Чтобы увидеть Украину, садись на велосипед

14:08
1234
views

Только за последние полтора года читатели «УЦ» побывали с Эдуардом Поверенным в Армении, в Дубае, а кроме того, он частенько посещал Европу, и казалось, что его ничем не удивить. Но удивила его как раз Украина! Гость редакции только что вернулся из длительного велотура по Закарпатью.

– С вовращением, но почему раньше были самолеты, а тут вдруг велосипед?

– Я вам скажу, почему мы присели на велосипед, в смысле велотур. Потому что мы действительно открыли для себя Украину. Может, это коронавирус помог, мы хотели в Европу поехать и дальше, но решили здесь.

– Это был ваш проект?

– Нет, к сожалению. В Кропивницком есть велоклуб, мы туда вхожи, но нет таких масштабов, а это коммерческий проект. Откровенно говоря, это дешевле, чем поехать за границу, но не дешево. Почему? Потому что это киевляне организовали такую группу, в ней 10 инструкторов, и они планируют туры, в том числе и в Европу. Но еще до вируса в Италии были, а сейчас – исключительно по Украине.

– А в чем, как говорят, прикол? Крути педали – и все…

– Да, ты платишь деньги, но голова у тебя ни за что не болит. Велосипед надо любить, и когда ты на велике смотался за хлебом, это не та тема. Надо немного любить спорт, немного велосипед и немного любить созерцать окрестности, фотографировать – все это должно нравиться. Фишка в том, что они прокладывают маршруты. Я в Черный лес, в Субботов на машине ездил сотни раз, и кроме церкви Богдана, музея в Чигирине я там больше ничего не видел. Когда мы с ними поехали на велосипеде, там в округе, в лесах, оказалось столько всего интересного! И «козацькі криниці», и скифские валы, Холодный Яр, древние городища и много другого. Вот в этом суть: они делают это тематически, разрабатывают программу, прокладывают для группы треки, и маршруты пролегают по лесам, по бездорожью. В среднем мы проезжаем 40-80 километров в день. Так, чтобы и не совсем выложиться, но в то же время получить нагрузку, при этом треки проложены по интересным местам.

– А проживание, питание, услуги?

– По-разному. Бывает, что проживание мы сразу оплачиваем, услуги инструкторов тоже, потому что это – работа. Группа 20 человек, у всех подготовка и велосипеды разные, нас предупреждают: ребята, надо, чтобы были исправные велосипеды, но не у всех это получается. Поэтому иногда 20 человек едут, а у одного что-то там сломалось. Вы же понимаете, что вся группа остановиться не может, а он не может нести велосипед по лесам 80 километров на плечах, в лесу мастерских нет.

– То есть они обеспечивают техническое сопровождение?

– Они этим занимаются. Это и замена, и ремонт, за нами едет машина – это опытные инструкторы, вело-спортсмены. Организация приезда, ночевки, график, экскурсии, помощь, и параллельно они проводят обучение, как спускаться или подниматься в гору, как правильно педалировать и так далее.

– Тур по Закарпатью вы начинали отсюда, из Кропивницкого?

– Нет, врать не буду, 900 километров – это надо неделю ехать. Мы едем на машине и под это дело купили специальное крепление для автомобиля, на который грузим вещи, велосипеды, потому что тур был 7 дней, надо переодеваться и т.д. Тем более вечером всегда ресторан, посиделки, поэтому вот так. Молодежь в основном из Киева, они садятся на поезд, велосипеды разбирают и упаковывают в коробки. Им так удобнее, нам так.

Потом собираемся в одной точке. Бывают туры круговые, мы весь тур ночуем в одном месте, но каждый день делаем разные маршруты, как в Холодном Яре. А бывают туры, как в Закарпатье, – мы приехали в одну точку и постепенно продвигались по маршруту до конечного пункта, до Мукачево. Там киевляне грузят велосипеды на Киев, но у нас было небольшое неудобство: нам пришлось возвращаться в начальную точку, потому что наша машина осталась там. Но ничего страшного, заказали бусик, венгры – очень приятный народ, недорого взяли и довезли спокойно.

