Спасти Кошачий глаз!

17:15
583
views

Практически год назад, в №39 от 26 сентября, «Украина-Центр» в статье «Бельмо на Кошачьем глазу» рассказывала о печальной участи озера с этим удивительным названием. Хуже всего то, что оно находится в одной из самых известных рекреационных зон города – Лесопарковой, и исчезновение целого озера как бы ставит под сомнение наши представления о том, какими на самом деле должны быть зеленые зоны вокруг Кропивницкого. Поэтому мы приехали сюда снова, чтобы, как говорилось в популярной рубрике советской печати, своими глазами увидеть, что же изменилось после выступления газеты. Спешим огорчить читателей: все стало еще хуже.

 

Печальные открытия

Кошачьий глаз – это последнее озеро из цепочки прудов, или ставков, образованных в середине 60-х годов на месте песчаных карьеров по течению Лелековского ручья. Он в свое время был многоводным и впадал в Ингул, но потом людям надоело ждать милостей от природы, и они решили брать песок сами, практически по руслу, а потом соорудили несколько дамб, в результате чего и образовались Солдатские ставки. Возможно, название пошло от бывшей воинской части, где брал начало ручей. Кто говорит, что ставков было три, кто – четыре, но все сходятся во мнении, что они наполнялись водой путем перелива из ставка в ставок, и так до Кошачьего глаза.

Во время прошлогодней экспедиции мы сделали несколько небольших, но важных открытий. Оказалось, что Кошачий глаз на самом деле – это не пересохший пруд вблизи так называемого Царского села, а небольшой круглый водоем диаметром метров 20 чуть выше по течению, спрятанный в густых зарослях. Судя по всему, он имеет явно искусственное происхождение, о чем говорят и форма, и бетонный желобок, по которому вода поступает. Самое интересное, что попытка установить, есть ли выток воды, не удалась, слишком густые заросли, но в большой Кошачий глаз вода может поступать только отсюда. Кстати, через желобок перекинут мостик из нескольких железнодорожных шпал, а на другом берегу на земле виднеется хорошо утоптанный круг со следами лошадиных копыт…

Все пространство балки, начиная от уже практически высохшего большого Глаза до маленького и дальше, покрыто густой растительностью, настоящими джунглями, то есть камышами в два человеческих роста и вербами, что свидетельствует о наличии большого количества влаги. Растительность четко указывает на то, что когда-то здесь было несколько водоемов, разделенных земляными дамбами.

Если пройти немного выше, то мы обнаружим еще одну дамбу между двумя заросшими ставками, причем отмечаем, что, по сравнению с прошлым годом, водоем, расположенный выше, пересох еще больше – там, где была вода, теперь илистое дно со следами каких-то животных. Ниже дамбы местными «небайдужими» обустроен исток двух ручейков, вытекающих из-под крутого берега, но через несколько метров ручей просто растекается по поверхности, покрытой густой растительностью, и пропадает в непроходимых джунглях. Впрочем, не пропадает, а в каком-то месте попадает в бетонный желобок, питающий водой уже упомянутый малый Кошачий глаз.

Поднимаясь выше по балке, видим те же сплошные заросли камыша, скрывающие еще один бывший водоем, и выходим на дамбу, за которой находится первый в каскаде Солдатских ставков. Даже одного взгляда достаточно, чтобы увидеть, насколько он обмелел по сравнению с прошлым годом. На поверхности появились острова, которых не было, да и визуально глубина на средине не больше полуметра. В поисках перетока воды в нижний ставок мы легко прошли там, где раньше пройти не могли, – настолько понизился уровень воды и высохло дно. Другими словами, вся эта гидросистема уже давно перестала быть сообщающимися сосудами, и высыхание ставков по отдельности – дело решенное. Кстати, рыбаки, которые пытались что-то «ущучить», сказали, что еще пару лет назад здесь можно было плавать…

Мечтать не вредно?

О причинах исчезновения водоемов известно давно, и здесь все это тем более очевидно. Когда течение реки или ручья перекрывают дамбами, река утрачивает способность к глубинной эрозии русла, открывающей водоносные горизонты. Со временем берега зарастают камышами и другой растительностью, которая позже покрывает все зеркало, растения ежегодно отмирают и заиливают дно, а через несколько десятков лет процес становится необратимым. Все это мы видим на примере Ингула выше Кропивницкого, где русло уже практически исчезло, и вот этих самых Солдатских ставков вместе с Кошачьим глазом.

Вывод неутешительный, и не только по поводу исчезновения водоемов. На самом деле здесь нет никакой рекреационной зоны, а есть территория, заросшая абсолютно сорными дикорастущими деревьями, засыпанная мусором, местами выгоревшая, причем речь идет о местности, практически вплотную прилегающей к северо-восточной части города – от верхнего Солдатского ставка до улицы Короленко в районе четвертой больницы всего километра полтора, или 10-15 минут пешком.

