Сбой на клеточном уровне

14:24
3200
views

29-го мая на Новоконстантиновской шахте ГП «ВостГОК» (с. Алексеевка Маловисковского района) произошел несчастный случай, в результате которого травмы различной степени тяжести получили 9 человек. Поскольку урановые шахты, как и все горнодобывающие предприятия, имеют статус предприятий с повышенной опасностью условий труда, случаи травматизма тут не редкость. На сей раз люди травмировались в подъемнике, другими словами, в шахтной клети, которую используют для спуска-подъема горняков.

У шахтеров есть даже тост, в котором желают, чтобы количество подъемов соответствовало количеству спусков в шахту. А сам подъемник – достаточно сложный и громоздкий механизм, он считается самым важным и наиболее контролируемым в смысле соблюдения безопасных режимов работы и эксплуатации.

Часть подъемного механизма монтируется в надшахтном здании, так называемом копре, высотой в несколько десятков метров. На самом верху установлены огромные шкивы, через которые пропущены стальные канаты диаметром до 60 мм. Вот при помощи их и поднимают и опускают шахтный подъемник, или клеть, а управляет движением специальный машинист подъема, как правило, это женщины. От них зависят плавность хода и точность остановки клети, но, как и всякий лифт, шахтные клети оборудованы системами аварийного торможения, так называемыми парашютами. Они состоят из нескольких элементов – ловителя или клина для моментального захвата канатов, амортизаторов для погашения кинетической энергии и плавного торможения и муфт, соединяющих тормозные и амортизационные канаты. Их испытывают раз в полгода, а менять должны раз в пять лет, в общем, это тот случай, где контроль не протокольный, а реальный.

Тем не менее, аварии случаются, причем достаточно тяжелые или резонансные. В 2011-м году произошло обрушение копра на шахте им. Баженова, 11 погибших. Копер упал и на шахте «Большевик» в Кривом Роге, но это, можно сказать, другой уровень, где имеются свои причины, а нас сейчас интересуют сами клети, которые должны отличаться особой надежностью, но – увы.

В 1978-м году на шахте «Первомайская» в г. Золотое Луганской области случился обрыв клети с горняками, 22 погибших. В 2012-м году клеть с горняками на шахте «Советская» опустилась ниже уровня воды в стволе, два человека утонуло, трое спаслось. В 2016-м году на шахте «Северная» в г. Дзержинске из-за обрыва каната упала клеть, слава богу, без пассажиров, но удар спровоцировал обвал породы, которая заблокировала горняков. В Казахстане в том же году на шахте «Саранская» в Карагандинской области произошло падение клети с людьми, трое человек погибли. В том же году на шахте им. Стаханова в Мирнограде (Димитров) Донецкой области с верхушки копра в ствол упала балка с отбойными канатами. Бывает, клети останавливаются в стволе, и тогда шахтеров поднимают наверх через крышу клети, как было на шахте им. Лутугина в Торезе. В 2014-м году на шахте в г. Абаза, Республика Хакасия, РФ, при спуске клеть резко набрала ускорение и ударилась об землю, люди получили переломы ног и ушибы. Там машинистка вместо торможения перед остановкой почему-то увеличила скорость.

ЧП случались и в самом ВостГОКе, когда на шахте «Новая» в Желтых Водах клеть загорелась. Рвались канаты на рудниках в Кривом Роге, рассказывают, что и на урановых шахтах срабатывали парашюты, но без людей. Вполне может быть, потому что такие случаи, по возможности, огласке не предаются.

В общем, любое ЧП с клетью – это происшествие с тяжелыми последствиями, как это случилось и на Новоконстантиновской шахте. Нам удалось пообщаться с пострадавшими, но надо помнить, что сейчас этот случай расследуется, поэтому никаких выводов никто не делает. Они рассказывают, что услышали щелчок, когда отъехали от горизонта «300» метров 60 или около того, через несколько секунд произошло что-то вроде зацепления клети за что-то непонятное, ее начало подбрасывать, возможно, раза три или больше, амплитуду определить было сложно, но говорят, что они летали внутри клети, как бычки в полупустой консервной банке, ударялись всеми частями тела. Люди получили травмы, переломы конечностей, ушибы, в Маловисковскую ЦРБ было отправлено сначала 6 человек, а потом, когда прошел шок, в больницу обратились еще три, всего пострадавших оказалось 9 человек из 14-ти.

Сейчас их жизни ничего не угрожает. Главный врач Маловисковской ЦРБ Константин Чурпий по телефону сказал корреспонденту «УЦ», что все поступившие находятся в удовлетворительном состоянии, одного родственники попросили перевести в областную больницу, он сам из Кропивницкого: «Стан потерпілих гірників задовільний, на жаль, шахта – це завжди небезпечно, тому випадки травматизму трапляються».

3-го июня на шахте целый день работала комиссия по расследованию ЧП, и, по кулуарным сведениям, возможно, речь идет о неисправности оборудования. Уже известно, что открыто уголовное производство по статье «нарушение правил безопасности во время выполнения работ с повышенной опасностью». Как видим, это несколько отличается от чисто технических неполадок, но окончательного вывода еще нет.

Тем временем, пока работает комиссия и не будет дано разрешение на дальнейшую эксплуатацию ствола, подземная часть шахты не работает. И здесь можно говорить о целом комплексе причин, приведших к возникшей ситуации. Начать нужно с того, что Новоконстантиновская шахта до сих пор является строящимся предприятием, где из-за хронического недофинансирования не достроены основной ствол и ряд других важных объектов производственной инфраструктуры. При выходе на проектную мощность эта шахта способна полностью обеспечить потребности украинской ядерной энергетики в отечественном сырье, но сейчас речь идет даже не о строительстве, а о спасении уранодобывающей отрасли!

«УЦ» не раз писала, что из-за долгов НАЭК «Энергоатом» перед ВостГОКом комбинат и шахты находятся на грани остановки. Сумма долга за отгруженную продукцию просто гигантская – более 550 миллионов гривен, из-за чего комбинат не может рассчитываться с поставщиками. Поэтому шахты начали готовить к… возможному затоплению! Во всяком случае, ночная смена, которая попала в аварию, работала над демонтажом и переносом энергетического оборудования на вышестоящие горизонты, а также занималась строительством перемычек, чтобы обезопасить его от затопления. Как известно, из-за долгов комбината, а это более 73-х миллионов гривен, энергетики должны были отключить энергоснабжение шахты.

То же самое происходит и на других шахтах, поэтому понятно психологическое состояние шахтеров, особенно на фоне возрастающих долгов по заработной плате. Здесь, как говорится, и до человеческого фактора недалеко, особенно на таком сложном и просто опасном предприятии.

Шахтеры вместе с Атомпрофсоюзом не раз «стучали касками» перед Кабмином и Верховной Радой, но положение только ухудшалось. Случайно или нет, но 2 июня в Желтые Воды приехала и. о. министра энергетики и охраны окружающей среды Ольга Буславец , которая провела совещание, где рассматривалось и ЧП с клетью. Некоторые участники совещания сказали, что и. о. им понравилась, Богуславец говорила правильные и обнадеживающие вещи, но вопрос в том, сможет ли она воплотить их в жизнь? На очереди еще одно переформатирование министерства, и что (или кто) останется после реорганизации – сказать сложно.