Памяти Игоря Иванченко

14:34
792
views

Ушел из жизни Игорь Иванченко, ветеран, афганец, участник войны на Донбассе, летчик, депутат городского совета Кировограда 6-го созыва, глава городской Ассоциации ветеранов Афганистана и АТО. Награжден орденом Богдана Хмельницкого 3-й степени. На его долю выпало столько испытаний, столько несправедливости, что на взвод хватило бы… Ему было всего 55 лет.

Всю свою жизнь он мирно работал – на «Запорожстали», Кировоградской таможне, в ДОСААФе, на Ингульской шахте. Был заместителем главы областной организации ВО «Батьківщина», избирался депутатом. А потом началась война. Вот как он сам рассказывал свою историю:

«Гражданская специальность у меня – инженер-электрик, а военных две – летчик-истребитель и штурман вертолета. Я офицер, поэтому добровольно ушел в армию. Просился с первых дней, еще когда начались пресловутые события в Крыму, предшествовавшие его аннексии, но меня не взяли. Сказали, что летчики там не нужны. Еще одной причиной отказа был возраст. Мне тогда было 49. И до контузии у меня было идеальное здоровье.

Когда началась война на востоке, согласились принять в армию, но переучили на зенитчика. Призвался я 31 января 2014-го, прошел обучение в Харькове и до августа 2015-го воевал в зоне антитеррористической операции во всем известной девяносто третьей бригаде, был командиром зенитно-ракетного взвода.

3 августа я вернулся из госпиталя и еще не успел принять взвод, им командовал мой заместитель. Он получил приказ стрелять из зениток. Через некоторое время враг открыл мощный обстрел в ответ, во время которого меня контузило. То есть проблема в том, что этот обстрел вызвали мы сами, потому что кто-то сверху отдал преступный приказ. Это, по-моему, было чистой воды предательство, потому что делалось для того, чтобы открыть наши позиции врагу нештатной зениткой, которая нигде не учитывается. А это криминал. Поэтому этот обстрел даже не зафиксировали в журнале боевых действий, официально его не было, а значит, как я получил контузию – непонятно. Я обращался по этому поводу в военную прокуратуру, но безрезультатно. Ребят заставили дать ложные показания, а я оказался как кость в горле. Из меня делали дурака, который неизвестно где и как получил контузию.

Несмотря на то, что меня комиссовали и я не служил и не командовал взводом, меня долго не увольняли. А потом заставляли задним числом передать взвод, по которому считалась большая нехватка боеприпасов и техники, которая возникла в мое отсутствие. Не потому, что кто-то воровал, а потому что не велось учета. Просто военная прокуратура проводила проверку, и кому-то нужно было отвечать. Комбат решил, что это должен быть я, поэтому меня специально не увольняли».

Больше года Иванченко пытался получить статус участника боевых действий и награду, которую ему присвоил Президент.

Потому что в справке о контузии указали, что ее он получил не при «защите Родины», что было бы основанием для получения статуса инвалида войны, а «во время несения службы», а при несении службы можно получить контузию и за тысячу километров от передовой…

Больше года продолжалась эта история с душком, пока наконец-то при помощи юристов и городского и областного военкоматов Иванченко уволили, а после обращения в Администрацию президента прислали орден.

Но здоровье было основательно подорвано. Начала отказывать рука, открылись еще десятки болячек. Умер от острой сердечной недостаточности. Несправедливость и неурядицы тому тоже виной, не одна контузия. Из-за непризнания статуса Иванченко не мог получать пенсию, по состоянию здоровья не мог работать. Жил поддержкой друзей.

Потом началась общественная работа по поддержке своих – его тоже в свое время поддержали. Все опрошенные АТОшники как один говорят: мужик.

Но лучше будем помнить его в той, нормальной жизни. По воспоминаниям коллег по депутатскому корпусу, был ответственным и принципиальным депутатом городского совета. Во всех местах, где работал, оставил о себе добрую память.

Хороший был человек. Но война и мир несправедливы и забирают и хороших людей. Светлая память.

Редакция «УЦ».