Павел Штутман: «То, что назвали стратегией, – стратегией не является»

14:01
1897
views

Поводом для этого интервью послужили резкие оценки, высказанные известным промышленником, членом Президиума Федерации работодателей Украины Павлом Штутманом касательно достаточно объемного документа, рожденного в недрах облгосадминистрации, – «Стратегия развития Кировоградской области в 2021-2027 годах».

Такие «Стратегии» были разработаны во всех областях страны, а затем, видимо, их свели в один могучий фолиант и, как обычно, положили на полку. Обычная рутинная чиновничья работа. Приказано разработать стратегию области – нате вам стратегию. Прикажут китайский учить – да без проблем! Но у Штутмана отношение к сути документа с названием «Стратегия» совершенно иное. Серьезное и уважительное. Впрочем, наш разговор затронул и другие вопросы.

– Павел Леонидович, для начала я бы хотел, чтобы вы развеяли мое некое ощущение дежа вю. Премьер-министры сменяют один другого, а промышленная политика практически не меняется. В чем вопрос: она действительно не меняется или ее вообще не существует, промышленной политики?

– Любая система должна быть обучаема, да? И сегодня мы видим, как от одного подхода к экономике мы перешли к некой центристской политике. Вы понимаете, что бизнес по своему определению уже тяготеет к центризму. И понятно, что первый кабинет Гончарука – это был просто… Это просто не укладывалось ни в какие мозги, но, возможно, нравилось восторженным избирателям. Но только до тех пор, пока кредит доверия не был уже исчерпан и надо было людям отдавать свои обещания.

Кабинет Шмыгаля – уже резкий шаг вперед, то есть я не хочу сказать, идеален он или не идеален, но это шаг вперед. Шаг вперед с большими проблемами. Кабмин Шмыгаля хотя бы прислушивается к Федерации работодателей. Вот кабинет Яценюка просто отодвинул всех работодателей, он сам знал, что нужно делать, он так считал и абсолютно не ориентировался на работодателей. Кабинет Шмыгаля как будто бы прислушивается. Но это только начало…

– В этой связи: вы недавно встречались в составе группы кировоградских бизнесменов с президентом. О чем говорили и видели ли вы хоть малейшую реакцию на ваши слова?

– Хочу сказать, что существуют различные мнения в социальных сетях по отношению к президенту. Промышленники – люди конкретные, я могу просто изложить факты. В тех вопросах, которые задавались президенту на встрече здесь, на «Радии», он был достаточно профессиональным. То есть он, на редкость, отвечал конкретно.

Никто у меня предварительно не спрашивал, на какую тему я буду задавать вопросы и буду ли вообще их задавать. Я поднял руку, мне дали слово, я задал два вопроса. Первый вопрос был по еще не принятому законопроекту о государственных закупках, его еще называют законом о локализации, суть которого заключается в том, что при государственных закупках отдается предпочтение товару, который имеет определенную локализацию в данном государстве.

– И как президент относится к государственному протекционизму?

– С пониманием.

– А второй вопрос?

– Второй вопрос был о проблемах образования. Ключевой вопрос. Мы говорим: «Дурні, бо бідні», а потом начинаем говорить: «Бідні, бо дурні». На сегодняшний день в стране есть тренд, и мы можем говорить: вот у нас есть университет Шевченко, КПИ, ХПИ с хорошим качеством образования… Но давайте мы выведем, так сказать, среднюю температуру по стране. А средняя температура образования – деградационная. В нашем областном центре, во многих других появляется все больше и больше таких явлений, когда просто идет торговля дипломами, то есть студенты не учатся, неважно, покупают – не покупают, а на выходе – у преподавателя еще больше денег, а у студента все меньше знаний с каждым витком.

Сейчас разрабатывается стратегия развития высшего образования до 2030 года, и Федерация работодателей подала свои предложения к этой стратегии. Я включен в рабочую группу по разработке стратегии Министерства образования. Так вот, предложения Федерации работодателей ею до сих пор даже не рассматривались. Я, естественно, задал вопрос по общей ситуации в образовании, и в частности, почему проигнорировали работодателей? Президент уточнил, назвал фамилии, дал поручение выяснить, разобраться, связаться с министром…

– Давайте от стратегии развития высшего образования в стране перейдем к «Стратегии развития Кировоградской области на 2021-2027 гг.». Как вы оцениваете этот документ, сможет ли он стать нашим щитом в условиях экономического и социального кризиса?

– Этот документ назвали стратегией, но стратегией он не является.

– Вы с ней ознакомились?

– Да, я не только ознакомился с ней, когда был опубликован проект, я приходил к губернатору Балоню, принес мнение Федерации работодателей по самым существенным ошибкам этой стратегии. По тем ошибкам, которые были преднамеренные и непреднамеренные и которые привели к неправильным выводам.

В разработке стратегии есть самые различные методики, но все приблизительно одинаковые. Они базируются на том, что есть стратегическое видение и есть некие цели. Стратегическое видение – это то, как мы себе представляем, например, наш завод через 10-15 лет.

