COVID-19: истории болезни

13:38
1590
views

«Ковидные» койки и отделения, «ковид-карантин», в конце концов, «ковидиоты»… Эти слова мы употребляем в речи очень часто, угрожающе часто. Неужели мы все должны переболеть?

Специалисты утверждают, что от коронавируса можно уберечься, если беречься. А если у вас не «корона», а вирусная пневмония, больные которой активно заполняют койки стационаров? Внимательно прочитайте истории болезней двух наших близких людей и сделайте выводы. Коронавирус не так далеко, как вы думаете. Он рядом, и он коварен. И чиновники от медицины почитали бы. Особенно вторую историю. Особенно в части оказания первичной помощи и ожидания результатов ПЦР-теста.

Коронавирус

Александр Редозубов – известный тренер ДЮСШ «Инваспорт», заведующий кафедрой физической и психофизиологической подготовки летной академии. Человек спортивный, ведущий здоровый образ жизни, без вредных привычек, предпочитающий здоровое питание и травяные чаи.

– Мне приятнее рассказывать о победах моих воспитанников на соревнованиях. Но о болезни, особенно такой коварной, я должен рассказать. Обычно я не меряю температуру, а тут вдруг мне стало нехорошо, почувствовал слабость и решил измерить. Оказалось 38,5. Позвонил знакомому доктору, тот рекомендовал показаться врачу в поликлинике. На следующий день я был на приеме, и меня отправили на КТ. Результат – двустороннее воспаление легких. И с этим результатом меня направили в больницу на Валы.

Там я был утром следующего дня. В больнице сказали, что мест нет и чтобы я ждал до вечера. Вечером таких, как я, было человек двадцать. Оказалось, что каждому пациенту с подозрением на коронавирус предоставляют отдельную палату. Утром берут ПЦР-тест, а вечером, по итогам результата теста, переводят или в инфекционное отделение, или в терапевтическое. Поэтому к вечеру палаты освобождаются.

Меня положили в отдельную палату и тоже до получения результата анализов. Я там переночевал, и утром мне вынесли вердикт: COVID-19. По моим наблюдениям, из трех, сдавших тест, у двоих – пневмония, у одного – ковид. Я поразился, откуда столько пневмоний. Может, анализы недостоверные? Но у кого коронавирус не выявляли, люди выздоравливали максимум за десять дней. Меня же лечили очень долго.

Меня госпитализировали 1 октября. Через день я был переведен в инфекционное отделение. Палата четырехместная. Я понял, что нас подбирали примерно по возрасту, по времени и течению заболевания, чтоб только что заболевшие не заражали тех, кто уже выздоравливает. И нам запрещали выходить из палат, общаться с другими пациентами. Если крайне необходимо выйти – обязательно в маске.

Течение болезни у каждого было свое. Я первую неделю нормально себя чувствовал. Со мной в палате лежал дедушка под восемьдесят лет, ему даже ставили аппарат ИВЛ. А потом он быстро пошел на поправку и выписался. У меня на вторую неделю поднялась температура – до 39-ти. Утром – три капельницы, вечером – две, и еще одна на ночь через день. Флексюля два дня выдерживала, а потом забивалась, и ее меняли. Вены становились хрупкими, часто лекарство шло под кожу, образовались гематомы.

Врачи молодые, но очень внимательные. Медсестричкам надо памятники ставить. Они в этих защитных «скафандрах», им тяжело, но к каждому подойдут, сделают процедуру. Умнички, искали, куда меня уколоть, делали это наименее болезненно, насколько это было возможно в моем состоянии.

Пока держалась температура, мне меняли антибиотики – подбирали. «Ковидных» лечат по протоколу и бесплатно. Только к концу недели у меня нормализовалась температура, и доктор сказала, что мне капали самый сильный антибиотик. А если бы он не помог – я покупал бы какое-то дорогостоящее импортное лекарство. Но все обошлось.

Получилось так, что те, с кем я поступил, и даже кто поступил позже, выздоровели и выписались, а я все еще оставался в больнице. Вторую неделю чувствовал себя буквально овощем – все время лежал, не было сил даже сидеть, тем более ходить. Не мог сделать глубокий вдох – болело в груди. Но при этом насыщение крови кислородом не опускалось ниже 96-ти. На 12-й день сделали тест – все еще был «ковид». На 15-й день «короны» уже не было. А еще один, контрольный, тест показал, что я избавился от вируса. Но в легких были хрипы. КТ показала двустороннее воспаление легких…

Понятно, что меня уже не могли оставлять в «ковидном» отделении. А в терапии мест нет. Как-то мне сказали собрать вещи и выйти во двор. Там стояла «скорая», на которой меня отправили в третью больницу на Паученко. Там продолжились капельницы и уколы. И я с каждым днем чувствовал себя все лучше. Там я пролежал десять дней. Рентген показал чистые легкие, и меня выписали. Анализы были настолько хорошие, что меня выписали прямо на работу. Я не возражал.

Рекомендовали больше гулять, делать зарядку, надувать шарики, чтобы разрабатывать легкие. Все это я активно делал. А через дней пять у меня начало болеть одно легкое. Я ощущал боль, хотя говорят, что в легких нет нервных окончаний, и они не болят. Я обратился к терапевту, и доктор определила «жесткое дыхание». Рекомендовала антибиотики. Но я пропил отхаркивающие средства, и боль ушла.

Сейчас чувствую себя неплохо. Но опасаюсь, потому что сказали, что рецидивы могут быть. Все мое окружение, включая дочку и внука, с которыми я тесно общался, к счастью, от меня не заразились. Кафедра моя здорова. Курсанты моих групп здоровы. В моей теннисной «тусовке» никто не заболел. Откуда же я это взял? Часто задаю себе этот вопрос. Очевидно, моя небрежность, беспечность. Признаюсь, что носил маску под носом. Сейчас соблюдаю все карантинные правила и настоятельно рекомендую это делать всем.

