«Он засыпал со скрипкой под подушкой…»

15:14
1125
views

Есть в нашем городе юный талантливый скрипач по имени Миша Солонченко. В свои 18 лет Миша – артист камерного оркестра «Концертино» и победитель множества музыкальных конкурсов. Это тот редкий случай, когда безо всякого преувеличения можно сказать: дар был дан ему с рождения. Каждый концерт с его участием – это нечто потрясающее.

Журналистка «УЦ» пообщалась с теми, кто непосредственно причастен к успеху и становлению молодого скрипача – его мамой, бабушкой, первой учительницей, директором музыкальной школы и художницей, создавшей мурал на заднем дворе школы с изображением маленького Миши.

– Любовь к музыкальному искусству у Миши была, мне кажется, с самого рождения. Когда он был маленьким, я укладывала его спать и пела колыбельные, но вместо того, чтобы засыпать, он слушал песни и каждый раз говорил: «Бабушка, ещё, ещё!» А я ему уже весь репертуар исполнила! И на стихи Чуковского, и Маршака, и Чарской, и даже из «Евгения Онегина», а он всё слушал и не засыпал. Когда ему было 2 года, в это время как раз проходила «Оранжевая революция», мы пришли с улицы, и он вдруг вскочил на журнальный столик и запел «Ще не вмерла України ні слава, ні воля…»!

Как-то был ещё один случай. Когда Миша ходил в детский сад, туда пришла девочка со скрипкой, и он попросил подержать инструмент в руках. Миша взял скрипку и с таким восторгом прижал её к груди, а потом поцеловал… Это было его первое объяснение в любви скрипке. В 2008-м году он поступил в музыкальную школу и уже был неразлучным с инструментом, а бабушка свою роль тоже выполняла – сидела каждый день с ним на занятиях. Мне уже в шутку говорили: «Может, вам кровать сюда принести, и вы будете жить здесь?» А я сидела с ним, потому что боялась, что он как мальчишка мог убежать… Он всегда был чувствительным к звукам. Когда включали стиральную машину, он обычно дрожал, и ему это не нравилось, зато на нежные и красивые звуки откликался сразу… – вспоминает бабушка Миши Наталья Всеволодовна.

– Традиционно в конце каждого учебного года (за исключением этого сложного года с пандемией) наша музыкальная школа имени Генриха Нейгауза посещает детские садики с концертами и набирает детей для дальнейшего обучения. После одного из таких концертов через какое-то время ко мне привели этого маленького мальчика… Кто такой Миша? В школе я работаю почти 30 лет, и, как у учителя, у меня, наверное, где-то в подсознании уже заложены определенные критерии оценивания детей, которые касаются не только наличия слуха, музыкальной памяти и чувства ритма ребенка. Миша – это олицетворение солнца. Он действительно очень похож на мальчика, изображенного на мурале в дворике нашей школы. Он попал ко мне в 6 лет. Я сразу заметила, что он – индивидуум. И, что самое поразительное, с первых уроков он начал всё делать правильно: правильно ставить пальчик, интонировать нотку… И, когда на первом уроке всё было правильно, на втором точно так же, я поняла, что нужно проводить разговор с родителями о том, что в ребенке присутствуют более глубокие одаренности, чем у остальных детей.

Как показывает практика, невозможно добиться результата, если в лодке не плывут трое. Это – прежде всего учитель, потом ученик и его родители. Мы должны все быть заинтересованы. Мало одного желания ребенка или учителя, важен также и домашний контроль. И я бесконечно благодарна всем высшим силам, которые только существуют, за то, что Миша попал именно в мой класс. Таких детей не забывают. Они остаются на всю жизнь в душе и становятся членами семьи. Ты даже своих детей порой отодвигаешь на второй план, потому что полностью поглощаешься этим ребенком.

Миша – это ребенок, которого обожали в музыкальной школе все. Он очень ответственно относился к урокам, хотя всегда был весьма харизматичным и неординарным мальчиком. Маленькой личностью. Ему нельзя было делать замечания, всегда нужно было подобрать очень тонкую нить, чтобы он даже не почувствовал, что делает что-то не так. С детства Миша отличался особой амбициозностью. Был такой предмет «Композиция», на нем Миша сочинил потрясающие вариации, но потом отказался ходить на этот предмет, потому что должен был сам играть свое произведение. Он же рассчитывал, что это будет делать какой-то известный артист, поскольку понимал, что ещё не сможет исполнить его концертно сам. Эти амбиции ему и помогали достигать многих результатов.