Для города частью стратегического видения является генплан, где есть все – построенное и не построенное, что уже есть и что будет потом. А как с областью? Должна же быть некая конкретность стратегического видения? Некая конкретность, которая позволит нам всем выстраивать наши цели. Для нас, как бизнеса, это абсолютно понятно. Мы видим: вот наши рынки через 10-15 лет, вот наши технологии через 10-15 лет, вот наши производства, где они будут расположены через 10-15 лет, вот как мы будем готовить кадры, при помощи чего мы будем конкурентоспособны. Но ничего этого в том документе нет! Там есть «Кіровоградщина – квітучий край» и другие общие слова.

Главная ошибка разработчиков стратегии – непонимание того факта, что кадры для решения поставленных целей отсутствуют. Вот что написано в swot-анализе: у нас есть педуниверситет, летная академия и Центрально­украинский национальный технический университет, которые выпускают квалифицированные кадры высокого качества. А по факту получается, что ЦНТУ их не выпускает, что 80%, однозначно, и близко не соответствуют каким-то там стандартам и не могут работать по полученной специальности. И мы говорим о том, что это принципиальная ошибка.

– Кроме кадровых проблем, какие еще вопросы к стратегии?

– Это главная ошибка, из-за которой я пришел к Балоню и говорю: мы не можем – нет кадров! Это мнение профессиональных инвесторов. Он не будет строить здесь завод только потому, что у него прадедушка из Златополя, а прабабушка из Елисаветграда. Мы конкурируем за ивестиции с Белоруссией, Польшей, Чехией, Словакией и другими странами, но еще и внутри Украины существует конкуренция. То есть Кировоградская область конкурирует с Николаевской, Черкасской, с Харьковской. И инвестор изучает, прежде всего, кто будет там работать. А областная администрация в своей стратегии должна это предусмотреть. Но и это еще не все! Целесообразность целого ряда пунктов этого документа ничем иным, кроме коррупции, объяснить невозможно.

– Что вы имеете в виду?

– Вся эта стратегия основана на неких действиях, каких-то фантазиях. Даже такой хороший вопрос, как строительство аэропорта за 3,7 миллиарда. Оказывается, мы с вами не один аэропорт собираемся строить, а два – включая Канатово. Но давайте начнем хотя бы с одного! Аэропорт нужен, но построить его – ничего не даст, тем более два. Там же подготовленные люди должны работать. Это говорит о том, насколько непродуманно эта концепция готовилась.

Или вот, скажем, создание индустриального сити. Проект на 3,750 млрд. грн. Огромная сумма, без малого два годовых бюджета областного центра. А на сегодняшний день на территории области, по моей оценке, существует около 500 тысяч кв. м производственных площадей, которые продаются за бесценок, их можно купить дешевле, чем 50 долларов за квадратный метр вместе с коммуникациями. Да, без ремонта, покрасить надо и крышу сделать. Без ремонта, но с водой, с канализацией, с газом, с электроэнергией – со всем. А вы хотите построить какие-то новые корпуса, вложить туда последние деньги вместо того, чтобы вложить их в инфраструктуру, сделать город привлекательным, зеленым, красивым, ухоженным, чтобы люди там оставались.

Или вот еще один чудесный вопрос, некая разработка «нових науково-технічних технологій для впровадження технології підприємства в рамках смарт-спеціалізації регіона». 128 миллионов 871 тысяча 100 гривен! Ну, очень точно все подсчитано, сразу вызывает сомнения. По моей оценке, коррупционные риски в этом проекте близки к 100%.

– Ну так что же делать: просто забыть об этой стратегии или похоронить и разработать новую?

– Стратегия региона, как и государства в целом, необходима для того, чтобы каждый, извините меня за сравнение, муравей в этом государстве понимал свою роль, чтобы каждая бизнес-структура, каждый город, каждый населенный пункт знали, куда двигаться, в каком направлении.

– Понятно. Вы готовы донести мысль о необходимости переработки этой стратегии руководству?

– Я уже донес.

– Есть шансы на то, что это будет выполнено?

– Эту стратегию, этот документ бессмысленно дорабатывать. Ее нужно написать заново.

– Со стратегией все ясно. Не могу не спросить: как сказалась ситуация в Белоруссии на работе вашего предприятия в Гомеле?

– Никак. Мы не занимаемся политикой, считаем, что белорусы более компетентны в тех вопросах, которые их непосредственно касаются.

– И последний вопрос. Как идет подготовка к «АгроЭкспо» этого года?

– «АгроЭкспо» готовится по плану, на днях было заседание комитета при областной администрации, обсудили самые различные вопросы. «АгроЭкспо», на самом деле, уже немножко шире, чем просто выставка. Есть такой бренд, как «Покровская ярмарка», на сегодня там не только продают вышиванки, поделки или яблоки – это, с моей точки зрения, уже больше культурное мероприятие, чем просто экономическое.

В этом году 29 сентября исполняется 175 лет нашему земляку Карпенко-Карому, а 30-го начинается выставка, поэтому мы считали необходимым использовать в культурном оформлении ярмарки мотивы его произведений. И человеком-символом Покровской ярмарки является Мартын Боруля, герой одноименной пьесы Ивана Карпенко-Карого. Было бы хорошо, чтобы районы готовили свои экспозиции с учетом этого значительного события для культуры Украины. Что касается пандемии, то все риски и способы защиты уже достаточно отработаны – будут и маски, и санитайзеры. И мы надеемся, что сделаем все для развития этого чудесного украинского и регионального проекта.