Жертвы статистики

11:39
857
views

Существуют три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика.

Неделю назад New York Times вышла с необычной первой полосой: на ней разместили имена 1000 американцев, которые умерли от коронавирусной инфекции. Выглядело это так:

Азаде Килич, 69. Дважды победила рак.

Патрисия Тетчер, 79. Пела в церковном хоре.

Киуз Келли, 48. Медбрат в борьбе с COVID.

Рут Скапинок, 85. Птицы ели из ее рук.

Очень трогательно и очень правильно. У нас же по какой-то тупой и недоброй традиции все выглядит иначе: «У Центральній міській лікарні помер 50-річний чоловік», «У Кропивницькому померла 70-річна жінка». И даже когда от COVID-19 умерли два брата-медика Юрий и Александр Тыныныки, которых в Кировоградской области знали очень многие, власти и СМИ как-то «постеснялись» назвать их фамилии, проводить в последний путь так, как прощаются с воинами, погибшими на Донбассе.

Если смерть любого человека становится просто единицей в статистике, без имени и фамилии, исчезают эмоции, уходит сочувствие. И уже неважно, что стало причиной – «корона» или война, ДТП или онко. Но еще хуже, когда со статистикой пандемии происходят, мягко говоря, странные вещи. Уточню сразу: речь пойдет об искажении реальной картины заболеваемости и летальности, о ее фальсификации, которой занимаются не статистики, а чиновники.

Иногда эта фальсификация выглядит очень правдоподобно, и даже в голову не приходит, что статистика изо дня в день совсем немного приглажена или подкорректирована. Но случается, когда «корректоры» доводят все до абсурда, и не знаешь – смеяться или плакать?

Антишедевром нынешней пандемии может считаться медстатистика заболевания в Краснодарском крае. Здесь 11 суток подряд (!!!) чиновники сообщали народу цифры между 96 и 99, причем день ото дня они отличались на 1-2 случая. Полное ощущение, что коронавирусу в Краснодарском крае было отдано указание не переступать границу в 100 заболевших.

Грех смеяться над соседской бедой, но когда в течение пары недель заболеваемость на Кировоградщине тоже держится в жестком диапазоне 4-6 человек, то, цитируя классику, «меня терзают смутные сомнения». И не только меня.

Известный общественный деятель и диссидент Иосиф Зисельс прямо заявил о фальсификациях в статистике эпидемии коронавируса в Украине. По своей первой специальности Зисельс физик-теоретик, и с самого начала карантина он начал вести скрупулезный математический мониторинг статистики 50 стран.

Чтобы не перегружать читателей нюансами методики, которой следует Иосиф Зисельс, скажу, что основой для сравнения стал так называемый коэффициент летальности (соотношение между общим количеством летальных случаев на конкретный день и суммарным количеством инфицированных в этот же день). Динамика изменения коэффициента летальности в каждой стране, утверждает ученый, зависит от нескольких параметров, присущих именно этой стране: уровня здравоохранения, срока введения карантина и его жесткости, точности в определении конкретных причин летального исхода, наличия указаний от высших чиновников по «регулированию» коэффициента летальности и тому подобное.

Так вот, «наш» коэффициент летальности значительно меньше, чем в большинстве развитых стран, где уровень медицины намного выше, чем украинский. И далее – «в Украине он будто привязан к значению 2,85 и не отклоняется от него более, чем на 10%. Это похоже на существование приказа или инструкции относительно того, как украинские статистики должны вести себя с коэффициентом летальности».

Почему так важна правдивая статистика пандемии? Да потому, что она определяет и прогнозирует важнейшие этапы нашей с вами жизни – период карантина, его запреты и отмены, непосредственно влияет на экономику, на развитие медицины, на будущее наше и наших детей.

Именно поэтому жизненно необходимо, чтобы чиновники и политики не превращали борьбу с эпидемией в «сражение» за место в серединке таблицы количества заболевших по стране. Не нужно «рисовать» ежедневные сводки в виде красивых картинок на «Фейсбуке» под собственным улыбающимся портретом. Правду и только правду – иначе не выздоровеем.