С Мишей мы объездили, пожалуй, все города Украины, а в Киеве мы вообще практически были прописаны. Он получил третье место на серьезном всеукраинском конкурсе «Класичний меридіан». Это очень высокий результат. К тому же важно не забывать, что Миша – ученик простой музыкальной школы, не специализированной, не профильной, не «десятилетки». И было очень приятно, когда председатель жюри этого конкурса сказал, что у Миши очень хорошая школа. И для меня, как для учителя, жизнь которого проходит за кулисами, всегда огромная гордость и счастье видеть своих учеников на сцене, а Миша – это самое яркое пятно, которое у меня только осталось в душе… На самом деле с ним было связано столько чудесных и потрясающих историй, что можно целую книгу написать! Ещё Миша был невероятно ласковым ребенком. Бывало, взберется на руки, обнимет и говорит: «Я вас люблю», и в этот момент я понимаю, что должна что-то сделать для этого ребенка… – делится первая учительница Миши Татьяна Валерьевна Сапрыкина.

– Уже с третьего класса у Миши было много сольных концертов, а это весьма серьезная форма работы. Это прекрасный ребенок, и я очень рада, что он поступил в музыкальный колледж. Всегда приятно, когда такие выпускники продолжают обучение и становятся музыкантами. Миша является победителем множества конкурсов – и всеукраинских, и международных. Родители и бабушка его всегда поддерживали, так же, как и мы с Татьяной Валерьевной. По натуре Миша очень свободолюбивый и всегда делает то, что считает нужным. Он не просто хорошо играет и любит музыку, но есть в нем ещё какая-то харизма. Он играет так, что все хотят слушать его музыку и наслаждаться ею, – отмечает директор музыкальной школы №1 имени Генриха Нейгауза Евгения Викторовна Малявкина.

– На мурале я нарисовала Мишу. У меня сразу возникла идея, что там должна быть скрипка, а кто у нас в городе скрипач? Конечно, Миша! С ним мы познакомились на съемках клипа, когда я была директором художественной школы. Он тогда как раз был таким маленьким мальчиком со скрипкой, как на мурале. Я его, конечно же, знала, попросила его маму сбросить фотографии и с них нарисовала. Идея мурала возникла за одну ночь, и она состоит в том, что Бог – это дирижер, а мы – исполнители, и вот Миша – это олицетворение человека на земле, который исполняет волю Бога. Миша Солонченко – это, безусловно, гордость нашего города, талантливейший и удивительный мальчик, – рассказывает художница и автор мурала Анна Геннадьевна Иванова.

– К музыке Миша пришел неожиданно для всех. Мы пробовали и спорт, и другие разные виды деятельности, но в 5 лет он сказал, что будет играть на скрипке. Мы посмеялись, потому что Миша был гиперактивным ребенком, и было сложно представить его со скрипкой, тем более это такой совершенно непростой инструмент. Когда он впервые пришел в музыкальную школу (это было в конце весны), ему дали совсем маленькую детскую скрипочку на лето. Я думала, что за три месяца он поиграет и забудет про свое желание учиться в музыкальной школе, но не тут-то было: он клал эту скрипку под подушку и с ней засыпал, всюду фотографировался с ней, а когда пришел сентябрь, его намерение учиться играть на этом инструменте никуда не делось. Мы прошли прослушивание, его, к моему величайшему удивлению, отобрали. Ему дали маленькую скрипку, но в скором времени так случилось, что он на неё сел и благополучно разбил. Были слезы, но из школы его никто не выгнал, потом купили новую скрипку. Прошло ещё полгода, я не особо заморачивалась на этот счет, ходит себе ребенок на занятия и ходит, но пришло время академконцерта, в который включили 6-летнего Мишу, хотя обычно маленькие дети не участвуют в академконцертах, потому что, как правило, ещё боятся публики и сцены. Но наш кроха не имел особого страха перед сценой и играл Моцарта! Конечно, перед концертами он переживает, но всегда может мобилизоваться, собраться и выйти сыграть, даже когда он болен или чем-то расстроен. Сейчас он не представляет своей жизни без музыки. Мы едем в поезде и слушаем в течение пяти часов какую-то оперу, обедаем – и слушаем симфонию.

Я бы хотела высказать слова благодарности музыкальной школе. У этой школы какая-то уникальная аура. Дети чувствуют себя здесь, как дома. Когда Миша говорит «моя школа», он имеет в виду именно музыкальную школу. Здесь детям дается полноценное всестороннее развитие: фортепиано, вокал, театр… В судьбе Миши музыкальная школа сыграла решающую роль. Большое материнское спасибо также преподавателям музыкального колледжа. К сожалению, в городе и области мало внимания уделяется этому направлению. У Миши есть мечта, чтобы в центре Кропивницкого была афиша музыкального колледжа. Он ходил в горсовет с этой идеей, и её поддержали, но потом наступил карантин – и всё отложилось. В колледже очень интересные коллективы и солисты, но никто о них толком не знает, потому что в городе нет ни афиши, ни качественного промоушена.

