«Мечты должны осуществляться»

14:07
1247
views

Кажется, мы не виделись миллион лет. Но эта встреча, пусть даже виртуальная, в соцсетях, рано или поздно должна была случиться. Ирина Матвиенко (в девичестве Гайворонская) из тех студенток, которых замечаешь и запоминаешь навсегда, пусть даже между вами разница в несколько курсов института. Яркая, коммуникабельная, активная, приятная в общении… Какой была, такой и осталась.

Ирина живет в Киеве, ведет несколько проектов, воспитывает пятерых (!!!) детей. В одном из интервью она о себе сказала: «Кроме работы женой, мамой, логистиком, врачом “скорой помощи”, психологом, поваром, прачкой, чтецом, уборщицей, швеей, жилеткой для слез и проч. сегодня я работаю редактором в издательстве и в информационной службе, занимаюсь фрилансом и веду свой интернет-проект “Останівка”»… Естественно, мы тоже записали с ней интервью.

– Ирочка, почему после окончания школы твой выбор пал на пединститут?

– Мой выбор был осознанным. Еще в восьмом классе, поняв, что мечту стать капитаном како-го-нибудь корабля мне никак не осуществить, я немного подумала и решила поступать на русский филфак. Так к давнишним занятиям в Клубе юных моряков добавились более внимательное изучение языка и литературы, работы педагога с детьми и театральный кружок в местном ДК.

«Хрустальный башмачок». Король – Дмитрий Цурский, Министрисса – Ирина Гайворонская,
Капрал – Андрей Бондарь.

Помню лето 88-го, оно было невыносимо жарким. После утопающего в зелени, стоящего на воде Светловодска дышать кировоградским воздухом было тяжко. Задыхалась. И от волнения тоже. Как золотой медалистке мне ведь нужно было сдать на «отлично» первый экзамен – два в одном: русский язык и литературу. К остальным я даже не готовилась. И хорошо. Это не понадобилось. Так я стала студенткой факультета русской филологии педагогического института имени А.С.Пушкина. Пять групп на потоке. 147 студенток плюс 3 студента.

– Ты еще была актрисой студенческого театра «Резонанс». Да ты вообще была активной. Как успевала?

– Так как просто грызть науку мне было маловато, нужно было определиться с дополнительными занятиями. С танцами и пением у меня было все плохо, не очень мы дружили. С театральными под-мостками дело обстояло куда лучше, потому без лишних колебаний я пошла на прослушивание в «Резонанс». Меня приняли. Хотя до сих пор удивляюсь, как мне тогда это удалось.

Началась студенческая жизнь. Между репетициями, прогонами, генеральными прогонами и спек-таклями нужно было еще ходить на пары, учить, читать много, постоянно, писать читательские дневники, что-то сдавать, и чтобы без «хвостов». Как-то умудрялась. Хотя после сыгранного спектакля не проспать на первую пару было тяжело. Но тяжелее было потом быть пойманной в коридоре Манакиной, которая улыбалась и говорила: «Спектакль вчера был прекрасен, но что же вы, Ирина, не пришли ко мне сегодня на первую пару по древнерусскому языку?» Двух раз мне хватило. Больше не рисковала – приползала вовремя.

А кроме «Резонанса» и учебы, конечно, была еще активная студенческая жизнь: конкурсы, КВНы, литры кофе в «Петухе». Скучать было некогда. Помню, наша кавээновская команда факультета умудрилась даже выиграть у истфака, что, в принципе, было нереально. А я была капитаном. Хохот, сотрясавший тогда актовый зал в старом корпусе, долго стоял в ушах. Мы тогда умели хорошо шутить. И шутили.

Нас, активных студентов, поддерживали молодые преподаватели. Всячески: и в учебе, и в обще-нии, и в наших «активничаньях» в общеинститутских мероприятиях. Потому мы до сих пор помним их по именам, а они нас – по нашим девичьим фамилиям. С некоторыми преподавателями до сих пор общаемся.

– По окончании института, как правило, мало кто стал работать по специальности. Как у тебя с этим сложилось?

– В 93-м с красным дипломом окончила пединститут уже имени Винниченко. На следующий день после выпускного сразу вышла на работу в областную юношескую библиотеку имени Бойченко. Ра-ботала методистом в методотделе. В мои обязанности входило разрабатывать разные мероприятия для школьников и студентов, писать сценарии и проводить эти мероприятия в библиотеке. Потом по этим разработкам работали районные библиотеки области. Данное занятие мне очень нравилось. Можно было экспериментировать, новаторствовать. Так, например, родилась и была успешно реализована сумасшедшая идея театрализованной краеведческой викторины между командами из разных школ. Естественно, такого раньше никто не делал. Был большой риск. Но школьники просто потрясли всех своими знаниями об истории Елисаветграда.

Работа не мешала мне продолжать играть в «Резонансе», чему я была несказанно рада. Старушки и дамы преклонных лет во всех спектаклях оставались моими.

– Коль все так хорошо складывалось, почему ты уехала из Кировограда?

– Так бывает: налаженная жизнь однажды закончилась. У меня зазвонил телефон. Этот звонок был как из другой галактики. Меня в моем методкабинете разыскал старый знакомый (к тому времени он уже перебрался в столицу) и пригласил в гости. С тайной целью, конечно, как потом оказалось.

Через месяц мы поженились и сразу после свадьбы уехали в Киев, где до сих пор и обитаем. На раскачку времени не было. На следующий день по приезде я уже вышла на работу. На ходу пришлось осваиваться и с новым статусом жены, и с новой работой, и с новым окружением. Но более важным на тот момент было сделать полный «апгрейд» своей жизни. Помогло мне в этом то, что я попала в среду христиан-протестантов. В начале 90-х в Киеве появилось много молодых протестантских церквей. В одной из них я оказалась. С того времени моя жизнь в целом и моя работа в частности тесно связаны с христианством.