Если представить эту дорогу в виде оборудованной лавочками и освещенной аллеи, пролегающей сквозь ухоженный дендропарк прямо к убранным берегам каскада глубоководных (!) ставков – можно смело говорить о новом любимом месте отдыха горожан. Но, как говорится, мечтать не вредно…

 Не царское это дело!

Перечисленные нами проблемы каскада Солдатских ставков и так называемой Лесопарковой зеленой зоны – это только одна часть дела, так сказать, природная. Есть же еще и цивилизационная, или, как сейчас принято говорить, человеческий фактор, состоящий из некомпетентности, равнодушия, жадности, глупости, недальновидности и других подобных черт нашего характера. Это прямо касается большого Кошачьего глаза.

Как мы помним, этот водоем появился вследствие строительства дамбы в середине 60-х годов прошлого столетия, а уже в середине 80-х здесь началось строительство поселка, получившего в народе название Царское село. Кто разрешил строительство в рекреационной зоне, теперь уже неважно, важно то, что застройка ускорила процесс заиливания ставка, поскольку препятствовала попаданию в него дождевых и талых вод. А поскольку люди строились фундаментально, то и вред «довкіллю» был с каждым годом все ощутимее.

В конце концов, совокупность всех факторов привела к тому, что десятилетиями смываемый с верхних ставков ил и остатки вод­ной растительности заполнили ложе водоема, превратив его в огромный испаритель. В последние, особенно засушливые годы ситуация усложнилась, и дно обнажалось все больше и больше. Сегодня можно констатировать, что Кошачий глаз ослеп почти окончательно, ведь воды в нем осталось разве что в прорытой по периметру траншее. Кто-то говорит, что именно попытка углубить дно таким образом и привела к окончательной утечке воды, но на самом деле траншея аккумулировала воду, иначе она бы просто испарилась с поверхности.

Надо сказать, что после прошлогодней публикации «УЦ» не получила хоть какой-то официальной реакции ни от должностных лиц города, ни от «посадовців» областного уровня, хотя при областной государственной администрации есть как бы дежурные по вопросу, назовем их поименно: Региональный офис водных ресурсов в Кировоградской области и Департамент экологии, природных ресурсов и топливно-энергетического (так на сайте) комплекса ОГА.

 

Все возможно?

Название Царское село этому району города народ дал не случайно, поскольку он сполшь застроен добротными особняками, а некоторые улицы и вовсе перегорожены шлагбаумами. Как сказал случайный прохожий, здесь живут «все – и главный прокурор, и главный налоговик», но в целом прохожие не отличались желанием поговорить на тему, как спасти водоем.

Вместе с тем наличие той же траншеи, бетонного укрепления дамбы и детской площадки с кусочком набережной говорит, что неравнодушные люди здесь есть, и мы их нашли! Это руководитель транспортной компании Василий Рубан, который подтвердил, что именно он с 2014 года занимался обустройством набережной и пытался спасти водоем. Он рассказал, что несколько лет тому назад привлек деньги, на которые оборудовал детскую площадку, обустроил часть набережной, занимался обрезкой старых тополей вдоль дамбы, организовал прокладку траншеи. Причем все это делалось не благодаря поддержке вышеупомянутых служб, а вопреки.

Дело в том, что сначала планировалось очистить от ила всю площадь, но пришлось ограничиться траншеей, потому что легче утонуть в огромном количестве чиновничьих разрешений, экспертиз и согласований, чем реально что-то сделать. Свою лепту в прекращение благих намерений внесли и так называемые общественники. Василий Рубан говорит, что, когда он с большим трудом нашел автовышку (не бесплатно), чтобы обрезать и омолодить старые, опасные тополя, шум подняла небезызвестная защитница деревьев из Кропивницкого, что тоже не добавило энтузиазма. На этом работы по спасению Кошачьего глаза и прекратились.

Можно было бы на этой печальной ноте заканчивать материал и надеяться на осенние и зимние осадки, но у нас есть не просто вишенка на торте, а самый настоящий торт!

Василий Рубан говорит, что он не оставляет надежды на спасение водоема: «В останні спекотні роки ситуація ускладнилася, але ми ходили дивитися в самі очерети, де замулені джерела. Там волого, тобто потрібно розчищати витоки джерел. Ми знайдемо однодумців, кошти, але все впирається в чиновників. Я знайшов фірму, яка б взялася за вивіз мулу й так далі, але вони кажуть, що без дозволів не можуть навіть наблизитися до берега. Озера потрібно врятувати, є можливість, є ресурси, є громадськість, є план оздоровлення».

Оказывается, все не так запущено, хотя и сложно в то же время. Может ли оказаться, что областные чиновники, увлеченные президентским «Большим строительством почти построенных малых объектов», найдут время на этот проект? Хочется надеяться, что новое руководство Кировоградщины все же обратит внимание на действительно большое и нужное дело – спасение каскада Солдатских ставков и Кошачьего глаза, и это было бы по-настоящему амбициозным проектом.