Мне хочется обратиться ко всем родителям, дети которых хотят учиться музыке. Не отмахивайтесь от этого, а всё время помогайте ребенку! И ещё знайте, что у каждого ребенка наступает такой период, когда у него появляется полное неприятие, он говорит, что не может и не хочет заниматься музыкой. У нас было такое через 2-3 года обучения. Но это важно преодолеть и идти потом дальше.

Был период, когда мне приходилось просто заставлять Мишу заниматься скрипкой. Я пришла к преподавателю и спросила: будет ли из него толк? Мне сказали: «Да». Оказывается, у него абсолютный слух, а мы могли бы об этом даже не узнать, и сколько на самом деле таких детей, которые и понятия не имеют, что у них абсолютный слух! Он слышит и чувствует музыку, любит сольфеджио и все остальные предметы. В своих мечтах я представляла, что он будет доктором, но будем надеяться, что он станет дирижером симфонического оркестра! – говорит мама Миши Ольга Вениаминовна Солонченко.

Посчастливилось нам пообщаться и с самим Мишей.

– Миша, ты помнишь, с чего вообще началось твое увлечение музыкой?

– Началось всё с того момента, когда мама водила меня на концерты в филармонию. И так, наверное, повезло в жизни, потому что в соседнем дворе жила семья Хилобоковых, наши родители были знакомы. Помню, когда после концерта Наталья Юрьевна Хилобокова вышла и складывала инструмент, я подошел, посмотрел, не помню, держал или не держал скрипку, но мне понравилось, и потом в скором времени я пошел в музыкальную школу.

– Что можешь сказать о времени обучения в школе?

– В музыкальной школе было легко. Сложным переломным моментом был первый курс колледжа, потому что там совершенно другой процесс. Если в школе ребенок мог кое-как выехать на своем таланте, то в училище это уже особо не помогает: если систематически не занимаешься, результата не будет. Один день не поиграешь – и уже теряешь форму.

– Какие музыкальные произведения тебе больше всего по душе?

– Скрипичные концерты. У меня 4 любимых: концерт Сибелиуса, концерт Чайковского, концерт Шостаковича и концерт Брамса. Это масштабные произведения крупной формы. Один из этих концертов мне даже посчастливилось сыграть полностью. Есть ещё немало любимых пьес, но перечислять не буду, поскольку их слишком много.

– Помнишь свое первое серьезное произведение?

– После того как выпустился из школы, я ещё в течение года ходил на дополнительные занятия к Наталье Юрьевне, чтобы поступить в училище. Тогда мы играли первую часть концерта Мендельсона, это было сложно, но тогда я почувствовал, что такое действительно более высокий уровень.

– Что для тебя в целом музыка?

– Музыка для меня – это, прежде всего, то, чем я хочу заниматься по жизни. Без этого я никак. Когда куда-то еду, то в наушниках музыка со мной всегда. Есть два жанра, которые я слушаю постоянно: на первом месте, конечно, классическая музыка, а на втором – рок, причем совершенно любой, от советского и русского до зарубежного. Музыка со мной везде: и работаю я артистом оркестра, и учусь по специальности «Оркестрово-струнное музыкальное искусство», и по жизни всегда слушаю и люблю музыку.

– Насколько влияет на твое мастерство слушание классической музыки?

– Очень влияет. Чтобы сформировать образ произведения, нужно слушать его в разных исполнениях. Тот же концерт Сибелиуса играют совершенно по-разному, и из этой кучи всего нужно что-то взять себе на вооружение, а что-то откинуть и таким образом создать свое видение. К сожалению, для многих обычных людей классическая музыка не является чем-то интересным, хотя это – базис всей музыки. У меня есть ученик по одному из предметов, и мы с Натальей Юрьевной выбрали ему произведение и сказали: «Илюша, посмотри, в каком году родился композитор». Он посмотрел и немного задумался, когда узнал, что композитор родился в 1668-м году, то есть больше 350-ти лет тому назад… Мы сказали ему: «Правильно, задумайся о том, почему же эту музыку играют до сих пор уже четвертое столетие подряд?» Поэтому классика всё-таки вечна.

– Твоя самая большая мечта?

– У меня есть одно большое желание: помимо того, что я хочу быть скрипачом, я хочу стать дирижером. У нас это отлично поддерживается, есть предмет «Дирижирование», и хотелось бы выйти с каким-то мировым оркестром, возьмем самую вершину – Берлинскую филармонию – сыграть соло и продирижировать этот оркестр. Вот такие две мечты.