Вирусная пневмония

Марина Здитовецкая работает в нашей редакции. Мы много лет не просто сотрудничаем, но и дружим, поэтому часто бываем в одних и тех же компаниях и тусовках. Из всей редакции ей одной (пока что, но тьфу, тьфу, тьфу!) случилось пережить ад вирусной пневмонии.

– На работе, это была пятница, почувствовала недомогание и померила температуру – 37,2. В выходные температура держалась на уровне 37,5 – 37,8. Пропало обоняние, чувствовала слабость, не было аппетита. Позвонила семейному врачу, оказалось, что он болеет, но посоветовал сделать КТ и сдать ПЦР-тест. И якобы это все можно сделать в пятой поликлинике.

Утром я напилась таблеток и пошла в поликлинику. В кабинете дали градусник – 37,3. Сказали, что температура невысокая. Два с половиной часа я была в очереди на тест. Замечу, что это был вторник. А ответ мне обещали сообщить в следующий понедельник. Потом зашла к врачу, которая меня послушала, сказала, что хрипов нет, и спросила, что я принимаю. Я сказала, на что услышала: «Продолжайте это пить. КТ вам делать не надо, у вас все хорошо».

Результаты теста я узнала в пятницу. Он был отрицательным. Но мне плохо, и я начинаю принимать антибиотики – знакомая врач посоветовала. Я сама себе колола. К выходным температура поднялась до 39,5. Все это время я практически не спала.

Я, в принципе, знаю, что «ковида» у меня нет – тест показал, но мне плохо: появился кашель, я задыхаюсь. В понедельник я снова иду в поликлинику. Снова тест, определяют уровень кислорода в крови, и аппарат показывает 73. А меня слушают стетоскопом, говорят, что все в норме, и рекомендуют сделать КТ, без которой меня ни в одну больницу не примут. А на КТ в городе очередь. Я записываюсь на вечер вторника. И мне врач говорит, что только по результатам томографии я смогу вызвать «скорую». При этом, зная сатурацию, которая оказалась 73, людей в очереди просили меня пропустить, потому что я «тяжелая больная»…

Не знаю, как доехала домой. Я задыхалась. Позвонила знакомая, которая врач, узнала о моем состоянии и сказала, чтоб немедленно вызывала «скорую». Я туда позвонила, но мне ответили, что должен быть электронный вызов из поликлиники, иначе не заберут и не отвезут. Что делать? Спасибо друзьям, которые меня «контролировали» по телефону. Сказали, что в первой больнице с такой сатурацией меня немедленно примут. Тут и «скорая» подъехала. И меня отвезли.

Измерили температуру, уровень кислорода и предложили пройти в отделение, а я уже не могу идти. На тележке меня повезли в инфекционное отделение, где я пробыла двое суток. Дышала кислородом через маску… Я не все помню – такое у меня было состояние. Понимала, что повышают сатурацию, но она никак не доходила до девяноста. Да, сделали повторный тест, и он снова был отрицательным. Потом перевели в реанимацию, подключили стационарный кислородный аппарат и дали такое давление, что я думала, у меня глаза вылезут. Но я начала дышать и по глазам доктора поняла, что это нормально. Потом давление нормализировали, и я успокоилась оттого, что я дышу.

В реанимации я была неделю. Потом меня должны были перевести в терапию, но она переполнена, поэтому меня перевели в неврологию – «чистое» отделение. Через два дня я «переехала» в третью больницу на Паученко.

Всю информацию о моем состоянии и лечении получали мои дети. Они и платили за лекарства. Уже потом я узнала, что было поражено 95 процентов легких. А еще я примерно прикинула, сколько детям стоило мое лечение: когда уже сама смогла пойти в аптеку и купить назначенные препараты, один флакон лекарства стоил 2,5 тысячи гривен…

Когда я лежала, просто смотрела в потолок и плакала. И мне было страшно осознавать, что я не смогу дышать без маски. Аппетита не было. А потом, когда пошел процесс выздоровления, мне вдруг так аппетитно запахла больничная похлебка! Мне казалось, что я не ела ничего вкуснее этого супа с картошкой и пшеничной крупой. Уверена, что это и есть настоящий признак выздоровления. До этого я только хотела пить.

В третьей больнице врач мне сказала, что начинаем лечить воспаление легких. Не знаю, что мне делали в первой. Может, спасали легкие. Может, «побеждали» коронавирус, который тест не показал. Не знаю. Но уже здесь ежедневно мне становилось лучше. Итоговый рентген – все нормально, но на легких рубцы. Гуляю, дую шарики…

Я очень благодарна врачам, медсестрам и санитарочкам. Они все борются за жизнь пациентов. Они все милосердные – это самое главное. И я думаю, что у меня был «ковид». Врач – в защитном костюме, медсестры, санитарки – тоже. Почему тест его не показал, вопрос не ко мне.

Что посоветовать, рекомендовать здоровым? То, что мне говорил лечащий врач. Вы зашли в лифт, в котором за двадцать минут до этого ехал инфицированный, нажали кнопку, а дома не помыли руки. Достаточно, чтоб заболеть. И еще желательно раствором соленой рапы обрабатывать рот, нос и те же руки. Не заболевайте! Это страшно.

Вчера мне позвонила соседка по палате и сказала, что уже после того, как я выписалась, у оставшихся больных вирусной пневмонией взяли анализ на антитела. И у всех они были…