И снова скучать было некогда. Не очень интересную конвейерную работу нужно было разнообразить. Возможности и обстоятельства позволяли. Потому в рамках нашей церкви помогала мужу организовывать молодежные палаточные лагеря и другие активности для молодежи. Параллельно мы делали радиопрограммы, потом начали осваивать телепроизводство. Спустя время сделали вместе с мужем свою небольшую студию телепродакшена. Много ездили, писали, снимали, монтировали. Сюжеты, репортажи, телепрограммы, документальные фильмы. Некоторые наши работы стали лауреатами и призерами фестивалей и конкурсов. Сотрудничали с различными церквами, благотворительными фондами, ассоциациями, центрами. Рассказывали о христианстве, христианском мировоззрении, о Библии, о социальных проблемах общества и о том, как их решают верующие, об измененных судьбах людей, которые поверили в Бога.

По ходу наша команда увеличивалась. В 96-м родился наш первый сын. Вслед за ним дружно еще две дочки и сын. Они всегда были активными участниками всех наших проектов.

Как такового декрета у меня не было, хотя официально была в декрете девять с половиной лет, кажется. Все это время я работала и в процессе училась, оттачивала навыки и умения.

– Ты же еще училась в университете «Украина». Когда успела?

– После сотрудничества с одним из киевских издательств, будучи мамой четверых детей, поняла, что нужно еще пойти системно поучиться. Так в 2004-м я снова оказалась на студенческой скамье – в университете «Украина» на факультете филологии и массовых коммуникаций (вскоре он стал институтом). Из-за большой академической разницы пришлось идти на первый курс. Решила, что моей семье нужна здоровая, адекватная мама, а не студентка третьего курса, которая отжалась и за два месяца сдала 27 дисциплин.

Мне повезло. Многие преподаватели универа были хорошими практиками и к тому же преподава-ли в Шевченко, Драгоманова, КПИ и других вузах. Я отучилась заочно шесть лет, получив «красных» бакалавра по издательскому делу, редактированию и журналистике и магистра журналистики. А через пару лет наша семья пополнилась еще одним сыном, и я стала пятикратной мамой.

На сегодня уже около десяти лет я работаю редактором-переводчиком русской версии Религиозно-информационной службы Украины и чуть меньше – главредом издательства «Книгоноша». Удается совмещать. Оба моих директора пока не жалуются.

– А еще ты написала книгу. Расскажи о ней.

– Было дело. В 2015 году вышла моя небольшая книжица «Записульки». Это короткие заметки о житии-бытии многодетной мамы. Никогда не мечтала написать книгу, честно. Это получилось неожиданно и как-то естественно, само собой. Родилась идея, нашлись люди, которые ее поддержали и очень мне помогли. Конечно, мне тоже пришлось попотеть. Результатом, в целом, я осталась довольна. Нужность и полезность моего шедевра подтвердили отклики читателей. За все время попался лишь один недовольный – его не устроил… фон обложки. Но это я смогла пережить.

Моя книга была адресована тем, кто находится в трудных обстоятельствах, устал от ежедневной рутины, разочаровался в себе, близких и Боге, кто хочет научиться находить радость в каждом дне, ценить тех, кто рядом, и любить жизнь. В ней не было никаких нравоучений или моралите, но были мои наблюдения и размышления, мои преломления и выводы, мои честные молитвы-просьбы и потрясающие иллюстрации Светланы Бабинской.

Некоторые читатели признавались, что «Записульки» стали для них отличным лекарством для поднятия настроения. Прочитав книгу, они оставляли ее на видном месте и потом, при необходимости, открывали наугад, читали, получали «пилюлю», и все налаживалось.

– У тебя есть проект с интригующим названием «Останівка»…

– Четыре года назад я, наконец, выносила и запустила свой интернет-проект «Останівка». Это проект для тех, кто понимает необходимость в остановках посреди наших жизненных забегов. В остановках для того, чтобы подумать, увидеть, услышать, чтобы расставить свои точки над «і». (Да, именно поэтому в названии проекта буква «і».) Это не только место, где можно что-то полезное почитать, найти ответ на свой важный вопрос или самому высказаться. Это еще и своеоб-разная литературная лаборатория как для начинающих, так и для уже состоявшихся авторов. Как редактор я помогаю тем, кому нужно, шлифовать писательские навыки.

На «Останівке» за эти четыре года публиковались более 60 авторов. Мечтаю выпустить межав-торский сборник «останівочных» текстов. А это дело непростое – предстоит выбирать из почти полутора тысяч публикаций. Но мы справимся. Ведь мечты должны осуществляться.

– У тебя такая интересная, насыщенная жизнь. Еще и большая семья. Чтобы все успеть, надо что-то преодолевать, себя заставлять?

– Ничего героического в том, как я живу и что делаю, не вижу. Наверное, потому, что в свое время была инфицирована «Резонансом», где Валерий Дмитриевич Дейнекин учил нас жить в предлагаемых обстоятельствах, честно, по-настоящему. Это лишь один из пунктов его школы, которая осталась и у меня, и у многих резонансовцев на подкорке.

Мне всегда очень везло на людей. Одни были моими учителями, другие – ангелами, третьи – то-чильными камнями. Но всегда это были мои люди. Кто-то приходил на время, кто-то пришел и остался. Все они помогали и помогают мне в моих сумасшедших проектах. И главное – помогают мне стать такой, какой я должна стать.