– Что поразило?

– Поразила Житомирская область, Коростышевский район. Вроде бы недалеко от Киева, но настолько красивые места, карьеры затопленные, скалы.

– Мало кто знает, но там была развитая горнодобывающая отрасль, полудрагоценные бериллы и тому подобное.

– Да, нам организовывали экскурсии по этим карьерам. Всего туров у нас уже три. Каждый по-своему интересный. Понимаете, я никогда не думал, что в Украине, в той же Житомирской области, есть такие места. Такое ощущение, что в Карелии побывал, эти леса, скалы – полная иллюзия. Я был в шоке, потому что до этого считал, что Украина – это как Кировоградская область, степь, и дальше тоже степь, и больше ничего. Оказывается, тут тебе и леса вековые, и голубые озера, и скалы! Вот чем хорош велосипед, что вы можете заехать в любую щель. На машине вы туда не попадете, и пешком вы туда не дойдете. Скажем, речка Тетерев. Это такие шикарнейшие виды! Поразило количество подвесных мостов, таких, как показывают в голливудских фильмах, мосты через ущелья.

– В Кропивницком такой мостик через бывшую речку Мотузянка видели?

– Нет, возможно, доедем и туда. Там мосты очень серьезные, деревянных мостов очень много, это очень интересно наблюдать, такая экзотика, потому что тур проходил по берегу речки. Заезжали в эко-поселение – это современный тренд, люди уходят от цивилизации, причем это не бомжи, а кандидаты наук, «хата з глини». У нас была встреча с хозяйкой, все эти традиции, все подтягивается, занимаются детьми, но все это без газа, электричества, даже еду они готовят на костре.

– Насколько это оправданно?

– Тяжело в душу человека заглянуть, но именно так они видят развитие человечества

– А вам как это все?

– Экзотика, но так жить мы, конечно, не будем и не собираемся. Правда, что-то рациональное в этом есть. Еда, приготовленная на костре, на живом огне, – это всегда хорошо, вкусно и полезно. Но с местными жителями мы не пересекались, в основном дорога, пейзажи.

– А что можно сказать о дорожной инфраструктуре Житомирской области?

– Более-менее, но надо понимать, что наши треки были в основном по бездорожью: леса, тропинки, горы, трава и так далее. Организаторы сначала сами проезжают маршрут, знают, где, что… Понравилось и то, что вечером у нас произвольная программа, ты можешь пойти и взять за ужином бокал вина, съесть что-то из местной кухни. Хотя по Житомиру я чего-то особенного кулинарного не заметил.

– Житомир – это было начало, а какой ваш второй тур?

– Это был Холодный Яр. Были возле дуба Максима Зализняка и в селе Буда.

– Относительно туристической составляющей: в Кировоградской области ее вроде бы стараются подтянуть, показать привлекательность, а на самом деле я увидел, как люди работают над развитием туризма, только в Холодном Яре, в Чигирине.

– Я вам скажу даже так. Я очень недоволен, как поставлена эта работа у нас в области, потому что мы любим отдыхать. Хотя можно и самому ездить, находить какие-то места. К сожалению, в Кировоградской области поехать, откровенно говоря, некуда. Я разговаривал с организаторами, говорил, давайте, чтобы мы в Закарпатье не гнали велосипед 900 километров: вот у нас есть Крепость Святой Елисаветы, музей Кропивницкого, урановая шахта – и все, больше у нас показывать нечего! Если взять крепость – это же кладбище… А возле того же дуба Зализняка и рестораны, и торговля. Люди, когда едут в велотур, платят деньги и хотят получить отдачу. Но в Кировоградской области я даже не представляю, в какое кафе завести людей, чтобы вкусно и все такое.

