключили от электроснабжения. Помощи ждать было неоткуда.

Раньше были приятели, друзья, но вдруг он остался один. Когда стало понятно, что полученная травма не «рассосется», не «заживет», что нужна не просто операция, а замена сустава, Дима отчаялся и даже озлобился на весь окружающий мир. Но были неравнодушные соседи, которые знали Дмитрия как отзывчивого, работящего, доброго молодого человека. Стали искать выход. А выход был в чьей-то квалифицированной помощи.

Сначала обратились в районную службу соцзащиты. Там ситуацию поняли, вошли в положение и связались с областным центром социально-психологической помощи. Так Дмитрий оказался в Кропивницком.

Дело в том, что названный центр предоставляет помощь людям, оказавшимся в сложных жизненных обстоятельствах. Учреждение рассчитано на 12 человек круглосуточного пребывания. Кроме этого, возможно дневное пребывание, и нередки однократные обращения за помощью. Здесь практически круглосуточно работают юрист, психолог, социальный педагог и медсестра. И еще, конечно, директор Яна Ковалева. Вот она сыграла решающую роль в судьбе Дмитрия Драндалуша.

Разные сложные судьбы

Необходимо подробнее остановиться на работе центра, призванного и, что главное, способного помогать людям. Что его сотрудники подразумевают под словосочетанием «сложные жизненные обстоятельства»? «С каждым вновь прибывшим мы учимся чему-то новому, – говорит Яна Ковалева (на фото). – Кто-то приходит с еще советским паспортом, и наш юрист проделывает грандиозную работу по замене документа. Кто-то в довольно солидном возрасте, но паспорта никогда не имел. И мы доказывали его личность. Приходят к нам, освободившись из мест лишения свободы. Выпускники интернатов, которым некуда идти. Бывают переселенцы, бывают пострадавшие от торговли людьми или вследствие стихийных бедствий»…

Сюда могут направлять органы местного самоуправления, исполнительной власти, полиция. Человек может самостоятельно обратиться за помощью. В первую очередь всех отправляют на медицинский осмотр. Если нет противопоказаний находиться в коллективе – принимают и помогают.

Дозволенный срок круглосуточного пребывания – 90 дней. Кто стремится изменить, наладить свою жизнь, тот и раньше уходит, найдя работу, сняв жилье. Но есть и такие, кто привык только брать, потреблять, ничего не давая взамен и не предпринимая попыток исправить обстоятельства. Таких психолог видит насквозь, и после нескольких бесед случайного гостя просят на выход.

«Период адаптации у нас – две недели, – рассказывает директор центра. – Обычно, когда человек только приходит, его первая история очень плачевная, и мы все плачем вместе с ним. В течение двух недель постоялец расслабляется и открывается, отказывается работать (а у нас есть друзья, которые приглашают на временную работу), и все становится очевидным. К сожалению, довольно часто встречаются потребители».

Постояльцы здесь ни за что не платят. Питаются в столовой, с которой заключен договор, моются, спят, пьют чай, смотрят телевизор, занимаются рукоделием. Кто хочет – помогает по хозяйству: плитку положить, что-то прибить, сделать скамейку…

Не могут в центр принимать женщин с детьми. Жертв насилия – да, но при условии, что детей направляют в приют. Кстати, жертвами домашнего насилия бывают как женщины, так и мужчины. Директор говорит, что чаще обращаются родители, обиженные детьми.

О центре можно писать много, и есть что писать. Важно знать, что в Кропивницком есть центр помощи. Если что-то случилось, если больше не к кому обратиться – звоните (0522) 27-42-36.

Испытания для Димы

Но вернемся к Дмитрию Драндалушу. Думали, что необходимые для операции 120 тысяч гривен всем миром будут собирать в течение года. Но первое сообщение о сборе средств было опубликовано в СМИ 20 января, а уже 14 февраля парень был прооперирован. Это стало возможным благодаря неравнодушной Наталье Витальевне из Новомиргородского района, главному врачу областной больницы Ларисе Андреевой, Андрею Семеновичу, заведующему травматологическим отделением облбольницы, медперсоналу и, конечно же, всем сотрудникам центра. Да, собранные людьми 12 тысяч пошли на оплату медикаментов.

Дмитрия выписали, в нашу редакцию сообщили, что он уже потихоньку ходит на костылях. Мы радовались вместе с ним, но, как оказалось, рано радовались.

Однажды Дима услышал какой-то звук в ноге и почувствовал боль. Потом появились ощущения, что нога – как пластилиновая, не слушается. Визит в больницу, снимок – оказалось, что треснула кость. То ли неверно сел, то ли неловко повернулся, но вердикт был однозначным – операция.

Снова переживания, отчаяние, паника. Парня пришлось уговаривать, сравнивая сложность этого вмешательства с предыдущим случаем. И снова операция прошла успешно. Диму выписали, привезли в центр и сразу же измерили температуру. Градусник показал 37. А уже начался ажиотаж, связанный с коронавирусом, это было 30 марта. К вечеру температура повысилась до 39-ти, и вызвали «скорую».

Снова областная больница, но уже инфекционное отделение. Анализы подтвердили COVID… Весь центр социально-психологической помощи ушел на самоизоляцию. Всем сделали тест на коронавирус. К счастью, обошлось. Дима уже «дома», в центре, и строит планы на будущее. Ближайшие – оформить группу инвалидности, устроиться на работу здесь, в Кропивницком.

Жизнь впереди

До этого мы только писали о Дмитрии, но не виделись с ним. И вот встретились. Высокий, симпатичный, сначала немного неуверенный в себе. Но в ходе беседы разговорился:

– Не думаю, что все пережитое было дано мне в наказание. Не в такой уж степени я грешник. А в то, что это было испытание судьбы, верю. Может, для того, чтобы я изменился, стал сильнее, выносливее. Бог же дает столько испытаний, сколько человек может выдержать. Вот он и решил посмотреть, выдержу ли я, стоит ли мне давать шанс. Проверка была.

Раньше я был сильным физически, но не духом. И потом, после травмы и смерти мамы, вообще остался один. Ходить, работать не мог, все отвернулись. Даже жить не хотелось, было все равно, проснусь ли утром.

А сейчас уверен, что любая проблема решаема. Пусть не сразу, не завтра, но через полгода, год любую проблему можно преодолеть. Я не верил, что моя операция возможна, ведь люди с такими же травмами ждут годами. А то, что случилось со мной (имею в виду первую операцию), – это чудо. Да и вообще период от первой операции до сегодня, когда я уже приседаю, занимаюсь на тренажерах, длился всего два месяца. Я за это благодарен очень многим людям, которые помогли, поддержали меня.

Я уже строю планы. Первым делом полностью восстановиться физически. Понимаю, что уже не всякую работу смогу выполнять – например, грузчиком быть рискованно для сустава. Но все же хочу найти работу. Хочется свою семью, детей. И дом красивый хочу построить для семьи.

А когда уверенно встану на ноги, буду помогать людям, которые нуждаются в помощи, как нуждался я. Верю, что все получится, потому что главное – желание. Когда есть желание и хорошие люди рядом – всего можно добиться, любую мечту осуществить. Я не подведу.