– Совсем печально

– Да, зато в Холодном Яре, в корчме, национальная украинская кухня, там тебе приносят «козацький куліш» в мисках. Я думал, что кулиш – это что-то жидкое, а оказывается, это в таких огромных деревянных тарелках, это настолько интересно – и украинская еда, и казацкая, и приготовлено так, что просто руки пооткусываешь! Я просто не знаю, где у нас такое можно покушать и просто увидеть? Взять тот же алкоголь, все эти хреновухи, медовухи – вот такой список!

– То есть мы и по этому показателю совсем плохо выглядим?

– Никак вообще. Обидно, потому что я мог бы предложить, а потом подумаешь: приедет группа со всей Украины, причем с деньгами и требованиями. Не совсем богатые, но в состоянии заплатить, а здесь…

– Причина в нашей бедности ландшафтной, исторической или в организационных моментах? Я же точно знаю, что у нас есть прекрасные виды и интересные места.

– Думаю, что все вместе. Но одних видов мало. Вот в 80 километрах от нас когда-то была граница Речи Посполитой, Черкасская область просто утыкана достопримечательностями – Субботов, Богдан, а у нас было Дикое Поле, степь, все относительно новое. Но Валы же есть, есть богатые люди, можно восстановить крепость, хотя бы частично, это же центр Украины! Люди бы ехали, и тогда бы заработала тема, но местным бизнесменам это неинтересно, да и теперь крепость – это получается как бы кладбище, мемориал…

– Ладно, возвращаемся в Закарпатье. Вас как бы ничем не удивишь, но…

– Да, тур был большой, 7 дней. Начали в городке Воловец и закончили мы его в Мукачево. Доехали постепенно аж до границы, до Берегово, были в Косове – это практически венгерская граница. Маршрут в основном проходил по селам, был этно-туризм, где-то мы останавливались в гостиницах, где-то в садыбах, там это развито.

– Зеленый туризм?

– Строится большой дом, где живут хозяева, рядом еще один дом, большой, типа гостиничные номера, на втором этаже музей, хозяйка проводит экскурсию по местным ремеслам, по ткацкому искусству. Вечером девчата садятся и занимаются писанкарством, это тоже входит в программу, каждой дается крашенка, хозяйка показывает мастер-класс, причем все это настолько аутентично, все эти станки XVIII столетия…

– Практически музейное пространство…

– Ты смотришь на все это, на гуцульськую одежду, разрешают надевать, мерить, фотографироваться, пожалуйста. Девчатам так понравилось писанкарство, что все повезли домой по яйцу, чтобы не разбить. Были в церкви протестантской, интересную историю рассказали, понятно, что Мукачевский паланок, купались в горных речках, заезжали на перевал Синевир, на озере Синевир были.

– Велосипед велосипедом, но вы видели регион. Что там с уровнем жизни?

– Чем ближе к границе, тем уровень жизни выше, если смотреть по домам в селах. Но дороги в Закарпатье еще хуже, чем у нас, убитые.

– Возможно, это последствия ливней?

– Нет, нет. Оно же видно, что это все еще с советских времен. Мы были в венгерских селах и в цыганских, то, откровенно говоря, дороги в отвратительном состоянии… Но нам это и надо было, потому что мы на трассы не выезжали, у нас горные велосипеды, да и безопасность, ведь дураков везде хватает.

– Относительно дураков: на вас, случайно, собак не спускали и камни не бросали?

– Нет, такого не было, мне показалось, люди там намного добрее, чем у нас. Хорошее венгерское село – это двухэтажные дома, красивые, ухоженные. Еврозаборы, невысокие кустики, палисаднички, все подстрижено, эстетично.

– А люди?

– Понятно, что за такой пробег мы порядка 400 километров намотали, а велосипед – это же техника, бывает, ломается. Допустим, прокололи колесо, мы останавливаемся, потому что группа. Из дому выходят хозяева – что вам? Кофе, чай, может, нужна помощь? Мы сидим у него на газоне, я еще говорю коллегам, мол, сейчас бы у нас в районе на нас собак, сейчас бы тебя дрыном так погнали! А нам предлагают: что вам, водички? Пожалуйста, идите берите. Принесли абрикосы, люди выходят из домов, выносят…

– Просто угощают?

– Просто! Мы остановились и ничего не просили, но наелись тех абрикосов! Расспрашивают, кто мы, откуда…

– Какой там язык?

– Разговаривают на таком суржике, между собой – на венгерском. Я общался с настоящими венграми, серьезными, скажем, с владельцем гостинницы. Говорит, мы ни в какую Венгрию не хотим, не надо рассказывать, что у нас кто-то хочет Венгрию. Нам хорошо, этнически мы венгры, но мы здесь родились, мы хотим здесь жить, мы хотим, чтобы здесь было хорошо! Их тоже подкосил коронавирус, потому что все построено на туризме – и гостиницы, и корчма, и венгерская кухня

– Венгерская кухня настоящая?

– Настоящая, гуляш по-венгерски. Венгерская кухня своеобразная. Форель ели, мясные блюда, сыры всевозможные, особенно козий, – все натуральное, были на улиточной ферме, на сыроварне, пили вино «Чизай», его там столько, что и сюда привезли (смеется). Были мы на заводе вин «Чизай», на дегустации.

– Есть ощущение, что регион возрождается, или наоборот?

– По косвенным признакам тяжело сказать, даже сами венгры говорят: у нас здесь немножко не так, как в Украине. Там как-то обособленно – граница, контрабанда, местные князьки, этнические группы. Там как? Вот здесь венгры, поедешь чуть дальше – там словаки, и говорят все по-словацки. Венгры говорят на русском, но с акцентом, пытаются говорить на украинском, потому что дети в школе. Очень хорошие отношения, говорят, что мы должны в мире здесь жить, мы здесь живем все вместе, настрой очень хороший. Хозяин гостиницы привез вечером ведро персиков, просто так. Вином угощайтесь, в нормальных пределах, конечно (смеется).

– А инвестиции ощущаются?

– Есть, в тот же туризм, но, опять же, где частное, там все красиво, а где коснулась рука государства – там везде гаплык. Те же дороги, я в шоке. Президент сказал, что будем делать дороги, но мы проехали 400 километров по Закарпатью, и думаю, что нашей жизни не хватит, чтобы сделать там дороги.

– Люди на что-то жаловались, есть проблематика?

– Недовольны властью, как и везде, недовольны коронавирусом, многие считают, что это надуманная проблема, много обид, что Закарпатье отнесли к желтой зоне, а какие-то к зеленой.

– Как они зарабатывают на жизнь?

– Очень многие выехали на работу в Европу, ну и, откровенно говоря, контрабанда. Местные рассказывают, что там пытались навести порядок, но я сомневаюсь, что там что-то получится, потому что все это вековое. Это надо туда поставить по солдату на каждый километр и все поменять, но там все настолько переплетено!

– Интересно, а сам тур – это физически очень тяжело?

– Есть легкие туры, есть средней сложности, есть сложные. Мы растем, потому что хотим тоже развиваться. Сейчас мы ездим в сложные туры, это много высот, до 90 километров в сутки – это серьезно, жара, ямы. Все понимают, куда едешь, и у большинства людей уже хорошая подготовка и хорошая техника.

– Сколько все-таки по деньгам надо готовить?

– Для того, чтобы начинать, велосипед стоит от 1 тысячи долларов. Если мы говорим о простом велике, за 4-5 тысяч, возьми себе китайский, но мы должны понимать, что, когда ты едешь 80 километров, и у тебя разлетелась дешевая втулка… Поэтому техника очень важна. Но я считаю: надо ездить, хочется, чтобы у нас тоже было побольше интересных мест, развивалась инфраструктура, хотя, к сожалению, руководство не понимает, что на туризме можно зарабатывать – и тогда закрутится все. Сюда придут люди, они будут оставлять здесь деньги, так, как это давно поняли венгры, закарпатцы, и в Черкассах – везде поняли, кроме как у нас, здесь…